Чернова В.Ф.
15.07.2013 г.

  На главную раздела "Эзотерика"





          «Жизнь невозможно повернуть назад. И время ни на миг не остановишь…» Вот же гадость. Привязалась как липучка. Неделю ною уже. Жанна послушала со стороны свой вокал и незаметно для себя снова затянула: «Как неоглядна ночь и одинок мой день». «День» больше подходил, чем «дом», потому что в ее доме было много народу: она сама, Иван и две кошки. Было бы лучше, если б еще и собака была, но Иван не желал проживать на «скотном дворе», а кошки оказались под стать ему, эгоистки, и любую собаку смурлыкивали за пару минут так безжалостно, что Жанна завывала громче, чем расстроенное этими хамками благородное животное.

          Прежде чем выйти из квартиры, Жанна проверила в сумочке ключи, надела перчатки и остановилась, соображая, все ли взяла. Все-таки, визит ей предстоял необычный. Экстрасенс в ее понятиях был чем-то неземным, неизвестным, может быть, даже с голубым лицом или с глазами, вышедшими из сферы лица, наподобие батискафа. Но это так, конечно, на самом же деле Жанна вполне была спокойна и внешность Светланы Павловны в целости имела соответствие с человеческой. Правда, одета она была, по соображениям Жанны, несколько странно: в лосины и спортивную майку. По дому, казалось бы, ходить удобнее, все же, в халате. Жанну поразило и еще одно обстоятельство. Светлана Павловна была в одном с ней возрасте. И хоть та в своем ресторане прошла школу жизни вдоль и поперек, но открытость экстрасенса и умение установить мгновенный контакт очень удивили ее.

          Свою историю Жанна начала издалека, рассказала, что уже несколько месяцев читает психологию и ей очень нравится заниматься этой темой. Она и вправду не обманывала. Жанне с детства до коликов под кожей хотелось войти во внутренние ощущения не только знакомых, но и просто встреченных людей. Хотелось почувствовать их чувствами и увидеть их глазами. «Дурацкая патология» — думала она о себе. И это в самом деле была ее болезнь, от которой не избавиться и не разрешить ее. Закончила же она свою тираду просто:

          — Я безнадежно влюбилась. Это слишком тяжелая ноша. Как мне вылечиться? Помогите! Мне очень плохо.

          Экстрасенс мягко улыбнулась своими обаятельными глазами, ответила:

          — Давай перейдем на «ты». Скажу тебе так: я вижу в тебе большие качества. Очень большие. Даже трудно сейчас объяснить. В тебе есть какая-то глобальность, которую нужно раскрыть. Вот, видимо, пространство, — она пояснила тут же: — Есть в нашей сфере такое понятие, через любовь и страдания тебя выводит на другую дорогу жизни. Ты приходи ко мне чаще, я тебя подготовлю, а потом мы вместе поедем на семинар экстрасенсов. Его проводит Егор Заветов. Слышала о нем?

          — Нет.

          Жанну ответ очень разочаровал. Зачем ей глобальность на другой дороге? Ей сейчас больно. Ей сию секунду требовалась помощь. Какой семинар? Ерунда. Экстрасенсы как таковые совсем не воодушевляли ее, тем более что Светлана вовсе не обещала облегчить ее душевную боль. Но другого ничего не предлагалось, волей-неволей пришлось согласиться.

          Ивану она, конечно же, наврала, сказав, что ходила погадать по поводу работы. А он и не искал проницательно в ее глазах правды: дома сидит, шьет, варит, вяжет, чего еще нужно-то. Хандра ее пройдет, думал себе Иван, бывает такое.

          — Светлана мне предложила приходить к ней.

          — Конечно, ходи. Это твоя новая подруга?

          — Да вроде. Она еще говорила, что мне нужно поехать на семинар экстрасенсов. Учиться там. Я качественная.

          Иван хохотнул:

          — Я всегда это знал. Съезди, Жанка. Будет у наших кошек свой экстрасенс. Тебя, правда, к телевизору не затащишь, когда такие передачи бывают. А от инопланетян тошнит.

          — Да нет. Я просто в эти бредни не верю. Если б твои инопланетяне на самом деле существовали, то уж давно на нашем балконе свои костюмчики развешивали.

          — Ох ты же и дурочка у меня. Ты же не знаешь, что есть другой мир, параллельный.

          — Мне от него не жарко. И каши в кастрюле не прибавляется.

          — Ты жуткий прагматик. Какой из тебя экстрасенс? Что-то твоя Светлана напутала.

          А Жанне действительно было все равно и даже меньше. Просто нужно как-то отвлечься от Бровского. Чем-то заткнуть эту страшную дыру в сердце. И не важно чем, земной соломой или инопланетной пылью. Любовь ее со временем только разгоралась, тоска глодала и тело, и душу, и то, что сверху над головой. "Пространство, — вспомнила слово Светланы. Все мое пространство сглодала любовь, будь она трижды проклята! Сейчас радовалась бы каждому Ванькиному вздоху, а теперь сама дышу через SOS".

* * *

          Из кухни в комнату влетали и дурманили нос, голову и живот чудные и невероятно аппетитные запахи. Жанна не просто готовила, она священнодействовала. Каждое ее блюдо представляло из себя произведение кулинарного искусства. Предвкушая праздник желудка, Иван растянулся на диване и просматривал одновременно телевизор и газеты. Его настроение и состояние души было близко к эйфории. В отличие от жены, он не страдал маразмом и любил, насколько ему позволяли собственные ощущения, только ее и то, что в ее кастрюльках.

          — Жанна! Иди скорее сюда! — Иван завопил, как от укуса пчелы. Приблизительно после пятнадцатого его призыва Жанна «внеслась» в комнату:

          — Ну? Что случилось-то?

          — Я теперь тебе, как будущему экстрасенсу, буду давать вспомогательную информацию. Вон, смотри. Это самый сильный из вашей аудитории. Заветов.

          Жанна уставилась в телевизор, даже рот раскрыла:

          — Это… Заветов?! Ты знаешь, а я его, оказывается, видела раньше. Но он мне так не понравился, что тогда я даже телевизор выключила. Такую ерунду плел, противно слушать. Набор бессмысленных слов. Так это он? Фу-у, — она разочарованно сморщилась, отвернулась и вышла из комнаты.

          Супруг только рассмеялся:

          — Ничего-ничего, съездишь, наберешься волшебства. Сейчас ты у меня кухонная волшебница, а потом еще и летать начнешь. Когда к столу, Жанна? Я уже от запахов и ум, и совесть потерял, скоро тебя есть начну.

          «Ага, только меня жевать не надо, до тебя уже прожевали и выплюнули, почти как ты, в свое время», — проворчала про себя жена и тут же начала стаскивать съедобные принадлежности в комнату. Сервировка стола была по всем правилам, ибо в Жанне прочно осели все ресторанские хитрости. Однако у нее у самой аппетит присутствовал только начальный.

          — Ты чего уставилась на вилку?

          — Гну ее. Светлана задание дала — вилки гнуть или солонку двигать.

          Иван расхохотался с полным ртом:

          — Не надо при мне, ладно? Я подавлюсь. Ты только стол от меня не отодвигай, хорошо?

          — Ешь давай. Я пойду на кухню, все равно ничего не гнется.

          — Это от того, что у тебя нет аппетита, если б ты съедала столько же, сколько я, пришлось бы приобретать китайские палочки. А может со временем я бы научился управляться изогнутыми приборами, — дофилософствовал муж.

* * *

В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить