А. А. Шарин, И. А. Шарин
10.07.2012 г.

  На главную раздела "Рассказы, новеллы, очерки"





ВОСПОМИНАНИЯ ВОИНА-ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТА

Шарина Александра Александровича, майора в отставке, борттехника по авиационному и десантному оборудованию военно-транспортной авиации (самолеты АН-12, Ил-76).

Шарин Александр Александрович

АРМЕЙСКАЯ СЛУЖБА

          Я честно прошел путь армейской службы от принятия присяги до приказа Министра обороны об увольнении в запас по возрасту. За все эти годы много воды утекло и много чего было. Постоянная боеготовность, тревоги, учения и ежедневный армейский труд. Но больше всего впечатлений и воспоминаний у меня приходится на годы летной работы в составе экипажа на самолете АН-12. Экипаж у нас был очень дружный, молодой (средний возраст — 26 лет), и мы никогда не плелись в хвосте, как по дисциплине, так и по боевой подготовке.

          Вот смотрю я сейчас прогноз погоды для России, где показывают названия регионов и их центры, и прихожу к выводу, что не был только в Туре, хотя на этой широте был в Анадыре, да и еще где-то ближе к Туре.

          А так, от острова Сахалин, Крайний Север, Приморье, Запад и до самых Южных до «окраин». А также во всех наших Советских Социалистических республиках и автономиях и у наших партнеров по Варшавскому Договору: это Германия, Польша, Венгрия, Болгария и т. д. Приходилось перемещать различные военные грузы, овощи, фрукты.

          С теплотой вспоминаются посадки на аэродроме «Ле-Бурже» во Франции. Видеть в упор самолет «Конкорд»! А сам Париж! Незабываемая Триумфальная арка, где нанесены названия городов Европы и России, взятых Наполеоном, Елисейские Поля, Монмартр, Собор Парижской Богоматери и, и конечно, Лувр. У каждого знаменитого художника — своя картинная галерея: Пикассо, Рембрант и многие другие. А знаменитый зал Леонардо да Винчи. Его мировой шедевр — «Мона Лиза» или просто — «Джоконда». Сия картина выставлена на стене и закрыта тамбуром из бронестекла. Рядом с тамбуром сидит постоянный смотритель, который, кстати, был в гостях в СССР вместе с «Джокондой». Всего о Париже, конечно, не расскажешь, хотя и были мы там дважды, т. е. четверо суток. Обеспечивали официальный визит Л. И. Брежнева. Доставили и обратно вывезли специальное оборудование, необходимое для визита, двумя экипажами на самолетах АН-12. Наш Глава Государства и сопровождающие его лица прилетели и улетели на другом типе самолета.

          Немного о боевой подготовке. Запомнился мне 1976-й год. Весной того года нашему экипажу поставили задачу — испытание новой парашютно-реактивной системы ПРС-915. Чем мы и занимались все лето и осень.

          Что она эта ПРС-915 из себя представляет? Это грузовая платформа, на которой можно установить любой монолитный груз, подходящий по габаритам грузовой кабины самолета АН-12, а также по весу. Мы испытывали платформу с грузом БМД (боевая машина десанта). На системе установлены четыре реактивных сопла на твердом топливе (порох) симметрично, направленных в сторону земли, с общим весом порохового заряда 104 кг. На платформе устанавливалась одна телескопическая штанга, которая выдвигалась после выхода БМД из Самолета и устанавливалась в вертикальное положение с фиксацией на длину 11 метров. После касания штанги о землю, замыкалась электроцепь, срабатывал детонатор, а затем уже и пороховые заряды. До приземления, платформа с грузом снижается на стабилизирующем парашюте со скоростью 18 м/сек. Это позволяет платформе пройти опасный участок по воздуху с большой скоростью, что затрудняет противнику уничтожение цели (т. е. платформы) в воздухе. При срабатывании порохового заряда у земли, скорость на высоте 1 метр гасится до ноля и платформа плавно касается земли, приземляется.

          Выброски производили с разных высот. Дошли до высоты десантирования платформы — 2 400 метров. Для воспламенения порохового заряда применялся аккумулятор, т. е. постоянный источник питания.

          Но в один прекрасный момент, после выхода платформы с БМД из самолета, сработал пороховой заряд. Самолет тряхнуло так, что нам мало не показалось. Как потом рассказывали, платформа с БМД приземлилась без порохового заряда очень грубо, т. е. артиллерийская башня от перегрузки просто влетела вовнутрь БМД. А ведь мы постоянно летали, оказывается, в прямом смысле, на пороховой бочке.

          Замкнись электроцепь где-то на взлете или при болтанке в воздухе, а то и просто так, от самолета и от нас не осталось бы ничего.

          После этого неудачного десантирования испытания прекратили. И возобновили их где-то через месяц, доработали систему. Вместо аккумулятора установили динамо-машину, которая раскручивалась от набегающего потока воздуха при снижении платформы и в процессе этого заряжался электро-конденсатор, мощности которого хватало для срабатывания электро-детонатора при приземлении.

          Также, после того неудачного десантирования, стали устанавливать, для большей надежности, две штанги по бокам. Испытания в дальнейшем проходили успешно. Правда, при очередном десантировании не раскрылся стабилизирующий парашют и БМД с диким ревом неслась к земле на одном вытяжном парашюте, площадью восемь квадратных метров. При приземлении не помогли даже пороховые заряды для погашения скорости и, в итоге, башня ушла вовнутрь БМД. А потому, потребовались большие и объемные сварочные работы. Эту машину мы еще не раз десантировали и видели все последствия неудачного приземления.

          Небольшое отступление. Вокруг площади десантирования больших грузов и личного состава ВДВ, располагаются грибные места в перелесках. Стояла уже грибная пора. Так вот, в дни наших полетов полка, в лесах, рядом с площадкой десантирования, не было грибников, боялись нового «чуда».

          После успешных испытаний новая система ПРС-915 была принята на вооружение ВДВ и десантирование БМД производилось уже серийно, т. е. бросали уже целыми эскадрильями не только наш полк, но и другие полки. Даже стало мелькать применение ПРС-915 в кинохрониках на учениях.

          Десантирование БМД с экипажем держалось в секрете. Данный эксперимент проводился под кодовым названием «Кентавр». И только лишь в день плановых полетов полка на десантирование личного состава ВДВ и больших грузов, экипажу довели, что мы десантируем грузовую платформу с БМД, в которой будет находиться «экипаж машины боевой». Загрузка в самолет АН-12 прошла, как всегда, нормально. После установки платформы на место, еще не один раз проверили крепление платформы к полу самолета. Также, неоднократно проверены электроцепи сброса вытяжного парашюта.

          Во время загрузки БМД в самолет, да и до самого занятия рабочих мест экипажа для вылета, нас смущало обилие генеральских лампасов в толпе провожающих.

          Перед вылетом, как всегда, экипаж построился для уточнения боевой задачи на предстоящие полеты. К нашему строю подошли командир полка и Дядя Вася — Маргелов (командующий воздушно-десантными войсками). Наш командир корабля Водовозов Володя доложил ему (Дяде Васе) о готовности самолета к вылету. Маргелов пожелал нам удачного полета и удачного десантирования. Мы уже знали к этому времени, что среди членов экипажа БМД будет его сын. Пока мы стояли в строю, в самолет поднялся экипаж БМД. Как они там усаживались вовнутрь БМД, мы не видели. Вот в статье газеты упоминаются только две фамилии, а я отлично помню, что в самолет поднялись три человека в черных комбинезонах с портупеями и кобурами на ремнях, безо всяких знаков различия воинских званий. Я так понимаю, что забыли упомянуть фамилию механика-водителя.

          Полет по маршруту до площадки десантирования (где-то час с небольшим) прошел нормально. После занятия НБП (начало боевого пути), на удалении 15 км от точки десантирования открыли грузовой люк АН-12. После открытия грузового люка по СПУ (самолетное переговорное устройство) я доложил, что грузолюк открыт и створки на замках. На удалении 10 км загорелся желтый плафон — «Приготовиться!» После загорания плафона, как было условлено заранее на земле, я стукнул по броне три раза гаечным ключом, т. е. прошел сигнал «Приготовиться!» для экипажа БМД. В заданной точке загорелась лампа-плафон зеленого цвета — «Пошел!». Вытяжной парашют упал с подвески, вышел за пределы люка, наполнился и сорвал штангу крепления платформы к полу. Платформа по роликам моментально вышла из самолета. Доложил командиру по СПУ, что груз вышел нормально. Приземление БМД прошло удачно.



В начало                               Продолжение

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить