Чернова В.Ф.
26.08.2013 г.

  На главную раздела "Эзотерика"





          «Встань, закрой дверь!» — в голове Жанны вновь возник текст Заветова. Ни слова не говоря, она поднялась, закрылась на щеколду. «Дай мне воды. Возьми со стола стакан. Графин на тумбочке». Девушка со стаканом в руке присела на край кровати, и только он допил, опять возникло давление. Беспрекословно подчиняясь, она сорвала с себя все одежды, в спешке кидая куда попало. Нырнула в постель и, вращаясь, как уж на сковороде, стащила с Заветова костюм. Со стороны вполне могло показаться, что ускорение сообщалось минимум пятью воздушными бранспойтами, орошавшими ее, как некий нетленный пионерский костер. В кучу мешались простыни, одеяла и подушки. Цепляясь за матрасы, она, словно закаленная инстинктом кошка, сминала их под себя, предвкушая триумфальный мартовский загул.

          И тут душа ее раздвоилась: у одной Жанны абсолютно выкипел рассудок, вторая же, забравшись на потолок, хладнокровно рассматривала сюжет со стороны. Заветов лежал на спине. Глаза его были закрыты, лицо не выражало ровно никакой эмоции. Нанизывая себя на него, она полагала, что испытывать должна, вероятно, оргазм. Чувство вполне естественное. Но вместо этого тело пронзалось жгучей болью, брызгающей даже из ушей. Нечеловеческих размеров фаллос просто не входил в ее плоть, да и только. Внутри себя Жанна стонала и выла, подумывая, уж не находится ли она на электрическом стуле. О! Если б можно было бы заорать вслух! Но в голове слышалось: «Терпи!» И она терпела. И понимала — он работал на тонком плане, выходя далеко в астральную мерность. И от того, что ей было больно, терялась энергия, а вместе с ней терялась астральная связь Егора с его физическим телом.

          Его лицо начинало синеть, походить на мертвеца. От мысли, что она не удержит его, она озверела, потеряв ощущение боли и превратившись в сплошной инстинкт. «Нет!» — надрывалась она, и немой вопль, казалось, летел и громыхал над всей турбазой. «Нет!» — зависала она тучей над его телом. «Я не отпущу тебя! Не-е-ет!» — в ушах свистело и визжало, будто от данного процесса сейчас зависела и жизнь, и суть мировой истории. Выкручиваясь, как на вертеле, на его пенисе, Жанна от злости на себя и свою дурацкую неспособность быть просто женщиной и чувствовать то, что в данном случае присуще людям нормальным, вдруг испытала невиданное блаженство. Ее тело конвульсивно дернулось, содрогаясь в диком состоянии оргазма. Потрясение невероятной величины — цунами — возникло сначала в теле и, увеличиваясь, пробило мозг. Казалось, она сейчас вылетит в форточку и понесется по воздуху.

          …Наверное, так и было! «А-а-а-а-ааааа», — опережало ее полет. К лицу Заветова понемногу возвращался живой цвет. Он работал на нее и для нее. Жанна понимала — здесь был не секс, а колоссальная трансформация ее энергий, и понимала это как никто более. Она встала, подала Егору вещи, оделась сама.

          — Спасибо, Егор Дмитриевич, — вслух сказала девушка, потупив очи.

          Он слегка кивнул и спросил словесно:

          — Ты хочешь пива?

          — Нет! Я хотела бы почитать вам свои лекции.

          — Почитаешь. Потом.

          Обуреваемая сильной робостью, Жанна не знала, как себя вести. Она стояла, как школьница перед директором школы.

          — Я могу идти, Егор Дмитриевич?

          — Да, и прикрой дверь плотнее, я отдохну.

          — Хорошо! — выдохнула, выскользнув за порог.

          Голова до сих пор не понимала реальность. Точка сборки съехала по полной программе. В душе почему-то было пусто, будто выжгли все чувства и какое бы то ни было отношение к жизни.

          «Нужна эмоция. Или я скончаюсь». Ноги согнулись в коленях и не выпрямлялись, словно деревянные палочки, скрепленные под прямым углом. «Надо срочно найти Кирилла».

          Она разыскала его в матраснике. «Хомяки», окружив кольцом мнимую сцену, стояли как вкопанные и, разинув рты, созерцали происходящее внутри зрелище. Жанна выждала несколько минут, с полным безразличием глядя в зал, затем подошла к Кириллу. Увидав ее, парень обрадовался и, озаряясь улыбкой, спросил:

          — Ты где была? Я тебя искал!

          — Я была у Заветова.

          — Да?! — он так удивился, словно его подруга была на луне. А по сути, ведь так и было. — И что ты там делала? Ты была с ним одна?

          — Нет. Там присутствовало несколько человек, — клятвенно соврала Жанна.

          — Почему ты такая уставшая? Ты просто никакая.

          — Мы работали. Сложная программа.

          — Можно подумать, что ты вместо лунохода лазила в разведку в глубокий кратер.

          В другой раз она, возможно, и оценила бы данным образом его проницательность. Сейчас же только криво усмехнулась углом губ:

          — Почти так. С единственным маленьким но: мне пришлось обследовать ландшафт луны и всего зодиакального круга, — и чтобы Кирилл, Боже упаси, не потребовал подробностей, она поспешила перевести тему. — Ольга с тебя глаз не спускает, не видишь? Она съест меня, как волк Машеньку. Пойдем к тебе!

          — Ты хочешь?! – недоуменно воскликнул парень. Видимо, она и правда делала что-то из ряда вон, если захотела к нему. — Может, все же дождемся конца? Работа интересная!

          — Тогда я пойду в комнату.

          Он глянул на ее отрешенную мину и быстро согласился:

          — Хорошо, пошли.

          Они вышли из помещения, попав сразу в темный и глубокий, как колодец, звездный вечер. Как солдат на плацу, Жанна машинально переставляла ноги. Кирилл взял ее ладонь, а другой рукой накрыл ее плечо. Закинув подбородок к небу, не глядя под ноги, он увлеченно изучал звездные дали.

          — Что там, за звездами? — отправил туда же риторический вопрос. Сейчас с Жанной можно было разговаривать как с умным немым пространством. Глубоко вздохнул. — До боли хочется почувствовать, до дрожи, что же там? Как? Даже мышцы и кожа напрягаются. Так бы и выскочил из тела, если б мог!

          Жанна мысленно согласилась. Ей тоже хотелось стартануть. Руками, душой потрогать эту бездну, эту тайну с громадиной ощущений.

          Мягкое, ватное покрывало вечера и руки этого странно близкого человека немного оживили девушку. Но только немного.
Они уже забрались по ступенькам и стояли на площадке ко входу в домик. Кирилл, позабыв все на свете, предавался космической лирике. Томно вздыхал, влюбленный в Кассиопею, Плеяды и во всю Вселенную. А Жанне приспичило срочно вернуть его на Землю. Что же делать-то? Как-то неловко приставать к человеку в столь торжественную минуту. Да и с чего начать, она тоже не знала. Видимо, если б она была по-настоящему озабочена сексуальным развлечением, то не раздумывала и легко изыскала способ соблазна. А так ей приходилось совершать робкие телодвижения и слабо выраженные намеки.

          Проявлять инициативу оказалось неимоверно трудно. Но отступать было некуда, и Жанна решительно придвинулась вплотную к его молодецкой богатырской груди. Слегка повозившись, выбрала его солнечное сплетение за опору и вкрутилась для верности туда еще глубже. Кирилл, настроенный романтически на Альфа-Центавру, отреагировал своеобразно:

          — Ты замерзла?

          Она радостно замотала головой:

          — Да!

          Он расстегнул куртку и накинул ей на плечи. «Вот черт! Что-то нужно сделать еще, чтобы он понял, что греть нужно интенсивнее!» Пришлось прижиматься более тесно с применением рук. Наконец он отнял голову от неба и удивленно уставился на подружку. Странно! Весьма странно! Сама же воспитала в нем устойчивую пионерскую дружбу. Наконец, он окончательно спустился с небес и хитро усмехнулся:

          — Жанна...

          Она молчала. Об голову тут же застучала постыдная железная болванка, провалиться бы на этом месте! Но, как терпевший бедствие при кораблекрушении, рук она не разжала. Кирилл стоял и, продолжая хитро улыбаться, разглядывал ее во все глаза. Правда, недолго.

          — Пошли в дом!

          Он щелкнул выключателем. Из-под толщи одеял недовольно буркнул женский голос:

          — Не включайте свет!

          Кто там укрывался от жизни, увидеть не удалось, но у женщины было явно плохо с головой. Она вдруг понесла какую-то невообразимую чушь. Видимо, прочно «сносило крышу». Так бывало. Людей со слабой пограничной зоной сознания-подсознания магнитом тянула семинарская энергия, и они ехали, как мотыльки на огонь, с уверенностью, что это и есть их мир. Внешне они мало отличались от нормальных, да и невозможно сортировать доступ тысячи желающих. Окосев как положено от всяких потоков, они выступали в качестве ораторов, требуя к себе максимального внимания или просто забивались в угол. Им либо помогали, либо насильно водворяли домой.

          Кирилл хихикнул:

          — Давай и мы залезем под одеяло, будем втроем решать вопросы бессмертия.

          — Под ее одеяло?

          Кирилл рассмеялся.

          — Ты глуп, поэтому смеешься. А я точно знаю, как раскрутить спираль времени. Держи один конец ее, я буду закручивать на себя, — раздалось из-под укрытия.

          — Не смейся! Лучше один конец держи, — вставила Жанна.

          Кирилл заржал еще громче:

          — Жанна, тебе это больше подойдет!

          — Нахал, — она толкнула его в плечо.

          Началась возня. Он накидал на нее все оставшиеся одеяла и закрутил, как пленницу. Жанна побарахталась для важности и затихла. Он вырыл себе норку и подлез. Носы встретились и синхронно задышали. И наконец-то руки, без постороннего управления, определили для себя, а затем и выразили в полной мере ту особую симпатию, которой так не хватало для жизни, для эмоции. Они обнимались, удушенные одеялами, пытаясь в тяжелых условиях сотворить некое чудо. Периодически их посвящали в секреты бесконечности и бытия, но им было уже далеко не до этого. Там, под вторым укрытием, решалось большее, чем бессмертие — зарождалась любовь. И, несмотря на трудности, Жанна вполне догадывалась, насколько гениален этот любовник. Хотя все это было потом, а сейчас она от него просто питалась, заполнялась нежностью, желаниями и жизнью. «Спасибо, милый, — думала она. — О! Если б ты знал, какой великий сейчас происходит между нами обмен».

* * *

          Светлана сидела в холле, прямо на столе.

          — Жанна, что-то я давно тебя не вижу. Где ты все носишься? Ну не беги, успеешь! Давай прочитаю тебе новую тему.

          Сиреневые лосины красиво обтягивали ее стройные ноги. Резко очерченные глаза, брови, аккуратный рот. Яркое, выразительное лицо. «Красивая ты, Светка. Только доброты бы тебе добавить», — мелькнула мысль. Жанна облокотилась на стол:

          — Прочитай!

          В окно заглянуло солнце, кивком подтвердив подслушанную фразу. И ослепительным лучом нарисовало над сидящей красавицей искрящуюся светом корону. Она торжественно затихла, открыла тетрадь и начала: «Программная необходимость виртуального времени совместила тактику Стратега с полученной ранее задачей…» — единственное, что было написано на доступном языке, остальное требовало перевода минимум пятью словарями.

          Слух Жанны включился только тогда, когда начались перечисления космических систем, принимающих участие в работе, а прежде был указан день и время: 28 августа, 20 часов 30 минут — пребывание Жанны в комнате у Заветова. Далее независимой контактной информацией говорилось, что в этот период происходило оформление Кристалла Фантазии над Сибирью, участниками которого были Заветов Е. Д. и одна из присутствующих на семинаре женщин.

          Преобразователями выступали такие звездные системы, как: Демиурги планетарного режима, Межгалактическое Кольцо, «Волосы Вероники», матрица Девы Марии, древнеегипетской царицы Нефертити, матери и отца самого Заветова. Произошло переоформление участницы работы в матрицу-носитель Девы Марии. В нее же, в земную женщину (имя не указывалось), вместилось кристаллическое качество фантазии и всех перечисленных объектов. В процессе работы участница вела себя предельно разумно, поэтому искажений и ошибок нет.

          Жанна чуть не вскрикнула от изумления: Светлана пунктуально описала недавние ее события, за исключением самой методики. Однако… насколько все оказалось глобально, что даже выглядело нереально. Спасибо Светке! Иначе она, эта самая участница, так и жила бы в дремучем неведении.

          — Света! Здорово! Аж дух мой унесло за описанные тобой горизонты! А кто, по-твоему, эта женщина?

          — Ну… знаешь, — Светлана достойно помолчала, — в это время я как раз работала со своей командой в комнате. А Заветов… ведь совсем не обязателен физический контакт. Проект наш с ним совместился… А с данными системами я работаю давно. И сейчас еще более чувствую в себе Деву Марию.

          — Гран-ди-оз-но! Ну-у… ты первоклассный контактер!!! — бывшая ученица собрала весь свой артистизм и, насколько могла, выразила неподдельный восторг.

          Светлана была польщена. Но поощрения ее одной было все-таки маловато.

          — Увидишь Кирилла, передай ему, что я его жду, хочу ему тоже почитать.

          — Хорошо, Светочка!

          И Жанна пошла, осторожно ступая, пытаясь земным невеликим умом обработать услышанное. Шутка ли…

* * *

В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить