Чернова В.Ф.
26.08.2013 г.

  На главную раздела "Эзотерика"





          — Закрой глаза!

          Наставник для четкости сконцентрировала руками поле над головой ученика. Включенный магнитофон тихо разливал по комнате мелодии «Энигмы».

          — Хвойный лес. Раннее утро. Через темные лапы лиственниц пробирается тонкий лучик солнца. Ты видишь, он зацепился за иголку сосны?

          — Да! — последовал ответ.

          — А теперь он солнечным зайчиком уселся на пень. Сейчас он тихонько спускается и заглядывает внутрь, под пень, — беззвучно смеясь, Жанна рассказывала ученику сказку, которую он в ярких картинках воспроизводил в своем воображении. — Смотри за лучом. Входи в него. Теперь ты сам — луч! Беги вперед, вверх. По небу. Ты уже на облаке. Тебе там мягко?

          — Да! — Кирилл медленно с расстановкой начинал дублировать ей свои ощущения. — Как в вате. Я прохожу сквозь нее. Облако влажное и мне от него прохладно.

          — Но ты же луч! В тебе много жара! Грейся от своего солнца!

          Обычно именно так она вводила его в гипноз. Только в разные картинки.

          — Я снова хочу смотреть твое кино! Как это у тебя получается?

          Жанна смеялась от души:

          — Кирилл, скоро и для тебя это будет очень просто!

          Сегодня же она, сбиваясь, пыталась передать ему свои ощущения от султана, не раскрывая пока секрета. Ей страшно хотелось ввести его в то время и посмотреть, а скорее всего, прочувствовать, что же было дальше.

          — Ты видишь высокую лестницу, широкие белые ступени, огромной высоты колонны и своды над ними, — специфичной дикцией и паузами она закрепляла в его мозгу воображаемый эпизод, внимательно смотрела по неуловимым движениям его головы и мимики, насколько четко происходит фиксация.

          Почувствовав не сказанное вслух подтверждение, продолжала:

          — Поднимайся по ним.

          — Я вижу дверь — массивную железную решетку с красивым витым узором.

          — Это — вход в замок. Открывай дверь, входи! Есть ли там кто-нибудь?

          — По замку ходят люди.

          — Рассмотри их хорошо! Ищи среди них высокого мужчину. Видишь его?

          — Да. Он идет по широкому коридору. Через анфиладу дверей направляется в комнату.

          — Это султан. Опиши его!

          — Он широк в плечах, статен. У него густой черный волос.

          — И все?

          — Какая-то растительность на лице. Усы или борода. Нет, скорее, борода. На нем свободные штаны темного цвета и белая рубаха. На талии — широкий пояс.

          — Султан сейчас один?

          — Нет. Следом за ним идут две женщины. Похоже, служанки.

          — Наложницы, — поправила его Жанна. — Во что одеты они?

          — На них — прозрачные шаровары цвета кофе и блузы без рукавов желтого цвета. Девушки — мулатки.

          — Красивые?

          — Да. В руках у каждой по разносу. На одном — фрукты, на другом несколько кувшинов причудливой формы. Султан входит в комнату, скорее всего, это спальня. Девушки оставляют разносы и удаляются. Теперь я вижу очень широкую кровать и огромное количество маленьких подушек на ней.

          — Посмотри внимательней, эта кровать с пологом? — у Жанны с детства оставалось неодолимое желание иметь кровать именно с пологом.

          — Пологом сей вымысел вряд ли можно назвать, скорее всего, штора по всему периметру, знаешь, как занавес в театре. Сейчас штора открыта, и я вижу, что с кровати навстречу султану поднялась женщина.

          Жанна мгновенно напряглась, сосредоточилась:

          — Опиши ее!

          — У нее весьма своеобразное лицо. Наверно, она красива, но мне непонятна ее красота, хотя у нее очень живые зеленые глаза, хорошо очерченный маленький рот и правильной формы нос, длинный черный волос и невероятно тонкая талия. Скорее всего, она не местная. Женщина приближается к султану, изображая какой-то танец. Знаешь, у нее потрясающая пластика, змеиная или кошачья. Она классно двигается, почти как ты, — после этого он замолчал.

          Жанна все ждала, что он вот-вот продолжит речь, в конце концов сама подала голос:

          — Ты где потерялся, Кирилл? Что в твоей сказке?

          — Дай я посмотрю. Я так люблю, когда ты танцуешь.

          — Что?

          — Да нет, ничего. Теперь султан обнимает ее. А я чувствую это. Очень странно. Будто это я… Я чувствую ее своими ладонями, понимаешь?

          По сложной игре его лица можно было предположить, что страсти там накалились. Жанну, буквально впившуюся глазами в его закрытые веки, сейчас занимал именно этот процесс — из настоящей жизни, а не той, которую разглядывал Кирилл. Ей была крайне интересна его непосредственная реакция. Вдруг, осипнув от напряжения, он снова подал голос:

          — Я не понимаю себя. Он ее обнимает, целует ей грудь, а я все ощущаю реально, вплоть до прикосновений. Неужели это возможно?

          Жанна думала приблизительно то же. В ее голове вертелся один вопрос: разве можно так просто восстановить память веков?

          «Как же это происходит? Может, мы оба сходим с ума? Во всяком случае, из этой сказки надо выбираться, очень неловко подглядывать за любовниками».

          — Достаточно, Кирилл! Выходи, открывай глаза!

          — Постой, я не могу. Я осознаю всю нелепость, но я хочу ее! Я понял, Жанна, это ты! Я это чувствую совершенно отчетливо!

          Наконец, он открыл глаза и шепотом заговорщика произнес:

          — Я хочу тебя, Жанна!

          Две его «миндалины» безрассудно сузились. Одним жестким движением он освободил ее от кофты, затем странным, несвойственным жестом ладони стянул с нее джинсы. Под его взглядом сопротивляться было невозможно. Все это время он молчал. «Насмотрелся… вот... довела мальчишку», — едва успела с анализом Жанна. После чего вместо ярких звезд замелькал потолок. Пропал. Потом… все-таки поплыли звезды. По позвоночнику, как по высоковольтным проводам, прошел электрический разряд. Раньше в подобном случае хоть что-то было видно, а сейчас, надо же, сплошной ток. Когда они очнулись, было уже очень много времени.

          — Ты моя! — узаконил реальность Кирилл и… снова превратился в ребенка. Прыгая по кровати и нечленораздельно вопя, «султан» продолжал вакханалии уже в XX веке.

          — Все это, конечно, классно, родной, но сейчас появится мой муж. Тебе данная фраза о чем-нибудь говорит?

          Продолжая ликование и вопли, он, однако, не услышал.

          — Ты — моя! Слышишь! Я хочу, чтоб ты любила меня! И я не хочу, чтобы у тебя был муж!

          Он поднял ее, дабы не наклоняться, и, глядя прямо в глаза, заявил:

          — Может быть, я израсходую всю жизнь, но я докажу тебе, что разница в возрасте — это бред! Я заставлю тебя в это поверить!

          И впервые за свою грешную жизнь Жанна не испытала угрызений совести. Ей было так расчудесно, будто она сделала что-то очень хорошее, необыкновенно большое и светлое.

В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить