Светлана Бестужева-Лада
26.12.2014 г.

  На главную раздела "Рассказы, новеллы, очерки"





          — В принципе у меня квартира есть, — продолжила Лялечка, отпивая маленькими глоточками свой мартини. — Геночка… Геннадий Анатольевич мне ее купил. Нормальную квартиру в нормальном доме, а не собачью конуру с совмещенными удобствами. Пока он сам там живет, но именно сегодня…

          — Если у вас уже есть квартира, зачем еще что-то разменивать?

          — По-вашему, я не заслуживаю компенсации за три года брака?

          Я проглотила все малоприличные слова, которые вертелись у меня на языке, и постаралась вернуть разговор к тому месту, с которого он начался.

          — Значит, вашего любовника в квартире не оказалось?

          — Да. Он там ночевал, я знаю. Потом ушел по делам и должен был через два часа вернуться.

          — И не вернулся?

          — Не вернулся и не отвечает на телефонные звонки. А я не люблю, когда срываются мои планы. Как раз сегодня я должна была оставить мужу записку и переехать. И теперь сижу, как дура, на чемоданах. Записку, конечно, пришлось порвать.

          — Может быть, у него просто не в порядке телефон? — предположила я. — И он как раз сейчас ждет вас в вашей квартире?

          — А ведь действительно… Наверное, я зря запаниковала, — медленно произнесла Лялечка. — Может быть, съездить? Это совсем недалеко.

          — Можем поехать на моей машине, — предложила я, спеша закрепить успех. — Потом вернетесь сюда за своей, то есть я вас сюда привезу. Или — останетесь с вашим Геннадием Анатольевичем.

          Нехорошо, конечно, внушать девушке заведомо несбыточные мечты, но мне хотелось узнать как можно больше подробностей. Не для себя — ради Стаса и, в конце концов, ради дела. Иначе об этом таинственном убиенном вообще неизвестно когда что-нибудь выяснится.

          — Хорошо, — согласилась Лялечка, жестом подзывая официанта. — Поехали. Только…

          — Что-нибудь не так?

          — Если Гена будет дома, не нужно, чтобы он вас видел. Он мне сто раз говорил, чтобы я в эту квартиру никого не водила. Глупо, правда?

          — Да нет. Почему же?

          — Роскошная квартира — и никто ее не видел?!! Это как же себя нужно не уважать, чтобы скрывать нормальный уровень жизни….

          — Действительно, — согласилась я. — Уважать себя нужно обязательно. Куда поедем?

          — На Мосфильмовскую, — ответила Лялечка. — Жилой комплекс Воробьевы Горы. Знаете?

          В ее голосе прозвучала скромная гордость человека, сопричастного к созданию некоего шедевра. Или даже лично его создавшего. Увы, про этот жилой комплекс я ровным счетом ничего не слышала. Этих элитных новостроек в Москве развелось столько, что не всякий компьютер запомнит.

          — Найдем, — с уверенностью сказала я. — Думаю, на Мосфильмовской не так уж много новых жилых комплексов.

          — Такой вообще один. Три башни — этажей по пятьдесят. И еще четыре дома пониже. Моя квартира — в средней башне. Тридцать пятый этаж. Вообще-то там есть специальные смотровые площадки — это самая высокая точка Москвы. Вид — дух захватывает. Только я высоты боюсь. Поэтому была на этой площадке только один раз, месяца два тому назад, когда Гена купил эту квартиру…

          «А если лифт сломается?» — мелькнула у меня мысль.

          — Но документ о том, что это — моя квартира, постоянно ношу с собой, — с какой-то детской гордостью сказала Лялечка. — Наконец-то у меня есть свой дом! Вот разведусь, пропишусь здесь и займусь обустройством на свой вкус. Кстати, я на самом деле не собираюсь отнимать у Стаса полквартиры, просто хочу, чтобы он зависел от меня. Пусть понервничает.

          Умная девочка! Интересно, как она намерена строить свою жизнь после прописки в вожделенных апартаментах? Захочет яхту? Или — загородный особняк? Впрочем, ее проблемы, точнее, проблемы того, кто эти ее желания будет реализовывать. Стас действительно не вписывался в такую картину светлого будущего.

          — Это вообще-то не просто квартира, — продолжала развивать свою мысль Лялечка, пока мы ехали по уже практически ночному городу. — Это — квартира-студия. В принципе, нормальное жилье. Да вы сами увидите.

          И я увидела. То есть я, конечно, догадывалась, что мое собственное однокомнатное жилье — это нечто среднее между хижиной дяди Тома и бараком Обамы. Понимала и то, что подавляющее большинство моих знакомых живет не намного лучше, разве что у некоторых комнат — побольше, а мебель в них — подороже. Но нормальное жилье в понимании таких людей, как Лялечка, воочию узрела, право же, впервые.

          Даже чувства зависти, как ни странно, не возникло. Было нечто похожее на ощущение посетителя музея и зрителя, наблюдающего на телеэкране картины из иной, «красивой» жизни. Мраморный вестибюль с вышколенными охранниками и бесшумными скоростными лифтами. Лестничная площадка — если можно так назвать уставленный живыми цветами и растениями холл, затянутый травянисто-зеленым ковровым покрытием. Ну, и сама «нормальная квартира», конечно: паркет, мраморные полы с подогревом, красивая и наверняка очень дорогая мебель.

          — Интересно, сколько стоит все это удовольствие? — осведомилась я.

          Лялечка коротко взглянула на меня и пожала плечами. Но промелькнувшую в ее хорошенькой головке мысль я успела ухватить: «Миллиона три долларов, дорогая, или побольше. Вот так!»

          Как и следовало ожидать, никого в квартире не было. И то оживление, с которым Лялечка ехала сюда, сдулось, точно воздушный шарик. Не снимая сапожек на высоченных каблуках-шпильках, она прошла через огромную гостиную в помещение, изображавшее из себя кухню и открыла бар, расположенный за стойкой. Количество разнообразных бутылок там тоже поражало воображение, но Лялечка взяла наполовину опорожненную — «Мартини». Разумеется, итальянский. И плеснула щедрой рукой в высокий бокал.

          — Вам налить? — осведомилась она через плечо.

          — Я за рулем, — напомнила я.

          Нет, не хотела бы я жить в таких хоромах, хотя моей мамочке наверняка бы тут понравилось. Интересно, откуда Геннадий Анатольевич, мир его праху, набрал денег на все это великолепие?

          — Так поедем обратно? Или вы будете ждать своего… друга здесь?

          — Пожалуй, подожду. Правда, дома уже упакованы чемоданы, но это ерунда. Пусть мой дорогой супруг подумает над своим поведением.

          — Дело доброе, — согласилась я. — А где жил ваш друг до того, как приобрел эти апартаменты?

          — Не знаю, — равнодушно отозвалась Лялечка, играя бокалом. — Мы встречались на квартире его друга, тот как раз уехал на год за границу.

          Час от часу не легче!

          — Адрес друга-то помните?

          — Где-то в центре… Да, на Малой Никитской! Там еще антикварный магазин на первом этаже. А подъезд в углу…

          Что ж, хоть какая-то информация. Оставалось выяснить совсем немного.

          — А кем работал… то есть работает ваш друг?

          Выразительное пожатие плечами. Ну, понятно, она выше таких мелочей.

          — Он не работал, — снизошла-таки до ответа Лялечка. — У него были какие-то дела… с инвестициями, что ли. Главное, у него были деньги. Всегда.

          Кто бы сомневался, что это — главное!

          — Так вы собирались сегодня окончательно сюда перебраться? — продолжала я, не давая Лялечке выйти из-под моего мысленного контроля.

          — Все получилось как-то нескладно, — почти жалобно отозвалась она, усаживаясь на высокий табурет возле барной стойки. — Три дня назад скончалась моя тетушка, сегодня были похороны. И мой супруг почему-то решил, что должен ехать туда вместе со мной. Я-то хотела быстро отработать номер, забрать вещи и приехать сюда. Нет, приклеился, как… В общем, пришлось устроить скандал и сбежать. А Гена не появился…

          — Может, испугался перспектив совместной жизни?

          Лялечка одним глотком допила бокал и тут же наполнила его снова. Хорошенькое личико точно окаменело, превратившись в сложную маску равнодушия, брезгливости и гнева:

          — Не очень-то и хотелось! Да на его место завтра же очередь выстроиться! Если не найдет убедительных причин своего сегодняшнего хамского поведения — выгоню к чертовой матери.

          — Он найдет, — спокойно отозвалась я, направляясь к выходу. — Я вам, по-видимому, уже не нужна. Да, собственно говоря, вы меня и не видели никогда.

          И, не дожидаясь ответа, выскользнула из квартиры. Как удачно получилось, что Стас не собирается сегодня ехать домой ночевать! А там видно будет, я что-нибудь придумаю, чтобы смягчить горечь расставания с любимой женой.

          Не в первый раз это делаю, в конце концов!

В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить