04.05.2011 г.

  На главную раздела "Владимир Гарматюк"


          Пример изображения Поручик Лукаш лежал на диване и читал российские газеты. Швейк в коридоре усердно чистил его сапоги, на которые накануне вечером пьяного поручика вытошнило.
          —  Швейк!
          —  Я здесь, господин поручик!
          —  Ради интереса, хочу тебя спросить. Почему в России название правящей партии в некоторых газетах пишут в середине с сокращением букв — «Е..ная Россия»?
          —  Экономят, господин поручик.
          —  Что экономят?
          —  Буквы, господин поручик.
          —  Идиот.
          —  Так точно, господин поручик.
          Читает дальше…
          —  Не понимаю, почему у них лидер правящей партии не член партии? Как такое возможно? Разве может глава католической церкви Римский Папа — быть не крещеным?
          Швейк, помня предыдущее унижение, осторожно и с опаской замечает:
          —  Шифруется.
          —  Что значит — шифруется?
          —  Я слышал, лидер их правящей партии в прошлом работник тайной полиции. А все спецслужбы скрываются, чтобы лучше наблюдать на благо отечества.
          —  Так ведь он у всех на виду. Как же он может шифроваться?
          —  А он не говорит никому, что будет делать. Обещает хорошее, а что делать будет — никому об этом не говорит. Так и шифруется. И правящая партия, глядя на него, тоже шифруется — в разговоры ни с кем не вступает. Только начни, скажешь что-нибудь не то, тогда пиши пропало. А если партия на выборах как шпионская сеть провалится, то он останется целехоньким.
          —  Идиот.
          —  Так точно, господин поручик.
          Лукаш берет другую газету. Читает.
          —  "...Правящую партию в России в народе называют партией жуликов и воров". (В голос, про себя.) Как она правит? Ничего не понимаю...
         Тонкий слух Швейка, принявшегося за второй наиболее пострадавший сапог, уловил реплику начальника, попавшего в затруднительное положение. Чувство солдатского долга не позволило Швейку оставить командира в беде и, невзирая на опасность оскорбления, он снова замечает:
          — Я слышал, в России даже со Знамени Победы украли «серп и молот». Сначала украли, а потом, когда обнаружили пропажу, то вернули. Тогда в отместку воры с флага украли красный цвет. И теперь на день Победы ходят не с красным цветом, а с полосатым — черно-оранжевым.
          —  Швейк, ты когда-нибудь думаешь, что говоришь? Как можно со Знамени украсть «серп и молот», ведь он же на нём нарисован? Как с флага Победы можно украсть красный цвет?
          В ответ Швейк с укоризной и сочувствием посмотрел на командира.
          Выражение лица Швейка оскорбило Лукаша.
          —  Ко мне! Сюда! — с угрозой в голосе рявкнул поручик.
          Швейк с сапогом на левой руке, чеканя шаг, подошел к дивану. Щеткой, которую держал в правой руке, как вышколенный служака, залихватски щелкнул по козырьку и с невинным младенческим выражением лица уставился на пустую птичью клетку, где ещё совсем недавно жила канарейка.
          —  Так ты, мерзавец, считаешь себя умнее офицера армии его императорского величества?
          —  Никак нет, господин поручик. Я и сам не знаю, как со Знамени сперли «серп и молот», а с флага красный цвет. В России на 50 лет космонавтики со шлёма первого космонавта Гагарина украли надпись «СССР». Тоже никто воров не поймал. Только глупых воров ловят с поличным, а умных ни одного никогда не поймали. На то они и умные воры, чтобы не попадаться. Сегодня было — завтра нет. Все замечают, что пропало, а воров не поймать. У русских даже пословица есть: «Не пойман — не вор». Поэтому  правящую партию называют жуликами и ворами несправедливо. Они из «Е..ной России» все, как один, кристально честные люди и к воровству не имеют ни малейшего отношения.
          Поручик внимательно разглядывал лицо Швейка, но не заметил в нём никакого подвоха. Ущемленное самолюбие отпустило, и он напускно сердито скомандовал: «Шагом марш!»
          Швейк щелкнул каблуками, развернулся на 180 градусов и строевым шагом, размахивая щеткой и сапогом, пошел в коридор.
          Лукаш устало отложил газету в строну и сел. Голова гудела после вечерней попойки с полковым священником. Под столом стояли четыре бутылки. Поручик поглядел на них с надеждой, но они были пусты.
          —  Всё-таки Россия очень богатая страна, — философски заметил Лукаш.
          —  Так точно, господин поручик, — богатая. Я слышал, только за одну смену двух букв «по» в слове «милиция» они хотят выложить 19 миллиардов. Капрал Распилевич говорит, что деньги выбросят псу под хвост, на них можно было бы купить все трактиры в Праге вместе с их вином в подвалах. Но он глубоко ошибается. Пан Стрижек, что из-под Пуслей, купил на базаре корову по имени Марта, но, так как он был глухой, то, когда её покупал, не расслышал имя, перепутал всего одну букву и стал называть корову "Марка". После этого вместо одного ведра молока в день корова стала давать по два, а если бы он ошибся на две буквы, то молока хватило бы на всю округу. Дело с буквами — того стоит.
          Рассуждения Швейка не затронули сознание поручика.
          —  Швейк?
          —  Я здесь, господин поручик!
          —  Не знаешь, как там у русских: «Умом Россию не понять…» А как дальше?
          —  Так точно, господин поручик, — знаю. Дальше у них эти молодчики всё подчистую в стране разворуют.
          —  Да нет, я не про то. Я про их писателя: «Умом Россию не понять…» А дальше, дальше у него как?
          Швейк сел на табурет и прямо посмотрел в глаза Лукашу…
          —  Я думаю, дальше так: «В Россию надо верить...» Они прозреют!

 

Владимир Гарматюк
4.05.2011
Статья поступила в редакцию 04.05.2011 

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить