18.03.2010 г.

  На главную раздела "Научные работы"


 

Суперустойчивость

 

Корр.: Насколько я понял, вы воплотили в жизнь мечту медиков всего мира об управлении стволовыми метками крови - ведь именно из них организм построил новую поджелудочную железу?


П.Г.
: Вскрытие крыс показало, что у контрольных животных поджелудочной железы практически не осталось. А у подопытных на «пустом» месте выросла новая железа. Похоже, мы действительно осуществили мечту медиков об управлении стволовыми клетками, потому что только они могли послужить материалом для регенерации. Другими словами, стволовые клетки крови не только превратились в клетки поджелудочной железы – из них по волновой программе, заложенной биокомпьютером, регенерировался разрушенный орган!

Весь мир пытается управлять стволовыми клетками с помощью химических веществ. А мы убедительно показали, что это можно делать волновым путем.

Повторив опыты пятилетней давности, проведенные в Торонто, нижегородские медики пошли существенно дальше, экспериментально подтвердив наши новые идеи. Исследователи убедились: если крыс обработать информацией, считанной с поджелудочной железы крысенка до введения им аллоксана, то они становятся... суперустойчивыми к этому яду. После такой обработки им можно спокойно вводить аллоксан в огромных количествах – и они на него не реагируют! На четвертый день, когда контрольные животные умирают от отравления, подопытные бегают здоровые, как будто их организм не получил смертельную дозу яда.

Корр.: Как объяснить это биологическое чудо?


П.Г.: Усвоив информацию об органах новорожденного крысенка, взрослые особи приобретают волновой иммунитет к сильнейшему яду. Существование такого иммунитета я предсказал теоретически еще в 2000 году – и теперь эту идею экспериментально подтвердили нижегородские медики.

Похоже, информацию о поджелудочной железе новорожденного крысенка организм взрослых крыс воспринимает как некую инструкцию для правильной работы. Согласно этой «инструкции» он запускает очень мощные процессы защиты, которые делают его способным обезвреживать огромные дозы яда.

Обычно, чтобы убить подопытных крыс, им вводят 40–50 миллиграммов аллоксана на килограмм веса. А мы вводили 300 миллиграммов, почти в десять раз больше – и животные оставались здоровыми! Они ничем не заболевали и даже размножались...

Корр.: Ваши результаты просто потрясают. Они открывают перед медициной такие возможности, которые раньше даже не снились врачам.


П.Г.
: Кое-что действительно было бы полезно внедрить. В принципе можно создавать у людей волновые иммунитеты против ядов, в том числе собственных, которые вырабатывает сам организм. Ведь известно, что одна из причин старения (быть может, основная) заключается в том, что в прямой кишке накапливается огромное количество внутренних токсинов, которые потихоньку нас отравляют и приближают смерть. Уж если мы способны заблокировать действие столь мощного токсина, как аллоксан, то можно надеяться, что научимся и вырабатывать такую же волновую устойчивость к собственным ядам.

Корр.: Вы намекаете - закладывать в биокомпьютер поджелудочную железу, взятую у абортированного младенца?


П.Г.
: По этическим соображениям (аборт – смертный грех) мы можем делать это только в мысленном эксперименте, а в реальности этот путь не для нас. В наших опытах мы намерены использовать только клетки крови. Ведь она содержит стволовые клетки, которые являются источником целебной информации для любых органов.

Корр.: Но брать у младенцев кровь, чтобы лечить взрослых, тоже не очень хорошо?


П.Г.: Не всегда. В последние годы при рождении стали забирать пуповинную кровь для хранения в замороженном виде. Раньше ее выбрасывали вместе с пуповиной, а сейчас хранят как драгоценность, но не знают, что с ней делать. А мы знаем – эту кровь надо использовать, например, для создания волновых иммунитетов к токсическим веществам, что позволит избавлять людей от «неизлечимых» недугов и значительно увеличивать продолжительность жизни. Есть надежда что мы будем управлять стволовыми клетками крови и сможем по желанию восстанавливать постаревшие органы и ткани. Это один из путей к торможению старения.

Таковы наши планы на будущее. А пока мы можем с полной ответственностью заявить, что нам удалось получить антидот (противоядие) для аллоксана.

 Корр.: Но где может найти применение ваш метод, ведь никто не травит людей аллоксаном подобно лабораторным крысам?


П.Г.
: Я уже говорил, что, в принципе, можно вырабатывать волновые иммунитеты к любым ядам. А некоторыми из них нас действительно травят, и очень сильно. Например, гептил, то есть продукт неполного сгорания топлива, который выбрасывается в атмосферу при запуске ракет и потом выпадает на землю. За полвека космической эры весь земной шар оказался пропитанным гептилом, он попадает в наш организм через воздух, воду и пищу. А это вещество чудовищно ядовито – его токсичность в 16 раз больше, чем у синильной кислоты, оно гораздо сильнее аллоксана. Гептил действует на генетический аппарат людей и животных, поражает их как бы незаметно – во втором и третьем поколениях. Попадания нескольких молекул этого яда в человеческий организм достаточно, чтобы вызвать процессы мутации, ведущие к тяжелым заболеваниям, снижению детородности, преждевременной смерти.

Специалисты прекрасно знают о чудовищной ядовитости гептила, тем не менее им продолжают отравлять планету все развитые страны – США. Россия, Великобритания, Китай, Индия и другие. Только из-за этого яда человечество уже приблизилось к критической черте, за которой может начаться необратимое вымирание рода людского. А ведь есть и много других токсических веществ, которыми люди отравляют Землю.

 
Фактически грядет генетический коллапс планеты. Потому что ее невозможно очистить от тысяч тонн гептила, выпавших на поверхность Земли. И пора уже ученым бить во все колокола.

Корр.: Тут уже нет разницы, кто ты – американец или папуас. Начинается вымирание всего человечества, и мы должны во что бы то ни стало его прекратить!


П.Г.: Несомненно. Я подробно изучал историю этой проблемы и вижу, что с помощью нашей технологии ее можно решить в масштабах всей планеты. Коли мы создали крыс, суперустойчивых к яду аплоксану, то, в принципе, можем создать и людей, суперустойчивых к яду гептилу. Другого пути просто нет. Если человечество не воспользуется нашими технологиями, то мы погибнем все вместе через несколько лет. Дело уже сделано – гептил везде и всюду. А на Алтае, где все время падают отработавшие ступени запускаемых ракет (умельцы делают из них сковородки, заборы и другие «полезные» вещи), население уже пожелтело от гептила и быстро вырождается.

Сейчас мы готовим эксперимент по созданию крыс, устойчивых к гептилу. Затем будем вырабатывать такой волновой иммунитет у других животных – собак, свиней, обезьян. И потом постепенно подойдем к людям. Задача, как я уже говорил, – создать человека, суперустойчивого к гептилу. Но еще раз подчеркиваю, что, в принципе, можно сделать человека устойчивым и к собственным токсинам, которые потихоньку отравляют его. Если мы сделаем себя устойчивыми к собственным ядам, то сможем жить очень долго – как библейские патриархи, а может быть, еще дольше.

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить