16.05.2013 г.

  На главную раздела "Эзотерика"


          Автобус еще только подъезжал к этому захолустью, а я уже понял — конечная. Дверь распахнулась, я плюнул и выматерился. Какой дьявол меня сюда загнал? Вроде и не спал. Так только, слегка закрыл глаза. Сегодня весь день поганый, с утра в пух и прах поругался с Валькой. Она, конечно, гадина, но ведь говорила-то правду. А от этой правды что, легче? Дальше больше — тварь какая-то выезжала, помяла капот. Сын, сынуля, скотина, назанимал кучу денег. Да было бы хоть на дело, махнул бы рукой и отдал.

          В кишках пожар. В душе — дым. На улице жара, как в аду.

          Я размахнулся ногой пнуть по мусорке, да вовремя заметил мента. Шарит, гад, взглядом — ищет, к кому бы пристегнуться. Обедать, видно, собрался.

          Я остановился, соображая, как теперь отсюда выбираться. Автобусы здесь, похоже, раз в неделю бывают. Такая досада, жизнь — засада! Нет, зачем я на этот свет пришел, а?

          Я привалился к остановке, закрыл от обиды глаза. Мужик ведь, нюни пускать не полагается. А хочется.

          Напротив, в забегаловке, стукнула дверь. Пойти пожрать, что ли, или напиться… Пока я думал, дверь туда все стучала, будто все здешнее захолустье там манифестации проводит. Уроды! Лучше бы на работу ходили!

          Может, там кормят неплохо, — стукнула по моему желудку блудная мысль. От нее я очухался и подошел поближе.

          «Станция энергетического питания», — прочитал. О! Это еще что за бред? Ладно, зайду, может, какой продукт в гарнире полезный, пищу перерабатывает активно? Придумывают же всякие биодобавки. Только б организму подошел!

          Дальше я еще больше удивился: платить за всю кормешку нужно у входа.

          — А потом не надо платить? А если я много съем? — поинтересовался я у какой-то клячи, проходившей мимо меня. Она так разулыбалась, смешная, будто я ей комплимент сказал.

          — Нет, больше не надо. «Ешьте», сколько сможете!

          Я прошел в фойе, затем в зал. И обомлел: в зале полутемно, стоят низкие кресла. Столов вообще нет. Я было попятился — куда попал-то? Да выход закрылся, и ни единой души, чтоб дверь-то назад открыла. Да… денек. Назад хода нет. Пришлось занять место в этом кресле. Правда, удобное, загрузился в него, как в вату.

          Откуда–то сверху послышалась музыка. Звук словно плыл, метр за метром подбирался к моим ушам, а из них, как вино тягучее, марочное, — прямо в душу мою израненную. Нет, все-таки ликер, хоть я его и не люблю. Но звук приятный. Он еще и пах. Тонко, как от Виолетты из 31 квартиры, не то, что от Вальки — вечно жареной картошкой. А та пройдет — в подъезде праздник наступает. Эх, про картошку я зря вспомнил, желудок тут же исполнил танец с саблями. «Заткнись, — сказал я ему, — сегодня не наш с тобой день».

          Послышался голос. Я начал слушать, думал, рассказ, но какой-то ненормальный говорил бессвязную речь — отдельные фразы. А, даже хорошо — голова от мыслей не вспухнет! Утомился я от жизни — только в этом зале и понял!

          Делать было нечего, и я нечаянно устремился за словами. Зад мой остался на этом стуле, а все остальное, что было в наличии, пошло следом. Слова повели по желтой песчаной дорожке — я оказался в саду. Огляделся — Эдем, и только! Я прежде разулся и попал в пушистый ковер. И не деревья там вовсе росли, а добрые великаны! Кудрявые, пышные, листва и мягкая, и колкая, и прозрачная, словно паутина. Я так залюбовался ими, голову задрал, а на них плодов, как игрушек на елке — видимо-невидимо. И все сочные, яркие, всяких-превсяких красок. Я подскочил и сорвал. Персик! Не жуткое подобие с базара, а натуральный, из сада! Такого спелого и сочного я в жизни не ел! Потом я съел грушу, рядом росла черешня — я набил рот, пока никто не видит. Да так наелся! Никогда не думал, что можно с таким удобством для организма наесться фруктами!

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить