13.01.2012 г.

  На главную раздела "Инструментальная транскоммуникация"


Мы должны отдавать себе отчет в распространенной ошибке: полагать,
что все видимое нами исчерпывает собой все существующее.
Чарльз Вебстер Ледбитер

 

Изолированное знание, полученное группой специалистов в узкой области,
само по себе не обладает какой-либо ценностью, но приобретает таковую
лишь в синтезе с остальным знанием, и лишь в той степени, насколько
приближает нас в этом синтезе к ответу на вопрос "кто мы?".
Эрвин Шредингер



          О вреде, который был причинен человеческому обществу политическим и религиозным тоталитаризмом, написано и сказано достаточно много. Здесь я хотел бы сказать несколько слов об иной его разновидности, которую можно назвать «материалистическим тоталитаризмом». На сегодняшний день его тон в основном задается научными функционерами и чиновниками и плавно переходит на круги «сочувствующих», симпатизирующих научному и рациональному мировоззрению. И это положение вещей мне вдвойне небезразлично по причине моей собственной принадлежности к научному сообществу.

          За прошедшие десять лет мне неоднократно приходилось высказываться, и среди коллег-ученых, и в прессе, и в публикациях в интернете, по поводу так называемой «кругляковщины» и «борьбы с лженаукой». Не впадая в многословие, я бы сформулировал суть стоящей перед нами проблемы следующим образом: отождествление понятия «научного мировоззрения» и «здравого смысла» с материализмом, вульгарным атеизмом и их побочными продуктами. Естественно, сюда входит пресловутое отрицание парапсихологических феноменов, резервных возможностей человека, жизни после смерти, контактов с иными плоскостями Бытия и других вещей, о существовании которых сегодня известно, наверное, практически всем. Казалось бы, научная профессия по своей природе должна предрасполагать человека к открытости, непредвзятости, жажде новых знаний и построению новых моделей, которые неизбежно приходят на смену неактуальным и устаревшим. Но, что поразительно, так называемые «ученые» временами превосходят в своей косности и догматизме матерых церковников и партаппаратчиков советской закваски. Справедливости ради стоит отметить, что такая ситуация характерна не только для России. Это ярко демонстрирует статья Уилла Харта.

          Люди других творческих профессий, скажем, музыканты или художники, и то по большей своей части гораздо более открыты к дискуссии да и просто вменяемы, не претендуя на то, чтобы указывать миру, как он «должен быть» устроен, но скорее акцентируя внимание на гармонии с ним.

          Господа, именующие себя «скептиками» и «материалистами», накрепко засели в редакциях научных журналов, на чиновничьих стульях разного рода «академических» организаций, специализирующихся на распиле бюджетных средств, и даже (!) в цензорах знаменитой Википедии. Несмотря на веление времени, они все еще крепко держатся за свои места и не хотят сдавать позиции.

          Стоит разоблачить один миф, проповедуемый ныне некоторыми подобными господами. Они пытаются нас уверить, что существование перечисленных выше явлений не доказано наукой или же относится к особой «иррациональной» области познания, в корне противоречащей научной и рациональной.

          На самом деле существует огромное количество научных работ, опубликованных отнюдь не в «бульварных», а в серьезных рецензируемых научных изданиях, свидетельствующих о том, что наличие явлений, которые многие все еще относят к компетенции «тайных» или «оккультных» дисциплин, является бесспорным фактом. Не менее достоверным, чем существование, скажем, далеких туманностей и галактик, которые, естественно, тоже невозможно «потрогать руками».

          Что касается иррационального познания, принимая ограниченность человеческого разума, трудно отрицать его существование. Но почему нужно считать это познание противоречащим рациональному? Ведь и то, и другое — лишь инструменты в наших руках. Более того, как показывает история, выпестованные нами современные научные методы буквально выросли из более широкого понимания мира, которое с нынешней узкой точки зрения может кому-то показаться «иррациональным». И отнюдь не случайно такие титаны науки как Парацельс, Сведенборг, Ньютон отдавали немалую часть своего времени и усилий изучению оккультных вопросов. Позже, в XIX столетии, члены Королевской Академии наук Великобритании Уильям Крукс и Оливер Лодж принимали самое активное участие в изучении спиритических феноменов и, начав с сомнений и скептицизма, в конце своих исследований убедились в их несомненной истинности. Этот список можно продолжать достаточно долго.

          Всем читателям, глубоко интересующимся вопросами взаимосвязи науки и оккультизма, советую познакомиться с замечательной монографией Дона Де Грасиа, профессора кафедры физиологии университета Уэйна.

          В чем я вижу решение озвученной здесь проблемы? Конечно, можно, следуя знаменитому высказыванию Макса Планка, подождать, пока вымрут адепты косности и догматизма, принадлежащие к старому поколению ученых, а пришедшее им на смену новое поколение примет новые концепции и новое видение мира. На мой взгляд, такой подход является контрпродуктивным, если принять во внимание потребности нашего времени, для которых характерна все более возрастающая динамика развития и обмена информацией.

          Существуют альтернативные подходы к той же проблеме, и они в принципе лежат на поверхности:

          — создание и стимулирование конкуренции между существующими академическими научными институтами и группами;

          — ликвидация монополии РАН на доступ к научно-исследовательским и бюджетным ресурсам. Как вариант, необходимо существование нескольких конкурирующих между собой академий, причем акцент должен делаться на реальной работоспособности изобретений, а не на их соответствии каким-либо устаревшим догмам. В XXI столетии наличие небольшой кучки чиновников от науки, просиживающих штаны в кабинетах и имеющих эксклюзивную возможность распоряжаться государственными бюджетными средствами, при этом еще указывать другим, что им думать и делать, принципиально недопустимо;

          — наконец, не стоит забывать о таком важном моменте, как финансирование науки из частных средств (я здесь имею в виду в основном прикладные разработки, не касающиеся военной области), что широко практикуется на Западе. Конечно, это упирается в наличие прослойки людей, не только умеющих зарабатывать определенный капитал, но и ставить адекватные цели в виде вложения в те же научные исследования. Цель этих вложений может охватывать и получение прибыли, и определенные мировоззренческие, стратегические задачи.

          В заключение хочется пожелать, чтобы в XXI веке наука, наконец, полностью порвала с тоталитарным материалистическим прошлым и стала именно Наукой. С большой буквы.



Михеев Артем Валерьевич,

выпускник математико-механического факультета СПбГУ (2001),
кандидат физико-математических наук (2008), доцент НИУ ВШЭ,
автор ряда статей и исследований по механике деформируемого твердого тела,
экспериментальной парапсихологии, проблеме сознания.
Внештатный консультант Ноосферной Духовно-Экологической Ассамблеи Мира (НДЭАМ)

Статья поступила в редакцию 04.01.2012

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить