Светлана Бестужева-Лада
28.12.2014 г.

  На главную раздела "Рассказы, новеллы, очерки"





          — Что? Не может этого быть! Опять Серебряков? Да что у него — по квартире в каждом районе, что ли? И чемоданы упакованные? Так распакуйте, обнюхайте там каждую щель! Чует мое сердце — именно там собака и зарыта, а, может, и не одна. Соседей допросите, кого сможете. Я сейчас смотаюсь по делам в агентство недвижимости, но все время на связи. А потом подскочу к вам. Да, точный адресочек-то скажите. Ага, понял. Давайте, ребята, работайте!

          Он отключился и повернулся ко мне.

          — Нашли ребята эту квартиру на Малой Никитской. Давным-давно приватизирована на имя этого самого Серебрякова, причем лет десять назад там еще его матушка была прописана, но, волею Божией, помре. Похоже, собирался Геннадий Анатольевич из страны сбежать, наверное, скоромно ему тут уже показалось. Или кусок хапнул такой, что боялся подавиться. Квартиру сдал в аренду на три года, начиная с завтрашнего дня…

          — Кому?

          — Проверяют, но, думаю, лица — или лицо — совершенно нейтральное, никаким боком к аферам нашего дорогого покойника не причастное. Загранпаспорт, билет до Лондона на вчерашний вечер, виза — все не по-детски. При таком раскладе Лялька ему, понятное дело, только мешала.

          — Тогда зачем…?

          — Фокусы с документами на квартиру?

          — Ага.

          — Ну, это надо знать Лялечку! На слово она никому никогда в жизни не верила, на все нужен был документ. Как ты думаешь, почему я на ней женился?

          Опаньки! Вопрос, конечно, интересный…

          — Отвечать нужно вежливо или искренне? — в свою очередь поинтересовалась я.

          — Ладно, можешь не напрягаться. Ее больше всего волновало получение свидетельства о браке.

          — Ну, и оформил бы на ксероксе, — пожала я плечами. — Не справился бы сам, попросил бы помочь специалистов.

          — А свадебная церемония? А платье, черт его дери? А белый лимузин?

          — Привет из Сосногорска! — усмехнулась я. — Можно было все это организовать и безо всякой бумажной волокиты. Ладно, закончили веселиться. Приехали.

          Офис риэлтерской фирмы «Гамелан» располагался в тихом переулке в центре Москвы. Машин на стоянке было не слишком много, но достаточно для создания имиджа преуспевающей фирмы. И охранник при входе не показался мне декоративной фигурой: тут, судя по всему, было что охранять. Но удостоверение Стаса подействовало правильно и нас пропустили в святилище «Элитного Жилья».

          Очень ухоженная и очень вежливая девушка, которую звали Викторией, предложила нам присесть, осведомилась, не желаем ли мы кофе или чаю, и только после этого плавно перешла к вопросу, чем фирма в лице ее, Виктории, может быть полезна сотрудникам нашей замечательной милиции.

          — Вот этот документ у вас оформлялся? — спросил Стас, протягивая Виктории злополучное свидетельство о праве собственности.

          Виктория бросила цепкий взгляд на документ, потом резво забегала пальчиками по клавиатуре компьютера и спустя очень недолгое время ответила:

          — Нет, такого документа мы не выдавали. Но с названной в нем квартирой — да, работали. И очень успешно.

          — В каком смысле?

          — Квартира продалась очень быстро. И клиент заплатил наличными.

          — Вы его запомнили?

          — Ну… если встречу на улице, вряд ли узнаю. Обычный молодой мужчина с деньгами. А вот спутницу его запомнила.

          — Спутницу? — переспросил Стас, подобравшись.

          — Ну да. Он оформлял документы здесь, у меня, и с ним приехала умопомрачительная блондинка.

          — Вот эта? — спросил Стас, вынимая из бумажника фотографию.

          Н-да, это для меня было новостью. Изображения двух предшественниц Лялечки Стас с собою не носил.

          — Она, — кивнула Виктория. — Меня еще поразило, что такие роскошные волосы — и не крашеные. Блондинок-то сейчас пруд пруди, дело нехитрое, но вот натуральных…

          — Мы о квартире, — деликатно напомнил Стас.

          — Да-да, конечно. Она спросила, оформят ли квартиру на нее сегодня же. А он засмеялся и ответил, что это — скучные бумажные вопросы и пусть она не забивает ими свою хорошенькую головку.

          — У вас отличная память, — сухо заметил Стас.

          — Не жалуюсь, — скромно ответила Виктория. — И тут, знаете ли, поневоле становишься психологом. То, что они не были мужем и женой, я поняла сразу.

          — А что еще вы поняли?

          — Что он не собирается оформлять никаких бумаг на ее имя.

          Мы со Стасом одновременно недоуменно подняли брови.

          — Такие вещи либо делаются сразу, либо… не делаются вообще, — пояснила Виктория. — Мы ведь имеем дело только с очень дорогими квартирами. Элитными. Это вам не колечко какое-нибудь подарить…

          И тут я поняла, какая мысль мучила меня все это время. Почему господин Серебряков, человек, мягко говоря, небедный, пешком шел по Ленинскому проспекту средь бела дня. Там же рядом ювелирный магазин! И наверняка он в нем побывал — или собирался зайти. Купить Лялечке подарок, чтобы наверняка усыпить все подозрения. А потом… потом усыпить и саму Лялечку, а самому спокойненько отбыть за границу. Алиби он себе, таким образом, обеспечивал отличное. Впрочем, кто бы его стал искать, если бы он остался в живых?

          Стас. Это был первый прокол теперь уже покойного Геннадия Анатольевича. Очень недальновидно связываться с супругой подполковника милиции. Еще хуже, чем автолюбителю — с супругой гаишника. Впрочем, вряд ли ему Лялечка поведала о профессии мужа. Или — поведала? Но его это, похоже, не взволновало, он, кажется, считал себя неуязвимым.

          Тогда возникает несколько следующих вопросов, вернее, первых по степени важности: кто убил господина Серебрякова? За что? Да еще с такой лихой наглостью — средь бела дня на глазах у изумленной публики. Это — явно не местные разборки аферистов. Но что же тогда?

          — Ну, поехали на квартиру к господину Серебрякову, — со вздохом сказал Стас, втискиваясь в мой «Смартик». Может, там что-нибудь прояснится.

          — Может быть, лучше в ювелирный заскочим? — осведомилась я.

          — У тебя что, жемчужное колье сносилось? Так не при деньгах я нынче.

          — А… Какой с тебя прок? — вздохнула я и поделилась пришедшими мне в голову идеями насчет подарков, мотивов убийства и всего прочего.

          — А что? — после продолжительного раздумья отозвался Стас. — Очень даже перспективная идея, тем более, что других нет. Ладно, уговорила. Квартира действительно никуда не убежит. Поехали, мне все равно нужно в кабинет хоть на пару минут заглянуть. А это рядом.

          — Ты, кстати, не замечал у Лялечки в последнее время новых побрякушек? — спросила я.

          — Милая! Я на такие вещи внимания не обращаю. И потом, как ты понимаешь, дома она бриллианты не носила… даже если они у нее были. Что-то говорила мельком про хорошую имитацию, я не вникал.

          — Ну вот теперь самое время вникнуть, — мрачно подвела я итог. — Лучше поздно, чем никому. Фотография Серебрякова у тебя с собой есть?

          Стас качнул головой.

          — Ну так позвони на службу, пусть подскочат к ювелирному-то. Может быть, там его кто-то опознает.

          — Слушай, а ведь в этом что-то есть, — слегка оживился Стас. — Я-то зациклился на сбербанке. Хотя, у него и там дела могли быть.

          — Скорее всего, и там были, — согласилась я, — причем не только в данном конкретном отделении. Но туда он вряд ли ходил с дамой.

          Ювелирный магазин был небольшим, но, я бы сказала, респектабельным. Никакой дешевки, витрины оформлены со вкусом, а не просто слепят глаза драгметаллами, две продавщицы без малейшего налета вульгарности. Словом, интерьер мне понравился.

          Когда Стас предъявил продавщицам фотографию Серебрякова, они не колебались ни минуты.

          — Наш клиент, считайте, постоянный. Почти каждый месяц что-нибудь покупал: то запонки, то заколку для галстука…

          — А из дамских украшений?

          — И это бывало, — без тени удивления сказала одна из продавщиц, постарше. — Дайте сообразить… Нет, все покупки я, конечно, не вспомню, а вот последняя… Точнее, последний заказ…

          — А вы разве делаете вещи на заказ? — изумилась я.

          — В некоторых случаях… Для особых клиентов.

          — И что за случай был на этот раз?

          — Его дама не могла выбрать ничего из нашего ассортимента. Ей хотелось гарнитур — цепочку и кольцо — из трех видов золота…

          — В каком смысле? — опешил Стас.

          Продавщица посмотрела на него с некоторым сожалением:

          — Золото бывает белое, желтое и красное. Так вот, дама желала все три вида в одном. Без драгоценных камней. Одно время была мода на такие обручальные кольца, их часто спрашивали, заказывали. Потом прошло. А тут понадобилось не только кольцо, но и цепочка к нему.

          — Вот эта дама? — показал Стас фото Лялечки.

          — Эта! — хором ответили продавщицы. — Но она появилась сравнительно недавно, до этого у него дамы чуть ли не каждый месяц менялись.

          — Когда они забрали заказ?

          — Должны были вчера…

          Мы со Стасом переглянулись. Во мраке, окутывавшем последние часы жизни господина Серебрякова, начал намечаться хоть какой-то просвет. Действительно, там же была квитанция, а о ней благополучно забыли в череде последовавших событий.

          — Можно посмотреть записи вашей видеокамеры? — поинтересовался Стас.

          — Это — к хозяйке, — тут же отреагировали продавщицы.

          Хозяйка, подтянутая деловая дама очень средних лет и не вполне русской внешности, цепко взглянув в удостоверение Стаса, выразила мгновенную и безоговорочную готовность помочь следствию. Через пять минут мы уже сидели в кабинете Стаса, готовясь смотреть очередное «кино». На сей раз — про красивую жизнь ювелирного магазина.

          Нам повезло. Камера зафиксировала господина Серебрякова, входившего в магазин вместе с Лялечкой примерно три недели тому назад. Ошибиться было невозможно. Я щёлкая пультом управления видео регистратора выудила из записей те дни, в которые, по моим представлениям, должен был фигурировать интересовавший нас объект. Он там и оказался. В результате выяснилось, что ювелирный магазин господин Серебряков посещал не реже двух раз в месяц и никогда не уходил оттуда без покупки. А вот за последним заказом прийти не успел…

          Но ведь тот, кто убил его, должен был знать, куда именно в этот день отправиться господин Серебряков. Или — вести за ним непрерывную слежку. Или…

          Я чуть не подскочила от внезапного озарения. Не нужно было никакой слежки! Тот, кто сумел поставить достаточно мощную защиту исполнителю-киллеру, так, что лицо его оказалось невозможным увидеть, легко мог определить и местонахождение интересующего его объекта. И определил…

          Поползший по моей спине холодок был лучшим доказательством того, что я подошла к черте, заступать за которую не рекомендуется.

В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить