Светлана Бестужева-Лада
26.12.2014 г.

  На главную раздела "Рассказы, новеллы, очерки"




Глава третья. Девичьи глупости


          В том, что молодому мужчине звонит молодая женщина, нет ничего особенного. Но если данная молодая женщина замужем за совсем другим мужчиной… В принципе, ни законом, ни медициной такие звонки тоже не возбраняются, но… Но для моего друга сам факт знакомства таинственного убитого гражданина с Лялечкой был громом среди ясного неба. Я восприняла это менее трагически, поскольку давно чувствовала, что умную и светлую голову Стаса украшает — увы! — старое как мир украшение — рога. Не исключено — достаточно ветвистые.

          Стаса, тем не менее, было жалко. Правда, оставалась еще надежда на то, что звонок — чисто деловой: молодой человек мог при жизни быть парикмахером, визажистом, стилистом, дизайнером, гинекологом, наконец. Мало ли в каком специалисте, точнее, в его услугах нуждается молодая, привлекательная женщина, которой целыми днями решительно нечего делать. Но у покойника не спросишь, а Лялечка, разумеется, скажет, что…

          Да что угодно скажет, кроме правды. И Стас ей в очередной раз поверит, потому что хочет верить, во-первых, и потому, что абсолютно убежден: никому, кроме него, не нужна женщина с таким, мягко говоря, непростым характером, и что без его, Стаса, опеки она погибнет если не немедленно, то уж точно на следующий же день.

          Но Стас все-таки не зря в сравнительно молодые годы дослужился до подполковника. Он достаточно быстро собрался, отмел в сторону ненужные эмоции, вызвал одного из своих сотрудников и приказал ему найти по данному конкретному телефону все, что только возможно. Список абонентов, детализацию звонков и так далее и тому подобное. Причем сделать все это в режиме «очень быстро», а еще лучше — немедленно.

          — Станислав Григорьевич тут работы на неделю! — взмолился сотрудник.

          — Двадцать четыре часа, — холодно отрезал Стас. — Не спи, не пей, камни ешь, но завтра к восемнадцати часам у меня на столе должен лежать детальный отчет. Ладно, пусть это будет файл в компьютере, распечатку я так и быть сам сделаю. В морг звонили?

          — Звонили. Вскрытие только что закончилось.

          — Результаты?

          — Обещали прислать завтра.

          — Опять завтра! — вспылил вдруг Стас. — Известно хотя бы, какие пули поймал наш клиент?

          — Они не сказали…

          — Вы не спросили! — рявкнул Стас. — Ладно, иди, занимайся телефоном. Кого-нибудь еще привлеки себе в помощь, если понадобится проверять другие номера…

          — Ну, Станислав Григорьевич, опять же упремся в ФСБ…

          — Это уже моя печаль. Свободен.

          Стас закурил Бог знает какую по счету сигарету и стал нажимать на кнопки телефонного аппарата. Судя по всему, ночевать дома он не собирался. Значит, мне предстояло сделать выбор: скрасить своему другу ночное бдение и посильно помочь в работе или тихонько смыться, а помогать уже на расстоянии. Мне ужасно хотелось встретиться с Лялечкой и посмотреть в ее ясные глаза, только я еще не понимала, правильно это будет — или все-таки не совсем.

          — Если тебе надоело, можешь ехать домой, — внезапно произнес Стас, точно прочитав мои мысли. — Мне еще тут работы — дофига и больше. Не говоря уже про все остальное.

          — А помочь? — нерешительно осведомилась я.

          — Успеешь. Точно, подруга, езжай к себе. Я сейчас злой и неласковый.

          — Хорошо, поеду. Но ты мне свистнешь, когда я тебе понадоблюсь?

          — Я о тебе подумаю, — ехидно ответил Стас. — Согласно твоим же рекомендациям.

          Действительно, злой. Я же не виновата в том, что «с л ы ш у» его мысли обо мне. А если чуть-чуть напрягусь — то и не только обо мне.

          Честно говоря, меня в этом раскладе больше всего интересовала Лялечка. Убитый мог оказаться кем угодно, только не «дамским мастером», лично мне такие прецеденты в криминальной истории неизвестны. А вот в том, что он был любовником беспомощной и скандальной девушки, я не сомневалась ни на секунду. Интересно, кем он ей представился, где они встречались и почему вообще она с ним связалась. А рассказать обо всем этом могла только Лялечка собственной персоной.

          Следовательно, следовало выманить девушку на встречу и раскрутить на разговор по душам. И то, и другое — дело нехитрое. Главное держать себя в руках при встрече и беседе и не попытаться превратить Лялечку в лягушку или неведому зверушку. А в том, что подобное желание у меня возникнет, я тоже не сомневалась.

          Уже возникало — и не только такое.

          Пока я выкатывала машину со стоянки, пока ехала в сторону своего дома, думала не столько о преступлении, сколько о Лялечке. Точнее, внушала ей совершенно дикую идею: позвонить мне и попросить совета в сложившейся ситуации. Будь я нормальной женщиной, то, естественно, оказалась бы последней, к кому Лялечка бы обратилась. Но я — не нормальная.

          Пишется раздельно.

          Пикантность ситуации добавляло то, что видела я дорогую супруга Стаса только два раза: на их свадьбе и на торжестве, по случаю присвоения моему другу очередного звания. Оба раза мне пришлось приложить немало стараний, чтобы Лялечка не обратила на меня внимания и вообще — не запомнила. Девушка оказалась патологически ревнивой, я это поняла в первые полсекунды и тут же замаскировалась под «пенек лесной обыкновенный».

          Конечно, она знала о моем существовании, но представляла себе нечто крайне непривлекательное, без фигуры, без лица и вообще без каких-либо отличительных женских признаков. Знала и номера моих телефонов — домашнего и мобильного, поскольку Стас всю жизнь разбрасывал свои записные книжки, где попало, а запаролить мобильный телефон не считает нужным.

          Точнее, секретный список телефонов у него есть, для меня это никакой не секрет, равно как и содержание этого списка. Только меня он в этот список не внес, следуя жесткой мужской логике: если женщина — не любовница, то нечего ее и прятать. Вот он и не прятал. И если я не потеряла квалификацию, то Лялечка должна позвонить мне в ближайшие пять минут. Домой к себе я ее не повезу, это уже лишнее…

          И тут у меня действительно зазвонил мобильный.

          — Марина? — осведомился нежнейший голос.

          До того нежный, что хотелось попробовать его на вкус, просто ванильный зефир, тающий, как крем-брюле.

          — Марина, — подтвердила я.

          — Это Лилиана.

          Тут я слегка опешила, потому что не сразу вспомнила: полное имя Лялечки действительно звучало так. Но называть ее Лилианой никому, по-моему, в голову не приходило, настолько имя не соответствовало внешности. Лялечка — она и есть лялечка.

          — Слушаю вас, Лилиана.

          — Стас с вами?

          — Нет.

          Развивать тему мне не хотелось. В конце концов, я не обязана знать, где находится мой друг. И уж тем более — докладывать об этом его жене.

          — Это хорошо… То есть не в том смысле, что… А потому…

          — Вам нужно со мной поговорить? — сжалилась я.

          — Да. Да! Понимаете, Стас говорил, что вы… ну, это самое… ясновидящая.

          Добрый и чуткий, Стас предпочел не называть вещи своими именами. Впрочем, подруг ведьмами обычно не называют, даже если они таковыми являются в силу происхождения и врожденных особенностей. Ведьмами называют обычно жен, а иногда — надоевших любовниц, этим прозвищем охотно награждают тещ, хотя все вышеупомянутые категории дам, как правило, к ведьмам никаким боком не относятся. Но мужчинам, естественно, виднее… с их колокольни.

          — У вас проблемы со Стасом? — осведомилась я.

          — Нет, что вы! Со Стасом все… чудесно.

          Ну да, конечно, кто бы сомневался! Последнее чудо — сегодняшний скандал на кладбище. Как говорит в таких случаях все тот же Стас, цирк, а в нем кино про войну.

          — То есть дело не в Стасе… Просто… У одной моей подруги пропал друг.

          О Господи! Карл у Клары украл кораллы! Назвать вещи своими именами она боится и при этом на что-то надеется. А если бы я не присутствовала при ее звонке покойному?

          — Давно пропал? — деловито осведомилась я.

          — Сегодня.

          — И ваша… подруга уже беспокоится?

          — Видите ли, он никогда еще не опаздывал на встречи. А сегодня вообще не пришел. И трубку не берет.

          — Все когда-то случается впервые, — философски заметила я. — Что ж, давайте вашей подруге мой телефон, пусть приезжает, поговорим. Беру я недорого. Для вас лично я, конечно, все сделала бы бесплатно…

          — Понимаете, она сама не может… Она просила меня… Но я заплачу!

          Я уже начинала уставать от этих женских глупостей.

          — Лилиана, давайте сэкономим ваши деньги и продолжим этот разговор в каком-нибудь кафе. Я сейчас нахожусь в районе Нахимовского проспекта. Где вам удобно встретиться?

          — Ой, я не знаю… Возле метро «Профсоюзная» есть кафе «Тройка»…

          Есть такое кафе возле этого метро. Знаю. Даже была один раз, встречалась с клиенткой. Что ж, пусть будет «Тройка».

          — Отлично. Через полчаса устроит?

          — Ой, конечно, спасибо, я сейчас выезжаю!

          Даже не спросила, как я выгляжу, а ведь точно не помнит, кукла бестолковая! Будет стоять в вестибюле кафе и нервно озираться по сторонам. Я-то ее узнаю даже с закрытыми глазами, только она об этом вряд ли догадывается. Хотя… не исключено, что Лялечка принадлежит к тому типу женщин, которые считают, что все просто обязаны их узнавать. Ладно, на месте разберемся.

          Сообщать Стасу о предстоящей встрече с его супругой я пока не собиралась. Во-первых, потому, что ему это могло не понравиться. То есть не «могло», а точно бы не понравилось. И данное конкретное мероприятие он вполне спокойно мог мне запретить. Меньше всего мне сейчас хотелось конфликтовать с кем бы то ни было. Хотелось до встречи с Лялечкой додумать мысль, гвоздем засевшую у меня в голове.

          Точнее, засела не столько мысль, сколько мысленный образ: расплывчатый силуэт человека на мотоцикле с пистолетом в правой руке. Десятилетия дружбы со Стасом, слегка помешанном на всякого рода оружии, разумеется, не прошли даром. Хорошо стрелять я, правда, толком не научилась, мне вообще не нравилось это занятие: всаживать куда-то пули, но «матчасть» знала прилично. И теперь пыталась применить эти знания в своих логических рассуждениях.

В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить