07.01.2012 г.

  На главную раздела "Владимир Гарматюк"


Продолжение, начало 1-10


          31. Однажды Шах вызвал к себе своего советника Ходжу Насреддина и приказал:
          — В столице развелось полно приезжих нищих, все они такие наглые и бесстыжие, что, ухватив прохожего за полы одежды, не отпускают до тех пор, пока не получат подаяние. Возьми бумагу и составь мне список самых нищих и наглых негодяев, я их вышлю из города на 101 километр в назидание остальным алчущим мерзавцам.
          Молла взял перо и первым включил в список Шаха, затем лидеров правящих партий, министров правительства, председателей думских комитетов и далее всех думских партийных депутатов.
          Взглянув на бумагу, Шах побелел от злости и чуть не захлебнулся от ярости слюной.
          — Не сердись, о великий повелитель! Ты же сам приказал мне составить список самых нищих и самых наглых негодяев. Я так и сделал.
          — Ты что здесь написал? Я, твой Шах, — первый нищий и самый наглый?
          — Что ты гневаешься, государь! От народа шила в мешке не утаишь! Ты — самый нищий и самый наглый.
          — По-твоему, меня и все прочих из твоего перечня надо выслать из столицы?
          — Да, государь. Алчность остальных приезжих нищих не так опасна для страны и народа. Они получают милостыню от людей, умоляя их об этом, а ты и прочие наглецы — обманом, насильственно с помощью мошенничества, ругани и полицейских дубинок.


          32. Однажды Ходжа Насреддин сидел на берегу пруда и бултыхал палкой по воде.
          — Что это ты, Молла, тут делаешь? — спросил его один прохожий.
          — Модернизацию… Хочу из пруда сделать молочную чашу с кисельными берегами.
          — Но ведь от этого пруд не изменится.
          — Знаю… Если же я этого делать не буду, то про меня скажут, что я бездельник. А так люди слышат шум, вдруг что-то, да и получится?


          33. Однажды Ходжа Насреддин пришел на площадь, где было оборудовано место расправы с преступниками, и попросил палача, чтобы тот его приковал цепями к столбу.
          Палач спросил его, для чего это надо, ведь Молла не провинившийся преступник. Ходжа ему объяснил:
          — Когда к власти в стране приходит партия, то она всегда лишает граждан политических прав и свободы, поэтому я, заранее принимая меры, готовлюсь к предстоящему…


          34. Ходжа Насреддин шел по базару и увидел торговца, который продавал старые разорванные лапти по цене новых кожаных сапог.
          — Скажи мне, почему у тебя эти лапти так дорого стоят. Ведь за эту цену можно купить хорошую современную обувь.
          — Это не простые лапти, они ведут к богатству. В царские времена в России в таких драных лаптях весь народ ходил, а страна — не покупала, а продавала зерно за границу.
          Насреддин в ответ ничего не сказал, пошел домой и принес старую плеть. Сел рядом с торговцем и начал продавать плетку в десять раз дороже, чем лапти.
          — Почему ты так дорого просишь за старую, гнилую, изорванную плеть?
          — Э, приятель… Эта плетка дорогого стоит, потому как она ведет к уму, — ответил Ходжа. — В царские времена в России этой плетью казаки пороли на улицах народ, от неё он быстро поумнел.


          35. Как-то на базаре у Ходжи Насреддина спросили:
          — Когда у нас случится светопреставление и наступит конец света?
          — Какой конец? — уточнил Ходжа.
          — А какие, по-твоему, бывают концы? — удивился спрашивающий.
          — Если к власти придет одна партия, то конец света одним, если другая, то конец другим, а если наступит демократия, то конец света наступит для партийной власти. Вам какой больше подходит?


          36. Случилось, что Ходжа Насреддин стал государем и первым делом решил позаботиться о материальном положении жителей страны. Написал он проект первого указа, по которому половина государственной казны отходила ему лично. Подумал немного и добавил, чтобы половину от оставшейся половины отдать своим министрам и визирям, а про себя сказал:
          — Пусть народ думает, что я забочусь не только о себе.
          Посидел Ходжа ещё и приписал, чтобы оставшуюся в казне четверть раздать своим слугам: судьям, армии и милиции:
          — Пусть народ знает, что я своих слуг тоже не забыл.
          Тут вспомнил Ходжа, что о простом народе-то он совсем не позаботился, ни слова о нём в указе не упомянул. Взял и прибавил в текст окончание: «Недостачу средств в казне восполнить за счет налогов с народа».
          — Теперь никого не забыл, — подумал Ходжа. — Пусть народ знает, что я о нем тоже помню.


          37. Случилось, что Ходжа Насреддин стал государем, и привели вооруженные слуги к нему связанных людей. Он им и говорит:
          — Накормите меня, моих министров и моих слуг.
          — Прикажи прежде развязать нам руки, и тогда мы что-то сможем сделать…
          — Ах вы, хитрецы, если вам развяжут руки, тогда зачем мы все вам будем нужны?
          — Тогда накорми всех сам…
          — Заберите-ка у них деньги из карманов и кошельков, — приказал Ходжа слугам.


          38. Случилось, что Ходжу Насреддина выбрали Шахом, и решил он организовать борьбу с коррупцией в высших эшелонах государственной власти. Начал же с того, что всем чиновным коррупционерам стал повышать оклады да раздавать им из казны деньги.
          Алчность вельмож от этого вспыхнула как никогда, их содержание требовало от казны все больших и больших расходов, а коррупция разгорелась ещё сильнее.
          — Ты растратишь на вельмож всю государственную казну, разве они и без этого мало имеют, или ты думаешь, от этого коррупции не станет? — начали его упрекать люди.
          — Случилось, загорелся амбар с зерном, — отвечал Ходжа, — и я начал заливать пожар маслом. Вмиг склада и зерна не стало. Согласитесь, это было действенное средство!


          39. Как-то Шах вызвал к себе Ходжу Насреддина и сказал:
          — Я хочу тебе задать один каверзный политический вопрос. Скажи, какая на белом свете власть для народа определенно вредна и абсолютно бесполезна?
          — Партийная власть, — ответил Молла. — Она никогда не даст свободу и власть народу, она против демократии.


          40. Однажды Шах пришел в свою Думу на заседание новых списочных партийных депутатов и, чтобы испытать их лояльность, сказал им:
          — На обсуждение, вам в Председатели я выдвигаю кандидатуру — моего верблюда.
          — Отличное предложение, — отозвались из зала депутаты.
          Спустя немного Шах сказал:
          — Пожалуй, верблюд слишком высокомерен и медлителен.
          — Мы тоже так думаем, — послышалось в ответ от депутатов.
          — Кандидатом в Председатели от меня вам будет лошак из моей конюшни.
          — Несомненно, это лучшая кандидатура, — подхватили депутаты.
          Ещё выждав время, после аплодисментов, Шах говорит:
          — Нет, лошак не чистых лошадиных кровей, он испортит вашу аристократическую масть.
          — Да, да… Он помесь, это не наша белая кость.
          Под конец заседания Шах говорит:
          — Вашим председателем я назначаю осла.
          Из зала тут же раздался шквал бурных аплодисментов.
          — Какие вы, однако, странные… Вы соглашаетесь со всеми моими предложениями, кого бы я вам не назначил. Что это такое?
          — Дело тут ясное, о повелитель! — за всех ответил Молла Насреддин. — Это так и должно было быть. Ведь в депутатский список нас определил партийный лидер не для того, чтобы мы самостоятельно думали или выступали «против». Если бы мы проголосовали против осла, то ты имел бы право всех нас распустить. Кто нам тогда выдал бы жалованье? Мы служим партийному вождю и тебе, наш господин, потому мы готовы принять и осла.



Владимир Гарматюк
Россия, г. Вологда
Материал поступил в редакцию 7.01.2012
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить