Чернова В.Ф.
15.07.2013 г.

  На главную раздела "Эзотерика"





          У Светланы Павловны обычно собиралось учеников шесть-десять. Ее жизнь состояла из бесконечной сенсорной практики. Ее группа уже хорошо знала друг друга и по-доброму тепло встречала новичков. Тем более непонятной выглядела эта обстановка. Две молодых женщины стояли посередине комнаты и обзывались самыми гнусными словами, потом они опустились на колени и начали по-собачьи лаять и рычать. Верхом совершенной глупости оказался звериный оскал, имитирующий укусы. «Господи! Куда я попала», — не успела Жанна закончить внутренний монолог, как Светлана крикнула ей:

          — Ты волк. Рычи!

          — Я не умею рычать как волк.

          — Учись! Вставай на колени.

          Жанна неохотно опустилась на четвереньки. Лариса подошла сзади и довольно ощутимо поцарапала ей спину. Потом выставила «клыки» и лязгнула ими возле уха. Жанна оглянулась на окружающих. Их лица были серьезными. Спереди подскочила еще одна «волчица» и больно «тяпнула» за бок. «Дура», — Жанна обиделась, но промолчала. К «стае» постепенно прибывали свежие силы. Оставалось последнее: немедленно превращаться в волка. От боли и злости она рыкнула на всю комнату и, кружась в разные стороны, отталкивалась от них «задними лапами». Ее кофту тянули зубами, и Жанне приходилось предохранять ее от «волчьих клыков». Кофта запросто могла распуститься на петли. Наконец, «волчья стая» натешилась и расселась уже по-человечьи на диван.

          — Ты поняла? — Светлана обняла ее за плечи.

          — Нет, конечно. А что надо было понять? — отчужденно ответила Жанна.

          — Не обижайся. Это погружение. Особая система трансформации восприятия. Тебе сейчас сложно отождествлять себя с различной формой разума. Сначала надо будет просто играть, как актеру. Потом ты научишься входить в образ мгновенно.

          — Зачем? Для чего это нужно?

          — Так можно изучать любой мир и его жизнь. Использовать его навыки, знания, опыт. А сама возможность переключения помогает уходить от собственных сложностей. И потом, ты, как Жанна, не очень-то много из себя представляешь. Каждый раз, наполняясь чем-то новым, ты всегда будешь интересна окружающим, а самое главное, ты в любом мире будешь своей и никогда его не разрушишь. Ты же будешь понимать его. Жизнь проходит не только на Земле. А уметь быстро освоиться в незнакомом пространстве — это большое искусство.

          Жанна внимательно слушала. Было видно: ей стало интересно. Кажется, это именно та возможность, которой ей всегда мучительно не хватало: в совершенстве чувствовать другого.

          — Светлана, я так хочу этому научиться, что боюсь, что у меня не получится.

          — Одновременно хотеть и бояться хотеть нельзя. Чтобы мочь, надо хотеть без страха!

          — А если…

          — Запомни, Жанна! Ты вступила на дорогу, на которой сомнения недопустимы. Основное качество — это вера в себя! Ошибка — ничто иное, как способ вычитания и он же — обучения! В сфере тонких энергий все аномально, все относительно, но в большей степени непонятно и может даже показаться, что неприемлемо. Поэтому никогда не торопись делать вывод. Всякий раз тебе придется смотреть на каждую ситуацию со всех сторон. Я их перечислю: первое — это действующее лицо в настоящем, оно же в прошедшем, оно же в будущем. Второе — это пространство, его данность и необходимость. Третье — ты (или другой реагент) и ваша взаимная ориентация также во времени, в тонком и физическом мирах. Видишь, какая многогранность жизни!

          — Очень сложно!

          — Да! Но в простоте мало интереса!

          Светлана сидела рядом с девушкой на диване. Вдруг она порывисто обняла ее, странно блеснув глазами и неожиданно поцеловала прямо в губы. Жанна оторопела. По рукам пробежал неприятный холодок.

          — О-о, мне нравится эта девушка… Познакомь меня с ней.

          По странной реплике Жанна догадалась, что Светлана опять «вошла» в погружение. Она по-мужски снова стиснула ее плечи, но теперь обращалась уже непосредственно к самой Жанне:

          — Я хочу, чтобы ты приехала ко мне. Я должен тебя увидеть, — и без перехода продолжала, — привези мне ее.
 
          Потом как будто что-то вышло из экстрасенса: изменилась мимика. Лицо Светланы приняло прежнее выражение:

          — С тобой через меня говорил Заветов, ты поняла? Мне он сообщил, что ты ему нужна для какой-то работы. Он тебя изучал через меня.

          — Разве такое возможно?

          — Возможно все что угодно. Любой мозг является телепатическим транслятором. Я могла бы ничего не говорить, только смотреть на тебя. Заветов все равно снял бы любую информацию. Просто его волна очень сильная, она заставляет действовать независимо от расстояния.

          — Надо ли понимать, что он ломает твое «я», не считаясь с желанием? Хочешь ты или нет, а должна выполнить его волю, например, целовать меня?

          — Видишь ли, есть такое понятие, как Учитель. Не школьный, который передает знания и отношения к общепринятой морали, а тот, который занимается становлением твоей личности в планетарном, космическом масштабе. Беспрекословное подчинение на определенном этапе твоего становления просто необходимо, без этого ты не сможешь получить те знания и возможности, которые он отдает. Вера Учителю должна быть в сердце твоем. А в данном случае твои воля и желания несовершенны, не проявляя их, ты стираешь в себе не личность, а эгоизм. Не путай! В пространстве эгоист как таковой никому не интересен. Интересна личность, несущая свет. Эго же излучает только тьму.

          — И что же, любое мое желание будет расцениваться именно так? — Жанна едва не задохнулась от возмущения.

          — Нет! Только то, которое будет вредить обучению или идти вразрез с необходимостью и волей Учителя. Когда ты приобретешь «статус личности планетарного масштаба» и сама уже будешь учить, ты поймешь, насколько это важно. Вот тогда тебя перестанут «править», с тобой начнут считаться.

          Жанна вполне понимала, о чем идет речь, но слушала как сказку или нечто отвлеченное от нее самой. Сказанное Светланой напоминало человеческое восприятие жизни только тем, что было произнесено на человеческом языке. Но самым значительным в ее мозгу оказалось то, что она не оттолкнула услышанное. Оставила его на потом, чтобы разобраться, ибо то, о чем говорила Света, имело какой-то больший смысл, нежели вся прошлая жизнь «начинающего экстрасенса». Жанна никак не могла причислить себя к данной категории, но шла, не думая, по пути, по которому ее вели за руку. Общение со Светой захватывало ее, возбуждало какие-то новые импульсы, несвойственные желания. У нее появилась острая необходимость вобрать в себя все имеющиеся на Земле знания. И Жанну прямо-таки распирало от нетерпения. Дома, не теряя ни одной минуты, она жадно читала литературу, которую ей давала Светлана. Правда, к великому стыду, через две-три страницы ее одолевал сон. Жанна укладывала книгу себе на голову и минут на десять впадала в забытье.

          — Это энергоемкая информация. От обычной она отличается тем, что насыщает мозг, стимулирует его. Но поскольку структура твоего мозга еще не готова, ты быстро утомляешься. Это скоро пройдет.
 
* * *

          Жанна переоделась в лосины и спортивную рубаху — форму, ставшую привычной. Уже несколько дней Светлана билась над ней, пытаясь втолковать, что же такое «пластилин». Включалась музыка, Света садилась напротив и, манипулируя пальцами своих рук, заставляла двигаться тело ученицы под эту своеобразную композицию. И тело Жанны должно было воспроизводить тот набор движений, который выдавал мозг Светланы через ее же руку, но под музыку. Ничего подобного! Оно болталось как угодно, только не так, как нужно. Оно вообще не собиралось чувствовать энергию мысли. В конце концов Светлана в отчаянии бросила:

          — Да-а! В стране диких обезьян… Поедешь к Заветову. Видимо, только он тебя исправит, — но, увидев тихое разочарование своего подопытного, добавила. — Нет, ты пластична. Но этого мало! Надо уметь принимать сигналы, так же, впрочем, как и передавать их. Это необходимо не только при обучении телепатии, но и в обычной жизни. Ведь в ней возникает масса ситуаций, когда нужно прочувствовать желание партнера. Или продиктовать ему свое.

          Жанна выслушала и уже приготовилась возразить, как Светлана опередила ее:

          — Знаю, ты опять скажешь про насилие. А когда ты о чем-то просишь словесно, это ведь тебе не кажется насилием?

          Действительно, Жанна и не подумала бы о таком сравнении.

          — Умение общаться мысленно — это дополнительная возможность. Интересная и весьма важная. Но никак ни надругательство над волей. При телепатическом общении недопустимо вранье. Разве это плохо? При принятии мыслей активно развивается мозг, его чувственность, то, что так не хватает человечеству.

          А еще Светлана читала ей много своей информации, полученной в контакте с Космосом. И вот здесь слушательнице приходилось невероятно трудно. Слова звучали по-русски, но значения их были настолько неуловимы, а потому абсолютно не связаны в словосочетания, что у Жанны от усилия разобраться лицо вытягивалось в одно сплошное ухо и имело весьма жалкий вид. Когда же Светлана поднимала свое одухотворенное лицо, дабы найти созвучие в глазах Жанны, той приходилось изрекать замысловатое «О-го!» или «Да-а!», что сразу же выдавало степень ее особой подготовленности к высшим научным космическим сферам. Но приближалось время семинара Егора Дмитриевича Заветова, и Жанна изо всех сил пыталась постичь сложную терминологию Космоса.

* * *

В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить