Чернова В.Ф.
29.07.2013 г.

  На главную раздела "Эзотерика"





          Однако очень быстро «замена» Заветова стала ощутимой для всех «хомяков» города. В основном звонили Светлане. Жаловались на подавленность настроения, отсутствие радости и плаксивость. Заветовцы оказались столь чувствительны, что безо всякой информации, спонтанно, ловили общее состояние. А уж когда выяснили, в чем дело, и вовсе готовы были чуть ли не руками поддерживать контактеров.

          Меж тем, Центермил постоянно выходил на связь со своей подопечной. Он сообщил, что проходит набор и обновление всех энергий низкого, высокого и сверхвысокого уровней космических планов. Тематическое обучение, естественно, прекратилось. Однако сказка для Жанны продолжала существовать. Своего космического друга она видела то зеленой, то яркой, светящейся точкой. Иногда «он» видоизменялся прямо на глазах, принимая разные формы.

          — Хочешь, я покажу тебе твою жизнь и тебя саму в той системе, откуда мы произошли?

          — Очень хочу! А как?

          — Ложись! Ты полетишь сейчас со мной. У нас будет астральное путешествие в систему «Волосы Вероники».

          Воспитанница, чтобы не мешал дневной свет, задернула шторы. Негромко включила музыку. Началось плавное перемещение вибрации от ног к голове. Сам выход астрального тела она не почувствовала — провалилась в никуда. В ее мозгу из всполохов сиреневого и зеленого цветов оформился шар. Он плавно передвигался, как показалось путешественнице, по направлению вверх. Себя она ощущала то самим шаром, то чем-то внутри него. Скорее всего, точкой. Потому что все ее состояние находилось в сжатой форме. Сиреневая точка Жанна перемешивалась с зеленой точкой. И мешаясь, она испытывала к ней единство, родство и еще что-то, на земном языке, похожее на любовь. А той, зеленой, стало быть, являлся Центермил. Сначала шар летел в густой тьме, а потом покатился по почве. Сиреневая точка увидела ее, потрескавшуюся, коричневую, с большими, как на волейбольном мяче, прожилками. Шар остановился и тут же, на месте, начал вращаться. Широкие ленты его энергий, сиреневой и зеленой, видоизменяясь, стягивались в эллипс. Вместе с ними болталось и ощущение Жанны — вверх и вниз — и тоже вытягивалось. Затем распирание в центре ее несуществующей груди щелчком выбросило ее из шара наружу.

          Небесная странница, а с ней и ее друг — метаморфоза в виде облака — плавно устремились в горизонты планеты. Мимо «заоблачной» парочки изредка проплывали крупные, светящиеся ярко-белым, звездоподобные «аборигены». При приближении, они втягивали внутрь центр своего существа, и Жанна догадывалась — их приветствуют! Иногда существа останавливались, висели в пространстве и вибрировали прощальным танцем. Жанна видела это не оборачиваясь. Тогда от нее и от ее друга отлетала люминисцентная точка, которая тут же поглощалась вибрацией «планетян». Такая процедура притягивала ее назад, словно воздушной резинкой. Как перевести это ощущение на земной язык, Жанна не знала. Но внутри у нее происходила такая же, как у них, вибрация, поднимающая ее чуть кверху. К своему партнеру она тоже испытывала «резинку». И это также наполняло ее чем-то, похожим на невыразимо приятный свежий воздух. Однако правильней, все же, было бы сказать «свежий газ». Ее не удивляло, что на планете не оказалось ни единой травинки, ни одного кустика. На растрескавшейся почве вряд ли что-то могло расти. Зато уж горы в большей степени покоряли воображение. Состав камня напоминал какой-то земной сплав ярко-серого цвета, и даже нельзя сказать "стального". Именно серого. Если земные елки составить пирамидой, то это было б почти точной копией космических исполинов — сплошные острые углы! От гор живой волной распространялся вокруг и «дышал» плотный газ.

          Центермил увлек за собой в горную расщелину. Они вплелись в полупрозрачную темную атмосферу, перемещаясь по горным лабиринтам. Наконец, их взору предстало захватывающее зрелище: в огромной, широкой расщелине клубилась плотная бесцветная масса. Невероятность и необузданность данного несла в себе сложные ощущения — масса была живая… Она слышала, чувствовала… Остро реагировала на малейшие вокруг изменения. В ней посверкивали и перемещались некие организмы — звуки. Центермил оставил земную подружку далеко позади себя, а сам приблизился к краю пропасти, где возлежала груда энергии. Только тогда Жанна разглядела, что от нее исходила менее плотная субстанция, которая раскидала себя по горам. Однако, приглядевшись повнимательней, можно было заметить, что все пространство планеты насыщено именно этим составом.

          А облако-Центермил, меж тем, приветствовал космическую «маму»: он стал прозрачнее прежнего, почти растворился. Зато контуры его обозначились резче, натянулись, как струна, и тонко зазвенели серебряной гаммой. Облако-Жанна неожиданно для себя разволновалась и от этого начала смещаться по кругу. Серебряный звук усилился, превращаясь в гул. От «мамы» (а скорее всего, это было «оно») вылился ручеек и направился в сторону Жанны. Глубокая внутренняя эйфория, как касание утренней зари, вошла внутрь. Состояние землянки мгновенно поменялось на равное соотношение любви, силы и уверенности. Пропитавшись, она стала родственной этому миру и перестала отличаться от него. «Как здорово! Как классно!» — этого не было, было просто иное восприятие иных, отличных от земных, качеств. В мозгу четко обозначилась фраза:

          — Подходи! Я тебя узнаю!

          Жанна прыгнула в бездну живой энергии... летела... летела... вынырнула. Ее обдирало, но чем-то мягким. А потом был… малиновым воздух. Воздух имел цвет! И менялся… на желтый, фиолетовый, зеленый... всякий.

          Жанна жила огромным наслаждением. ОНА ЖИЛА! О! Как это было…

          А сейчас она скользила по краю горы вверх. Коснувшись пальцем, который имел приблизительно три земных километра, верхушки другой, отстоящей от нее горы, она задержалась. И повисла. Палец… приклеился. Девушка рассмеялась, только сейчас ее внимание сосредоточилось на том, что она свободно меняла форму, ее части тела удлинялись, появлялись или исчезали совсем. Закрепившись на горе, она с удивлением разглядывала себя. Жанна была величиной с две трети горы. Ого! У нее даже была голова с такими смешными мелкими кудряшками и пальцы… невероятно длинные и подвижные. Землянка забавлялась! Пока она была занята этой процедурой, подлетел Центермил. Снисходительно расценив ее забавы, он тоже вытянулся, потом переместился. И оказался напротив нее, только через расстояние, как раз величиной с равнину. Жанна ждала, замерев. Наверно, должно было произойти нечто… От ее узаконенной космической половины, как бы из-за спины, отделилась струя малинового цвета, следом, торопясь и подталкивая, уже разливалось насыщенное бирюзовое, за ним — оранжевое излучения. От бесконтрольного наслаждения Жанна почти перестала существовать и разложилась в плоскость. Но сработал космический разум: передозировка энергий. Цвет тут же сменился на желтый, зеленый, белый. Астральная путешественница сложилась и начала выпыхивать из себя встречные всполохи. Красотища! Земляне это называют северным сиянием! Или любовью! А здесь… обмен энергий. Да… а на земле такую любовь ждут веками…

          Существование планетян в системе «Волосы Вероники» резко отличалось от земного. На Земле говорят: гуманоиды — это роботы, биосистемы, запрограммированный разум… А в сущности, везде одно и то же, только через физическое тело развиваться проще, голове проще понимать, что оно хочет и отчего болит. Сложность лишь в одном: человек на Земле проходит первый класс своего развития и поэтому многое не может связать воедино, например, что разум и тело — одна структура. Что тело на то и дается, чтобы головой легче понималась жизнь. Так все просто: от глупости головы корежится тело. В более разумных космических пространствах и существование намного сложнее. Недаром планета Земля населена по подобию райского сада — в первом классе к ученику и требований меньше, и условия проще и мягче! Смысл любого разума во всей вселенной — приносить своему дому (планете) максимальную пользу. Человек же стремится в первую очередь приносить пользу именно себе, и изо всех сил старается взять ее откуда угодно. Да так и мучается, бедняга. От собственного заблуждения и эгоизма.

В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить