Чернова В.Ф.
15.07.2013 г.

  На главную раздела "Эзотерика"





          Грусть не проходила. Да что там грусть, просто больно. Больно и ужасно одиноко. Ни Женькины ухаживания, ни Светлана, ни Ленка, ни Татьяна, никто! Никто не мог заменить ей Виктора. Даже Заветов! А Заветова она вообще считала основным виновником разбитого сердца.

          «Хомяки» расселись в четыре плотных шеренги для медитации. Зажгли свечи и сандаловые палочки. Между рядов ходили Эмма Петровна и Борис, голосом озвучивая «вход» в медитацию. Сначала Жанна слушала их, потом ей стало неудобно сидеть — тощая Ольга лежала своим костлявым плечом на ее бедре. Ерзать было нельзя — нарушались плотность и общий строй.

          — Оля! Мне больно, убери плечо с моей ноги, — тихо попросила Жанна. Но Ольга уже «отъехала» в какие-то дали, за горизонт, даже не шелохнулась. Жанна выругалась про себя и стиснула зубы. Ей страшно захотелось вылезти отсюда. В строю «вышедших в астрал» слышались гортанные звуки, несвязанные в слова слоги и буквы. Кто-то из рядов начал кудахтать на странных наречиях, ему отвечали на языке неземных цивилизаций. Середина, конец и начало шеренг обрели взаимопонимание и трещали кто во что горазд. Но Жанне не было смешно. Она отключилась от боли в ноге и на время провалилась в никуда. Потом она очнулась. В каком-то рваном темно-коричневом платье. Два здоровенных мужика держали ее за руки, избитую и окровавленную, на большой площади. Ее ноги были босы и у щиколоток болтались обрывки цепей. Она с трудом подняла голову и увидела впереди себя злорадные лица знакомых горожан. Им очень хотелось кинуть в нее камнем или пнуть, но сдерживала огораживающая площадь цепь.

          —  Попалась! Ведьма!

          Жанна едва переступала ногами. Она знала, что скоро все кончится, она войдет в огонь и боль быстро отступит. Темно-каштановые длинные волосы кольцами падали на грудь, закрывая разорванное платье. На красивом лице с тонкими чертами застыла нечеловеческая мука. Любопытные взгляды провожали высокую, стройную фигуру, идущую на костер. А огонь уже облизал стопы и весело понесся вверх. Она не смогла удержать стоны. Ей было всего восемнадцать лет. Но треск горящих веток успел унести ее крик от зевак. Повсюду разнесся запах горелой плоти. Когда от ведьмы остались одни глаза, они почернели и увеличились втрое. Глаза почему-то не горели, а вознеслись над пламенем. Напротив пепелища, на высоком стуле все еще сидел ее палач. Он медленно встал и так же медленно покинул зрелище.

          Нога уже не болела, но Жанна все равно заревела. Ей стало наплевать, кто она, и вообще, она ли это. В горле застревали звуки. Тогда она просто стала орать: а-а-а, у-у-у, ы-ы-ы. Наконец, зарычала. Гортань напрягалась, и голосовые связки быстро сели. Жанна осипла и впала в забытье. Оттуда, из забытья, очень тонким, не своим голосом Жанна мелодично затянула на все октавы, как перуанский соловей, красивую букву «и». Рулады внезапно оборвались и ей стало невыносимо смешно. Насмеявшись досыта, она замолчала. И вдруг в ней проснулся дар к необыкновенной речи.

          — Бирванэ Фурпа. Бжизе икеля ферано. Со-кэ звелис. Свантэ нагорэ. Телепикас шокрес канана.

          Она помолчала и, видимо, стала кого-то звать:

          — Фурпа-а! Фурпа! Бирванэ.

          Как ни странно, ей ответили. У нее завязался довольно четкий диалог с третьей шеренгой. Они лопотали, смеялись, даже начали спорить. Подключился еще кто-то, видимо, не выдержал несправедливости или что-то доказывал свое. Самым удивительным было то, что они не сбивались, различая друг друга по голосу, и не тонули в общем хоре наречий. И все восемьсот присутствующих странным образом находили для себя собеседников, каждый на своей голосовой вибрации.

          Жанна снова устала и замолчала. Наверно, она сказала все, что хотела. И пошла. По высокой лестнице из белого мрамора. Чтобы попасть внутрь, нужно было подниматься очень долго. Круглое здание, чуть неправильной формы, тоже было из белого камня. Оно находилось так высоко, что снизу казалось, будто в облаках. Солнце заливало золотом украшения в виде наконечников. И клубилось, радостно искрясь и приветствуя долгожданную гостью. Жанна с огромным упоением вдыхала в себя родной воздух, лаская глазами акрополь, прозрачно-голубое небо и золотую дымку ярила. Здесь ее всегда ждали и тосковали стены… Да! Как много лет ее не было дома! Она нагнулась снять сандалии, чтобы ощутить босыми ногами теплый камень, и чуть не упала: ее кто-то толкнул сзади. Потом не очень вежливо схватил за плечо, сотрясая всю ее фигуру. Жанна в недоумении подняла глаза, едва не плача от смены ощущений. Она долго не могла понять, откуда ей знакома эта женщина. Лицо приблизилось. Легкий скользящий удар по макушке «поправил» зрение: Эмма Петровна.

          — Все! Все! Достаточно. Выходи из медитации.

          Жанна жалобно скривилась, готовясь немедля зареветь. Сейчас ей во что бы то ни стало надо было попасть в акрополь. В голове крутились слова только что родного языка, который она мгновенно забыла. От этого становилось еще горше. Жанна уставилась на Эмму Петровну, пытаясь объяснить, как долго она не была дома: «…Оставьте меня! Я не могу вспомнить свой язык!»

          На самом деле эта реплика прозвучала так: «Мокке верте! Си рома фуро галло!»

          Эмма Петровна улыбнулась, обняла ее:

          — Все ясно! Иди в комнату.

          Жанна огляделась. В матраснике почти никого не было. На душе стало тяжело, будто она что-то потеряла. Она долго бродила по коридорам, вспоминая «свой» язык. Спустя время с некоторой долей разочарования она пришла в себя и в реальность.

          Так или почти так закончился ее второй семинар.

* * *

          Иван потерял свою жену. Вместо положенной недели она пробыла три. А для Жанны тем более время потеряло счет. Ей могло показаться, что прошел год. А потом, наоборот, будто дня три. Похоже, в ее голове, как в кастрюле, размешали все содержимое.

          — Я за тобой приезжал, искал тебя по всем вашим комнатам.

          — Зачем?

          — Как зачем, я потерял тебя! Кошки чуть не сдохли от голода.

          — А ты?

          — Я не сдох, меня на работе кормили.

          — Нет, я спрашиваю, а ты что, не мог кормить кошек?

          Иван выразительно посмотрел на жену, начиная запоздало подозревать, что совершенно зря согласился на это ее экстраненормальное обучение чему попало.

          Приближалось Восьмое марта. Муж что-то затевал, готовя праздник жене. Однако самый дорогой, самый главный праздник она носила в своей душе — это матрасник. Это ребята, такие близкие, родные люди. Это Заветов. Непредсказуемый, невероятный. Тепло, оставшееся после семинара, заполнило ее всю, ее жизнь, стало новым смыслом, огромным и радостным. Боль неразделенной любви к Сергею потеснилась, съежилась, отдавая первенство новому чувству. Виктор почему-то не вспоминался.

          В голове все время звучала музыка с семинара. Жанна перенесла магнитофон на кухню, потихоньку включила кассету — Иван, как единственный трудовой элемент и кормилец, вставал рано, обеспечивая семью. А поэтому приходилось соблюдать тишину и правила общежития. Знакомая до боли мелодия сжала сердце. Вихри эмоций взрывались и выплескивались наружу. Жанна мысленно поплясала, заново переживая то глубокое нечто, которое разбудила в ней семинарская жизнь. Кое-как угомонилась и улеглась, стараясь не тревожить спящего. Момент перехода ко сну сознание фиксирует слабо — душа, разум и бренное тело, расслабляясь, успокаиваются. Отдаляется день со всеми его текущими событиями. Между действующим миром и сознанием Жанны вставилась рыхлая, как хлопья, но в меру вязкая, живая темнота. Голова погрузилась в нее, а тело стало растягивать в координатной плоскости. Ноги удлинялись по кровати (оси Х), туловище вместе с головой поднималось перпендикулярно ей (по оси У). Независимо от странных ощущений, физическое тело Жанны, конечно же, лежало абсолютно ровно. И от этой высокой амплитуды качения, почти нереальной для чувственного восприятия лежащей, включилось сознание, все время повторяя: «Ух ты!». Не зная никаких способов выхода астрального тела, Жанна решила, что это Заветов совершает над ней некий колдовской ритуал. Какая интересная штука! И с этой мыслью она и уснула.

* * *

          Взяв тетрадку, она мучительно сосредоточилась, привлекая к себе внимание всех разумных сущностей Космоса. Посидела так несколько минут и… снова разочаровалась: нет, ничего не слышу! Ни-че-го!

          Прошло еще два дня. Она по-прежнему без конца читала всю вспомогательную литературу: теософию, контактную информацию. А от глубины своей души лихорадочно ожидала чуда, совершенно не веря в его возможность. Почему-то казалось, что все желаемое от нее недосягаемо далеко.

          Пока мысли Жанны скакали по периметрам Космоса, кто-то оттянул сантиметров на двадцать от головы ее левое ухо. Непонятное и неправдоподобное состояние сначала напугало ее. Но ухо-то было на месте — Жанна потрогала рукой — на голове! И даже никуда не съехало. Однако чувство оставалось. Потом будто резинку отпустили и… чпок — ухо снова прилипло к положенному месту. Девушка насторожилась, ожидая чего угодно: вдруг так же чпокнет голова! Нет, голова сидела крепко. Зато в левом ухе очень громко начались пощелкивания, переключения, как в радио. Минуты три длилась «настройка» в одной стороне, потом щелчки послышались справа. Кто-то невидимый «настраивал» ее голову по подобию приемного устройства на определенную длину волны. И сразу же, без особой подготовки, в «транслятор» Жанны посыпались незнакомые термины.

          Жанна бросилась к тетради, боясь пропустить каждое замысловатое слово: «Процессы, происходящие в мозге человека под воздействием биохимических микромодуляторов». Это оказался заголовок. Далее следовало: «Под воздействием биохимических микромодуляторов пространственная структура коры головного мозга начинает преобразовываться до уникальных возможностей. Структурные цепочки выстраиваются по типу ДНК. Развитие подобных белковых соединений в результате дает раскрутку нуклеинового кольца, которое в дальнейшем задействует рецепторы головного мозга. Преобразование наступает в процессе взаимодействия пространственной структуры РНК и ДНК. Белковые стимуляторы роста постоянно подпитываются значительной частью неиспользованных схем мозговых клеток, которые, подобно мощному генератору, используют плазменную оболочку ядра клетки…» и так далее на 4 тетрадных мелко исписанных листа.

          Телепатический диктант кончился вопросом: «Записала? Запомни на будущее, что информация пока будет поступать только в ночные часы. Будь готова. Занимайся системно, не расходуй время на пустяки, питайся активной жизнью планеты». Далее следовала подпись: «Е. Заветов». И без перехода:

     Накроет сон к исходу дня,
     Послушной станешь у меня.
     Забудешь вдруг своих друзей.
     Наука — вот что всех милей.
     Природа будет нас хранить,
     Придется Сержа заменить.
     Стишки писать мы будем вместе —
     Не быть тебе его невестой!
     Собою очень хороша,
     Очнись, голубушка-душа,
     Забудь о прошлом, Дездемона,
     И Космос станешь слышать дома!

          И так далее, и снова на несколько страниц. Жанна, затаив дыхание, замирала от счастья, от неземного, нереального, поглотившего ее всю ощущения. Его невозможно было назвать интересом. Это восторг, громадное колыхание души, вышедшей за пределы ее тела, занявшей не меньше, чем половину Вселенной. Необычным было абсолютно все: слова, рифма, даже несмотря на ее упрощенность, упоминание о Сергее и, конечно же, сам телепатический диктант. Ее трансляционная система — голова — внимательно слушала, что в ней происходит. В барабанных перепонках потрескивало, настраиваясь на модуль волновой вибрации — разговаривало. А ее рука, как конечный пункт передачи информации, замирала, ожидая продолжение текста.

          Спать она легла только в 8 часов утра.

          И с этой ночи началась ее история. Не той Жанны, которая была. А совершенно иного человека. С совершенно иной судьбой, с представлениями о себе, о жизни, о своих спутниках, диаметрально противоположными тем, начальным, которые получила она за годы своего существования на Земле. Ее качества вышли за рамки обычности. И жизнь ее не вместилась в эти рамки.

          Но сначала была наука.

В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить