Чернова В.Ф.
29.07.2013 г.

  На главную раздела "Эзотерика"





          Чудеса… Стекло распахнутой балконной двери, словно призма, отражало от окна солнечный диск. Утро заливало светом комнату. Она открыла глаза, хотя открыть их — это значит снова вставать, ходить по комнате, жить, о чем-то думать. Взгляд уперся в отраженный солнечный круг, в котором, как посмертная фотография, четко отпечатался образ Заветова… перевернутый вверх ногами. Жанна снова безумно зарыдала. Страшная боль заполнила всю ее душу. Если б не этот перевернутый портрет, можно было бы не вспоминать вчерашний ужас и прошлую жизнь, ни о чем не думать и не знать. Но навязчивость пространства была неумолима.

          Тема началась как обычно на ультра-научном языке: «Переструктуровка полипептидных связей под воздействием плазмопучка плазмоуровня системы мозга с возникновением в нем супермозговой клетки». Далее, в переводе на обычный язык, говорилось, что благодаря данному процессу энергомозг питает плазмой ткани и органы тела и осуществляет разумную функцию управления ими. Является жизненным стимулятором и задействованием ума человеческого до максимальных возможностей с целью исследования его же и улучшения жизненного уровня. И хотя данный процесс напоминает роботизацию, он есть не что иное, как высшая форма управления собой, подаренная Космосом в качестве помощи. Заветов — единственный, применяющий эту мысль в действии.

          «Я, — продолжался телепатем, — Е.Д. Заветов — такая же биосистема, только более высшего порядка, задействован Разумом поликосма с осуществлением последующих программ становления подобных мне биосистем. Я имею возможность переселения своего мозга на срок, исчисляющийся веками. Это значит, что данные моего мозга и суть моих программ не ограничены настолько, насколько человечество еще не готово представить. Помимо переселения моих качеств во времени в собственную развитую структуру будущего, я продолжаю переселение оных в моих учеников.

          А теперь я должен сказать спасибо писавшему (в данном случае это Жанна, биосистема высшего порядка с суперкачественной обработкой мозга с параметрами АЦЕ), вовремя принявшему тему, так как я покидаю физический мир Земли, ибо формация моего мозга не может оставаться более в реальном физическом теле и осуществлять те нагрузки, которым оно подвергалось. Я дал вам каждому по желаниям и возможностям. Все, что не закончено мной, будет продолжать мой двойник и команда. Я знаю, что вы глубоко потрясены этим сообщением. Но когда вы, дети мои, подниметесь до бескрайности своей души, вы поймете, что само существование физического тела не имеет смысла. Смерти нет. Есть только момент перехода в другую форму жизни. А жизнь бесконечна! Дети мои! Дорогие и горячо любимые мной! Я жив среди вас. Вы — мои частички!» — Жанна захлебывалась слезами, но прекратить писать не могла, прием велся очень быстро, почти как стенограмма. Чтобы не расплывалась строчка, она вытирала глаза рукавами и концами рубахи, ей хотелось свалиться под стол и перестать существовать вместе с ним. Для нее без Заветова смысла не оставалось ни в чем. Но его приказ «пиши!» сработал, даже если б она была без головы. И Жанна продолжала:

          «Будьте людьми в хорошем смысле. Несите добро и свет. Учите людей в них самих видеть искру Божью. Запомните, я умер не вчера, не сегодня, я умру тогда, когда во мне отпадет надобность на этой планете. А значит, я жив. Поэтому вам должно быть легко и просто! Тебя, лично тебя, Жанна, я беру под свою защиту. Отныне ты принадлежишь мне, а я тебе. Я знаю, тебе сложно понять смысл этих слов. Душа моя, ты — моя небесная жена».

          На этом месте Жанна застыла, раскрыв рот, и из нее, как из сорванного крана, полился поток горючих слез. Боль тоже приобрела материальную форму и кусками выбрасывалась наружу. Заветов продолжал: «Твою планетарную сущность зовут Цереида, меня — Центермил. Ты и я — гуманоиды высших порядков системы планет «Волосы Вероники». Существование твое проходило там и на планете Друиды, я выходец из Цереры. А теперь, родная моя, я должен закончить тему, я очень устал. Я хочу, чтобы ты знала, я очень люблю тебя, мое счастье, мое горе, мое бессилье! Ты одна способна вернуть мне жизнь в своем воображенье. Я это знаю! Я помню тебя, твою космическую суть, она прекрасна! Запомни, нет ничего проходящего, все оное в действии, и тогда ты поймешь многое! Я скоро вернусь. Жди меня! Центермил», — последние слова Жанна слышала уже очень тихо.

          У тела Заветова все еще суетились, сновали маленькие спасатели из 6-параллельного мира. Потом она увидела, как из тела вышла светящаяся, отливающая фиолетово-белым, капсула. Ее сопровождали мириады искр. Капсула оторвалась и плавно устремилась вверх. Все!

          Жанна бесформенно обмякла и свалилась со стула. Из нее проливным дождем вытекало безмерное горькое горе. Можно кричать, биться в дикой истерике. Но нет средств против безысходности! Она сокрушает сердце без поправки на жалость. Стон колом встал внутри, вывернув наизнанку душу. Иван со страхом ворвался на кухню:

          — Жанна! Что с тобой!

          Он пытался поднять ее, посадить на стул или хотя бы на пол. Тело не слушалось. Вскоре он оставил эти попытки, только молча сочувствовал. Жена была невменяема. Все это длилось часа два. Потом она сама встала, набрала номер:

          — Света! — горло перехватило. Пауза… — Егор ушел! — слова произносились с трудом. — Я два часа назад приняла информацию. Он передал сам. И ушел.

          — Что??! Не может быть! Этого не может быть. Ты что говоришь?! Сама хоть понимаешь?! Я сейчас проверю. Я перезвоню. Все!

          Телефон зазвонил через десять минут. Светлана рыдала в трубку:

          — Не могу поверить... Но ведь, действительно... Как же так? А! За него двойник остался. Я больше не могу говорить, прости. Приезжай завтра ко мне.

          Ученица перестала реветь, только бессмысленно смотрела в стену. Надо было что-то делать. Вместо этого «что-то» ручка неосознанно чиркала по листу. Как она уснула, она не помнила.

          «Как может солнце знать, что Заветов ушел? — думала Жанна, разглядывая перевернутый профиль Учителя, — о чем я? Конечно же, это естественно. А кому же еще знать, как не солнцу. И все же, это так же непонятно, как и реально. Надо же, ведь еще и перевернут…»

          — Вставай! — услышала она и отвлеченно подумала: «Теперь-то кто со мной говорит? И что вообще будет?»

          Вспомнила, что обещала Светлане приехать, а ноги не слушались. Кое-как она собралась, зареванная и опухшая. Выглядеть сносно не было ни сил, ни желаний.

          — Ты не имеешь права быть некрасивой, — услышала Жанна из глубин своего «транслятора», — накрась глаза, это что за пуговицы выглядывают из под синих мешков? Запомни: что бы ни случилось, у тебя нет права выносить на люди свои эмоции, да еще в таком жалком виде!

          Девушка остановилась, прислушиваясь к щелкающему фону вибрации.

          — Ты? Фантом, ты? Центермил? Кто? Я не понимаю!

          — Я. Собирайся!

          — Где ты сейчас?

          — Это не важно. Потом я все объясню. Для энергии нет преград. Где бы я ни был, ты всегда меня будешь слышать.

          Жанна облегченно выдохнула. Откуда-то взялись силы, она быстро обрисовала свои «пуговицы в синих мешках» и уже в другом настроении отправилась к подруге. И только появилась на пороге, как Света со слезами бросилась к ней:

          — Этот двойник безжалостный, жесткий и грубый. Он уже всем из команды вставил блоки подавления воли. Бесцеремонно влез в меня и тоже затолкал этот блок. Да еще и обозвал как мог. Транслирует только приказы.

          — Надо же! – недоуменно воскликнула подопечная. — А я почему-то еще не получала его информацию, поэтому даже не знаю его. Отчего же он так себя ведет? Что-то его в нас не устраивает, да?

          — А ты пообщайся с ним, выясни, что ему надо!

          Поле мгновенно отреагировало на запрос, в ушах Жанны заверещало:

          — Мне от вас ничего не надо! Люди — это жалкие ничтожества, с ограниченным набором ума. Вы не можете вызывать даже элементарного уважения. Ваша суть — одноклеточная амеба. Человек, при всех данных ему качествах, так и остался паразитом, способным только потреблять, испытывать низменные желания и удовлетворять свою похоть. Безграмотен, ленив до отупения, недалек во всех своих проявлениях. А такую тварь, пусть даже божью, еще и учить надо. Позвольте, но это труд для дурака. Из вас нужно просто делать рабов роботоидной формы. Структура подавления воли будет скоро во всех, и тебя это не обойдет, запомни!

          Жанна с ошарашенным видом перевела Светлане информацию:

          — Ого!

          — Что, поняла теперь? Что-то надо делать…

          — Ты считаешь, что здесь что-то можно сделать?

          — Надо… Кстати, а почему в тебя он не воткнул этот блок? — наставник изучающе смотрел на ученика.

          В мимике воспитанницы промелькнуло нечто загадочное. Она осторожно подбирала слова:

          — Первая сущность Заветова, когда выходил, сделал мне двойную защиту мозга.

          — Да? — лицо Светланы выдало тень удивления. — А для чего?

          — Он намерен транслировать мне свою информацию. И потом, — Жанна замешкалась, не слишком ли глупым покажется сообщение о ней, как о космической жене его, но все-таки сказала.

          Светлана хмыкнула с оттенком иронии, задумалась.

          — Знаешь, — анализировала она, — у Заветова порядка трехсот фантомов и огромное количество физических двойников. Скорее всего, твой космический суженый — это двойниковая сущность.

          — Я тоже склонна так считать. Однако почему же этот космический двойник попал в физическую субстанцию Заветова?

          — С чего ты взяла? Реальный, физический Егор Дмитриевич разве говорил с тобой на эту тему?

          — Да, ты права, без тебя я бы ни за что не разобралась в своих мужьях.

          Светлана рассмеялась — первый раз за двое суток.

          — Надо запросить «Абсолют», «Разумоидальное Кольцо», «Межгалактический Контроль», «Иерархический и Реинкарнационный Советы», «Звездную полицию». Всю космическую иерархию необходимо поставить в известность, что двойник Заветова готовит массовое порабощение землян. Будем с тобой выходить ежедневно на контакт с ними. Невозможно допустить, чтобы этот поганец оставался здесь долго! Пока я тебе все это говорила, он мне уже пообещал войну и сказал, что как только я появлюсь на семинаре, он объявит меня сумасшедшей. Ну что ж, посмотрим, кто кого!

          — Тогда расскажи мне, как выходить на Иерархов Космоса.

          — Очень четко формулируй и конкретизируй суть вопроса и саму фразу. Перед контактом глубоко концентрируйся, а лучше воспользуйся эффектом погружения при полном абстрагировании от себя. Тебе нужно только раз попробовать, дальше ты поймешь и будешь правильно оформлять запрос: необходимость — и тут же мгновенная настройка. Главное — устремленность.

          Светлана с Жанной всегда находились вместе много часов. Духовная близость — это самое большое счастье в жизни земной. И им повезло: их судьбы пересеклись на темах контактов и астральных науках. У них был очень плотный, насыщенный внутренний мир, который вполне был способен служить надежной защитой от бед. Даже таких неординарных.

          Жанна медленно подходила к дому, анализируя содержание их разговора. Весна будоражила запахами и легкими прикосновениями своих рук, губ, шелковых тканей. В голове накручивались вихри вокруг единственной мысли: можно ли вернуть «первого» Заветова? И как? В силах ли они это сделать? И что такое их силы? Непонятно на чем выросшая уверенность оформила все в окончательную решимость: можно или не можно, а вернуть надо! Нельзя жить в образе насекомого, Заветов сам учил: «Стань точкой отсчета! И тогда любое твое действие будет правильным и возможным!» Точка отсчета, — думала с грустной усмешкой «небесная подруга», — это величина, видимая из любого места. (Всего-навсего!) Или имеющая уровень святости (светимости). Из этого следует, что нужно выйти над собой, над системой своего «я». Неплохо бы еще и знать, как это сделать. Итак, при наличии знаний, работа не менее чем на несколько лет. А может, это максимальная концентрация желания?

          Пока девушка была занята изобретательством и получением готового решения, она и не обращала внимания на треск и грубые попытки войти в ее голову. А там уже творилась настоящая чертовщина. По ощущениям Жанны в нее влазила волосатая ручища и пыталась воткнуть огромных размеров булавку. Булавка не вставлялась. Острие будто бы натыкалось и проскальзывало по камню или бетону. От этого увеличивались усилия, скрежет, давление и…гнев. Безмолвное раздражение экспериментатора волнами ходило по кругу. А подопытную это даже веселило, но она сдерживалась. Вместе с тем, ее наполнило чувство собственной нужности и благодарности «первому» Заветову. Когда двойник окончательно понял бесполезность попыток и оставил ее в покое, Жанна не выдержала и рассмеялась:

          — До свиданья!

          — Ты слишком самонадеянна! — бросил он на последок, и девушка по вибрации телепатема поняла: этим дело не кончится.

          Так и вышло. И теперь, изо дня в день, там, где она находилась, сгущалось пространство. На кухонной стене, как на экране, искрились розовые, зеленые, фиолетовые молнии. Энергии красок, разводами, словно на пожаре, поглощали друг друга и возникали новыми вспышками. Хорошо хоть предметы не стреляли и не подпрыгивали.

          Жанна приблизительно догадывалась: происходило выдавливание одной из субстанций Заветова. Шла самая настоящая война. Потом к ней почти вплотную стали приближаться зазомбированные фантомы ребят из команды. Началось негативное давление еще и с их стороны. Это было уже слишком! Конечно же, Жанна понимала, что энергетика — это не человек, она не настолько опасна! Но с другой стороны, ее последствия пока были мало известны. Они хоть и завораживали, но все же пугали. Становились навязчивы и довольно неприятны фантомные тени сзади. Что бы она ни делала: сидела ли в ванной, возилась на кухне, убирала квартиру ли, ее постоянно «опекал» недружественный наблюдатель.

В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить