Русская Православная Церковь под игом богоборческой власти в период с 1917 по 1941 годы
04.05.2011 г.

  На главную раздела "Православные страницы"





3.3. Идеологическая борьба в 1929 – 1941 гг. Деятельность СВБ.


К 1929 г. большинство населения Советской России оставалось религиозным, о чём свидетельствуют статистические данные. В Москве в конце 20-х крестили и отпевали 50-60 % людей. Советские источники признавали, что в это время “Патриаршая Церковь начала расти” при чём за счёт рабочих и крестьян, которые таким образом выражали и несогласие с политикой властей.

Среди учащихся процент верующих, к немалому удивлению верхов, был высок. В Москве 40 % выпускников 1928 года признали себя верующими, а в школе имени тов. Сталина верующих оказалось 92 %. То же наблюдалось и в провинции.

В связи с этим можно предположить, что общее число религиозных людей по стране составляло не менее 60 % населения. Впрочем, не надо умиляться этому: большинство из верующих боялись активно выступать в защиту Церкви и пассивно наблюдали за гонениями, может быть, негодуя в узком кругу.

Тов. Сталин, начав кампанию против РПЦ, обеспечил и идеологическое прикрытие. “ У нас есть минус “…” ослабление антирелигиозной борьбы “…” партия будет вести борьбу против религиозных предрассудков”, - заявил он в 1927 г. В 1928-1929 гг. пресса, по распоряжению властей, развернула идеологическую кампанию. В 1923-1929 гг. “Комсомольская правда” в ряде статей стала решительно пропагандировать “открытое наступление на религию”, разоблачать “реакционную сущность церковников и сектантов”. “Комсомольская правда” атаковала даже Союз Безбожников (СБ) за примиренческое отношение к религии, отсутствие классового подхода в его деятельности, в “правом уклоне”. Резко осудили, например, Луначарского, за его призывы к “тактичному, научному ведению антирелигиозной пропаганды”.

В июне 1929 г. антирелигиозное совещание при ЦК ВКП (б) дало прямое указание партийным, комсомольским, профсоюзным органам, и, разумеется, Центральному Совету СБ “начать решительное наступление на позиции церковников и сектантов”. “Безбожников” долго уговаривать не пришлось.

В том же июне состоялся 2 съезд СБ, определивший антирелигиозную борьбу как один из важнейших участков классовой борьбы. Лозунгом антирелигиозного движения стал призыв “Борьба с религией - борьба за социализм”. В работе съезда участвовало 1 000 делегатов от 1 млн. членов СБ. Союз Безбожников переименовали в Союз Воинствующих Безбожников (СВБ), подчеркивая непримиримость борьбы с религией. Ярославский зачитал доклад “Об очередных задачах антирелигиозной пропаганды”, в котором акцент ставился на проведении широчайшей антирелигиозной работы в массах. Задача СВБ - увеличение членов за счет рабочих и крестьян. Выполняя указ властей считать церковников сторонниками враждебных классов, в резолюции съезда “безбожники” постановили обратить особое внимание на разоблачение классовой роли религии и контрреволюционной деятельности церковных и сектантских организаций. Подводя итоги съезда, Ярославский заявил: “Для нас борьба на антирелигиозном фронте есть один из видов классовой борьбы, которую труд ведёт против капитала”.

“Безбожники”, получая щедрое финансирование от государства, рьяно принялись за дело. В 1929 г. по стране была создана сеть антирелигиозных университетов (в Москве, Ленинграде, областных центрах), в крупнейших Вузах возникли антирелигиозные отделения для подготовки “кадров высшей квалификации в области научного атеизма”. По стране прошёл цикл антирелигиозных лекций, фильмов, экскурсий. Тираж газеты “Безбожник” вырос с 62 тыс. экземпляров в 1928 г. до 500 000 экземпляров в 1930 г.

21 января 1930 г. исполнительное бюро ЦС СВБ приняло план 1-й “безбожной пятилетки”, по которому предполагалось довести число “безбожников” до 10 млн. По официальным советским данным в СВБ в 1928 г. насчитывалось 485 тыс. чел, в 1930 г. – 2 млн., а к 1932 г. - 5 млн. человек, да ещё 2 млн. “юных безбожников”. Однако даже советские авторы признавали, что эти цифры являются завышенными, так как даже в 1929 г., в самый активный период деятельности СВБ, в нём было лишь 0, 5 млн. активных членов, остальные были скорее не сознательными атеистами, а “вульгарными безбожниками”. В 1-й половине 19ЗО-х гг. ЦК ВКП (б) и ЦК ВЛКСМ постоянно критиковали СВБ за “слабую работу по вовлечению масс в дело борьбы с религиозным дурманом”. Отмечалось, что активисты “безбожники” просто “ловили” людей для отчетности, а антирелигиозная работа в действительности заключалась лишь в выколачивании взносов. Как правило, люди вступали в СВБ не добровольно, а под прямым давлением властей.

К середине 1932 г. стало ясно, что, несмотря на все усилия, “безбожная пятилетка” провалилась: РПЦ сохраняла свои позиции в обществе. В июле рабочий президиум ЦС СВБ принял директивы для 2-й “безбожной пятилетки”. Так как 17 конференция ВКП (б), состоявшаяся немного ранее, определила главной задачей Советской власти построение “бесклассового социалистического общества”, то СВБ постав перед собой утопическую цель - окончательно порвать с религией в бесклассовом обществе. Но тут, впрочем, ЦК устроил СВБ нагоняй за подобную откровенность и пояснил, что религию надо “преодолеть” а не ликвидировать, и что она еще “долго будет давать себя чувствовать”. Причиной этого заявления была необходимость замаскировать перед обществом гонения на религию.

В 30-е гг. антирелигиозные издательства усердно штамповали потоки атеистической литературы. Только за 1930 г. было выпущено 418 антирелигиозных книг и более 37 миллионов 299 тысяч листов-оттисков общим тиражом 20 миллионов экземпляров. В 1931 г. выпустили 313 названий “безбожных” книг и 32 миллиона 741 тысячу листов-оттисков общим тиражом 12 миллионов экземпляров. Тираж газеты “Безбожник” вырос до 50 тысяч экземпляров в начале 30-х гг., журнала “Безбожник”, - до 200 тысяч экземпляров. Выходили и другие центральные антирелигиозные издания, а также 18 местных изданий на 18 языках. Всего государственное издательство антирелигиозной литературы (ГАИЗ) с 1928 по 1940 г. выпустило 140 миллионов 200 тысяч экземпляров книг и брошюр антирелигиозного содержания. РПЦ за это время не издала ровным счётом ничего. Итак, на каждого советского человека в 1930-е гг. было издано по книге или брошюре антирелигиозного содержания.

Ловким пропагандистским шагом власти было принятие Конституции 1936 г., по которой духовенство получало равные с остальным населением права, включая и право голоса, так как 141 кандидатура в Верховный Совет выдвигалась общественными организациями, к которым относилась и РПЦ. У многих православных вспыхнули надежды провести своих представителей во власть, неофициально даже стали выдвигать кандидатуры духовенства в Верховный Совет. Но власти быстро разъяснили, что церковь не является общественной организацией “по причине реакционного и антикоммунистического характера её деятельности” и поэтому “священнослужители не могут избираться ни в Совет Союза, ни в Совет национальностей”.

Но и 2-я “безбожная пятилетка” также закончилась полным провалом. Дело было в том, что в 1933-1934 гг. интенсивность прямых гонений на РПЦ сократилась и государство несколько ослабило давление на решение религиозного вопроса. Здесь то и выяснилось, что СВБ, - организация, держащаяся на государственном принуждении и не имеющая реальной внутренней силы. В 1935 г., по официальным данным, СВБ фактически развалился. В нем оставалось 350 тыс. членов, а взносы составили лишь 35 тыс. руб. (тогда как в 1933 г. - 200 тыс.) Издание антирелигиозной литературы резко сократилось. Безбожники на местах занялись “сомнительными коммерческими предприятиями”. Союз безбожников Грузии получил в результате этого убыток в 200 тыс. руб. Сам Ярославский и другие руководители СВБ перестали “вплотную” заниматься своей антирелигиозной работой, так заместитель Ярославского Лукочевский одновременно работал в 3-х других учреждениях. “Актив СВБ растерян” - констатирует правительственный документ.

Но полностью ситуация в религиозном вопросе прояснилась для властей после переписи 1937 г. Тов. Сталину захотелось увидеть плоды 20-летней деятельности Советской власти на антирелигиозном поприще, поэтому в перепись включили вопрос о вероисповедании. Результат оказался ошеломляющим: из 98 миллионов 400 тысяч человек, старше 16 лет, проживавших в Советской России, верующими себя назвали 55,3 млн. человек, то есть более 55%! Православными себя назвало 41, 6 млн. человек или 42, 3% взрослого населения страны или 75, 2% из всех религиозных людей. Таким образом, 2/3 населения верило в Бога, из них 2/3 на селе и 1/3 в городе. Следует отметить, что многие, боясь репрессий, скрыли свою веру (например, в семье Левитина, впоследствии известного православного писателя, из З-х верующих лишь он решился назвать себя православным). Видимо, провал антирелигиозной деятельности Советского государства показал тов. Сталину, что для искоренения религии необходимо провести новую репрессивную кампанию против Церкви, при чем осуществлять ее надо с беспрецедентной жестокостью

СВБ резко активизировало свою деятельность в 1937 г. когда возникла необходимость в идеологическом обосновании нового гонения на РПЦ. Ярославский в связи с этим заявил в одном из своих выступлений: “религиозные организации, - единственные легальные реакционные вражеские организации, действующие на территории СССР”, а другой видный “безбожник”, член ЦС СВБ Олещук писал: “реакционные церковники действуют в одном направлении с троцкистко-бухаринскими шпионами и диверсантами, буржуазными националистами и прочей агентурой фашизма”. СВБ активно поддерживал “процессы церковников”. Антицерковная истерия нагнеталась по всей стране. СВБ теперь вновь потребовался власти, но уже не для более-менее сложной критики Церкви, а для разжигания примитивной ненависти, для озвучивания фантастических обвинений представителей духовенства в антисоветской деятельности. Здесь же было возобновлено печатание газеты “Безбожник”, захиревшей еще в 1934 г. По сути, государство признало своё поражение, перейдя к политике тотального уничтожений Церкви, так как воинствующий атеизм в борьбе за души людей был уже разгромлен.

Подлинный моральный уровень “безбожников” стал ясен, когда во время репрессий угроза нависла над ними самими: за неуспех антирелигиозной пропаганды можно было поплатиться головой. Поэтому руководители СВБ, как скорпионы в банке, принялись истреблять друг друга доносами с обвинениями в “преступных действиях, разваливших СВБ”. Так, по доносам своих же товарищей, был обвинен и репрессирован ряд руководителей СВБ: Лукачевский, Маторин, Игнатюк и другие, которым инкриминировалось, - совершенно необоснованно! - стремление “к реставрации капитализма, а также всего, связанного с ним, в том числе Церкви и Религии”. Сам Ярославский уцелел только потому, что для спасения собственной шкуры первым написал доносы на своих же подчиненных.

Все это привело к дальнейшему падению авторитета СВБ. В 1938 г. число формальных членов СВБ составляло всего 2 млн. человек вместо запланированных 22 млн., из них взносы платило лишь 13%. Резко сократилось число организаций СВБ и его издательская деятельность. Если в 1938 г. тираж журнала “Безбожник” составлял 230 тыс. экземпляров, то в 1939 г. он упал до 155 тыс. экземпляров. Содержание антирелигиозных изданий стало исключительно однообразным и примитивным. К этому времени тов. Сталин перестал уделять серьезное внимание СВБ, разочаровавшись в эффективности его деятельности. Сами “безбожники” не осмелились объявить “3-ю безбожную пятилетку”, после провала своей деятельности в 30-е гг. В 1939 г. ЦС СВБ отмечал: “Большинство ячеек СВБ не ведут систематической антирелигиозной работы, являются пассивными, бездеятельными”.

Последний пик активности в деятельности СВБ пришелся на 1940-1941 гг., в связи с началом еще одного витка репрессий, прерванного войной. “Безбожники” вновь сумели довести численность членов своей организации, по их данным, до 3,5 млн. человек. Тираж антирелигиозных изданий составил в 1940 г. 140 млн. экземпляров. В 1940 г. СВБ провел 239 тысяч антирелигиозных лекций. Впрочем, даже из официальных данных СВБ можно увидеть, что эти мероприятия носили формальный характер, так лекции СВБ посещало в среднем по 50 человек, а другие антирелигиозные мероприятия, - по 17 человек. В кружках СВБ на местах насчитывалось в среднем по 7 членов. Особенно неудачно действовал СВБ на присоединенных западных территориях. Например, в Эстонии на курсы антирелигиозных пропагандистов удалось навербовать всего 75 слушателей при населении страны в 1 200 000 человек.

Итак, уже в середине 30-х гг. для властей стала очевидна бесперспективность идеологической борьбы с религией. СВБ фактически продемонстрировал свое бессилие в антирелигиозной пропаганде и впоследствии, с началом войны, жалким образом развалился. Поэтому тов. Сталин, махнув рукой на идеологическую борьбу, решил окончательно уничтожить Церковь репрессивными методами. Близилась эпоха “большого террора” 2-й половины 30-х гг.

 

В начало               Продолжение  

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить