Светлана Бестужева-Лада
26.12.2014 г.

  На главную раздела "Рассказы, новеллы, очерки"





          Я понятия не имела, из какого пистолета стрелял таинственный мотоциклист, но, в принципе, можно за три секунды дважды поразить одну цель.

          Правда, эта цель не стояла на месте, а двигалась. К тому же, какими бы боевыми качествами ни обладал пистолет, успех гарантирует только отличная стрельба. Значит, чтобы попасть в движущуюся цель, нужно быть, как минимум, асом, что в свою очередь требует постоянных тренировок.

          И уж совсем добивало то, что стрелок не просто передвигался — вел мотоцикл. Попробуйте управлять одной рукой не то, что мотоциклом — обыкновенным велосипедом, и при этом с филигранной точностью поразить цель. Не уверена, что на это способны даже каскадеры высокого класса. А кроме каскадеров…

          Я схватила мобильник и нажала кнопку вызова Стаса. Мысль, посетившая меня, должна была быть немедленно озвученной.

          — Ну, чего тебе? — не слишком приветливо буркнул Стас.

          — Скажи, у нас по-прежнему на высоте подготовка «спецназа»?

          — Н-да-тесь, — хмыкнул Стас. — Интересные вопросы задаешь. Зачем?

          — Подумай.

          — Постой-постой, так ты предполагаешь, что стрелок…

          — Я подала идею. А предполагать, соглашаться или отвергать — твой бизнес, подполковник, не мой.

          — Откуда ты эту идею взяла?

          — Выудила из астрала, — вздохнула я. — И еще вспомнила твои лекции по подготовке спецназа…

          — Слушай, Маришенька, займись каким-нибудь еще полезным делом, — преувеличенно-ласково посоветовал мне Стас. — Кофточку свяжи, с подружкой повстречайся… Спецназ убивает открыто и по команде.

          — Хорошо! — легко согласилась я. — Но ты все-таки подумай. И еще о каскадерах… Если что, должен будешь…

          Ответом мне были гудки отбоя в трубке. Ну и ладно, я свое дело сделала, совесть у меня теперь чистая. А если Стасу нравится до всего доходить исключительно собственным умом — так ради Бога! Свободный человек в свободной стране.

          Ну, допустим, со спцназом я погорячилась. У человека на мотоцикле рука, если я правильно запомнила — а я запомнила правильно! — была в полусогнутом положении. Профессионалы так не стреляют. Так стреляют благородные американские герои в американских же боевиках, а тот же Стас мне миллион раз твердил, что все это — полное фуфло, и попасть таким образом можно только в очень большой грузовик, если повезёт, но никак не в голову его водителя.

          За умными размышлениями я не заметила, как доехала до места назначения. И первое, что мне бросилось в глаза — это машина Стаса, «элегантно» перегородившая половину парковки. Что ж, очень в стиле Лялечки.

          Лялечку я обнаружила не в холле — тут я недооценила комплекс полноценности девушки, а в зале, за столиком на двоих у окна. Рядом с ней уже вился официант, лицо которого светилось неподдельным счастьем в предвкушении выгодного заказа. В принципе, его можно было понять: меньше всего Лялечка походила на жену милиционера, пусть и подполковника. Сильно платиновая блондинка с огромными голубыми глазами, безупречно-бессмысленной мордашкой и безупречно подобранными туалетом и украшениями. Вот только стразов на темно-синем бархатном пиджачке было, с моей точки зрения, многовато, а так… Мечта олигарха, сладкая греза визажиста, ходячая реклама самых известных брендов.

          Что, хотела бы я знать, нашел Стас в этой, прости Господи, Барби?

          — Здравствуйте, Лилиана, — негромко сказала я, отодвигая для себя стул.

          Официант, должна сказать, меня как бы и не заметил. Впрочем, не «как бы», а действительно не заметил, я очень не люблю привлекать к себе излишне внимание и обычно стараюсь этого избежать. Да и с красоткой этой предстояло чуть-чуть поработать, дабы она потом не наболтала лишнего хоть тому же Стасу. Дело нехитрое, скорее — рутинное.

          Она вскинула на меня свои лазурные блюдца, похлопала ресницами и спросила:

          — Вы Марина?

          — Я Маша, — отозвалась я, усаживаясь напротив и погружая взгляд в ее зрачки. — Меня зовут Маша, мы познакомились у парикмахера, я врач-психотерапевт и вам срочно понадобилась моя консультация. Вот и решили вместе поужинать. Как я выгляжу?

          — Неплохо, — недоуменно отозвалась Лилиана-Лялечка.

          — Ответ неверный. Какая я? Конкретно как выгляжу?

          — Ну… Рыжая, худенькая, с короткой стрижкой и зелеными глазами. В джинсовом брючном костюмчике…

          — Неправильно. Я — жгучая брюнетка с черными глазами, невысокая, склонная к полноте, ношу волосы распущенными — почти до пояса. На мне джинсы от Версаче и футболка «Ла Коста». Правильно?

          — Конечно! — гораздо более уверенным тоном сказала Лилиана. — И что мне такое померещилось? Все вот нервы…Пить что будете?

          — Кофе, — уверенно сказала я. — И пусть принесут порцию тирольского пирога, если у них есть.

          Лилиана честно повторила заказ официанту, добавив, что ей то же самое, плюс сухой мартини. Меня официант по-прежнему не замечал. Что, собственно, от него и требовалось. Началом встречи я, таким образом, осталась очень довольна. Суггестия штука достаточно удобная, не нужно только ею злоупотреблять…

          — Так. Я слушаю вас, Лилиана, — сказала я, закуривая в ожидании заказа.

          — Пропал один человек… То есть не то, чтобы пропал… В общем, мы должны были сегодня встретиться, а он… Ну… в общем, дома его не оказалось, а мобильный телефон не отвечает…

          — Другими словами, сорвалось любовное свидание, — уточнила я.

          Слава Богу, о мифической подруге она уже забыла! Ну, так ведь она же не с подругой своего мужа сейчас разговаривает, а с неким совершенно посторонним лицом. И прекрасно, что мозги девушка напрягать не обучена, иначе ей ни под каким гипнозом нельзя было бы внушить, что в ее случае врач-психотерапевт — фигура совершенно бессмысленная. В плане оказания какой-то конкретной помощи.

          В отличие, к примеру, от ясновидящей. Верно подмечено, не будь дураков, умным на этом свете жилось бы куда как сложнее!

          — Ну да! — облегченно выдохнула Лялечка. — Мы встречаемся уже полгода, все очень серьезно, я даже подумываю о разводе…

          — Так вы замужем?

          — Естественно, — с некоторой надменностью отозвалась Лялечка. — Но муж перестал меня понимать. И есть еще другие трудности…

          — Материальные?

          — Ну, вы же знаете, какие зарплаты у государственных служащих! И за эти копейки он неделями пропадает на работе, не оказывает мне ни малейшего внимания. Я третий год ношу одну и ту же шубу — это в порядке вещей. То есть носила… Неделю назад Гена… Геннадий Анатольевич купил мне милую норочку…

          Лялечка разрумянилась и похорошела, вспомнив о недавней обновке, ее прелестные розовые губки приоткрылись, точно в ожидании поцелуя, глаза заволоклись томной поволокой. Не женщина — мечта поэта-песенника того, который написал бессмертные строчки: «у нее глаза — два бриллианта в три карата».

          Как представлю себе эти сверкающие бусинки — мороз по коже. Мечта Терминатора…

          — Не рано для шубки-то? — спросила я. — Погода такая, что можно даже без куртки ходить.

          — Женщине мех необходим не для тепла, а для придания соответствующего социального статуса, — выдала Лялечка.

          Я даже не сразу нашлась, что ответить. Другой менталитет, другая цивилизация. Ведь вы этого достойны! Достойны, достойны — дети перестроечных лет России, мутанты, непоправимо изуродованные мощным вбросом западной как бы культуры. Лично мне не пришло бы в голову определять свой социальный статус наличием либо отсутствием у меня меховых изделий.

          — А что вы скажете мужу? Откуда новая шубка?

          — А почему я должна ему что-то объяснять? Если он не может меня достойно обеспечить… Удивительно все-таки: в Москве ж никто не работает, все как-то так устраиваются. А он… На службу ходит…

          — Простите, вы — москвичка? — кротко осведомилась я.

          Вопрос был задан чисто риторически, поскольку ответ я знала сама и давно. Лялечку Стас встретил, когда возвращался в Москву из командировки в какой-то полярный город. Девушка работала стюардессой, всю свою недолгую жизнь провела в городке с гордым названием то ли Дивногорск, то ли Сосногорск, который не на всякой карте сыщется.

          В любом случае, рвалась оттуда она отчаянно, потому что дышать родным воздухом становилось все труднее. Во-первых, мешали мечты о красивой жизни, а во-вторых — постоянно растущий поток транзитного транспорта: через крохотный населенный пункт проходили минимум две крупных автострады плюс железная дорога с пересадочным узлом. И сажевый завод под боком. Букет моей бабушки, одним словом. Да и голодновато, прямо скажем, там было.

          Не прошло и двух лет, как мечта ее стала явью: «Мисс Сосногорск» получила вожделенный штамп в паспорте и заветную регистрацию в первопрестольной. Но детские представления сохранились в полной неприкосновенности: есть такой город — Москва — где все с утра до вечера гуляют по модным бутикам и ресторанам, а в промежутках посещают кинопремьеры и показы мод.

          Даже столкновение с реальностью не оставила на глянце этой прелестной картинки ни малейшей царапины: деньги есть у всех москвичей, кроме ее мужа. Не работает в Москве никто, кроме лимитчиков и… правильно, опять же ее мужа. Выводы она сделала, прямо скажем, предсказуемые, что подтвердила ее следующая фраза:

          — Вообще-то мы разводимся…

          — Вы говорили, что подумываете о разводе.

          — Ну, это уже мелочи. Конечно, размен квартиры, прочие формальности…

          Тут я удивилась так, что чуть не упустила не только нить разговора — собственный виртуальный образ. Квартира у Стаса — малогабаритная двушка в пятиэтажной хрущобе, причем одна комната — проходная, а вторая больше похожа на современный шкаф-купе. По размерам. Как говорит сам Стас, меняется все это только на однокомнатную квартиру и место на не слишком отдаленном кладбище, других вариантов нет.

          Две Лялечкины предшественницы, отдам им должное, на эти нищенские квадратные метры не посягали, уходили благородно — только, правда, со всем движимым имуществом, включая мебель. Тут, похоже, дело обстояло иначе. Бедный Стас! Эта прелестная щучка, кажется, собирается вышвырнуть его из его же собственного дома. Очень удачно получилось, что мы сегодня встретились.

В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить