29.03.2013 г.

  На главную раздела "Академик Сапунов В.Б."





          Была ли она грандиозной, — отсюда сказать я не мог, но путь наш шел прямо к горе, именно она была конечной целью нашего сегодняшнего путешествия. Действительно, подобные образования высотой в 21 километр с лишним не так часты, и изучить эту вершину следовало детально. Вездеход мчался быстро, и я видел, что каждую минуту исполин поднимается все выше и выше над горизонтом.

          Он был один — стоящий в безмолвном величии гигант, подобный Килиманджаро, увеличенному в несколько раз. Грозно и одиноко возвышался он над равниной. Чудилось, будто он в задумчивости глядит откуда-то сверху на планету, на все, что происходит под ним, суровым взглядом разглядывая тех, кто осмелился прибыть сюда из далекого мира и потревожить его покой. Сейчас был полдень, и яркие лучи Неоантареса играли, ослепительно сверкали на его боках и вершине — совершенно голой, не покрытой ни лесами, ни снегами, и своими остриями, тонкими, как нож, устремленными в небо, туда, где миллиарды звезд, не закрытые плотной атмосферой, сверкали своим ярким немигающим светом.

          Был ли он красив? Как знать. Быть может. Но больше всего он поражал своей мощью и неведомой угрозой. Зависнув над всем миром, он, казалось, давил сверху своим присутствием, прижимая все в поверхности.

          — Невероятно, — пробормотал я.

          — Чего невероятного? — Сосновский был явно удивлен. — Некоторые искусственные сооружения имеют еще большие размеры.

          Нет, это было совсем не то, что небоскребы, космические корабли-гиганты; межзвездные станции, и я даже не мог понять, почему колосс казался столь грандиозным и величественным.

          Местность круто пошла вверх — приближалась подошва горы. Наконец, машина развернулась и встала. Мы вылезли наружу. Посмотрев снизу на исполина, я на миг почувствовал себя маленьким-маленьким, как букашка, но только лишь на миг.

          Евгений Петрович уверенным жестом вынул пистолет, проверил, заряжен ли он, снова положил на место. Что же — предосторожность, прописанная в инструкции, не мешает нигде и никогда, даже на мертвой планете. Я проделал то же самоe. Можно было идти. Евгений Петрович двинулся первым. Местность здесь, у основания грандиозного пика, была покрыта трещинами, расселинами, там и сям попадались камни, должно быть, когда-то упавшие сверху. Сосновский запрыгал среди этого хаоса, и его невысокая, но широкая и казавшаяся квадратной фигура все время мелькала впереди. Иногда мы останавливались, фотографировали, собирали образцы грунта, откалывали пробы от скал и снова шли дальше. Внезапно мое внимание привлекли два зияющих отверстия на краю обрыва.

          — Залезем? — предложил я с озорством в голосе.

          Евгений Петрович кивнул головой и начал карабкаться вверх. Я последовал за ним. Двойная пещера находились невысоко, но, все же, мы потратили довольно значительный промежуток времени, прежде чем, наконец, добрались до одной из них. Я заглянул внутрь — ничего, кроме зияющей пустоты. Сообщив на базу, что мы уходим в каменный массив и, следовательно, связь с нами держать будет трудно, мы двинулись вперед. Яркие лучи фонарей осветили низкие и мрачные своды пещеры. Кое-где торчали острые камни, но сталактиты и другие образования, характерные для земных пещер, отсутствовали, что было естественно на этой планете, весьма бедной водой.

          — Любопытно, как могли вообще возникнуть такие коридоры в горах, — пробормотал Сосновский.

          Пещера действительно напоминала коридор. Более или менее постоянной ширины — около пяти метров — она шла почти строго горизонтально, и мы могли шагать в полный рост по её относительно гладкому полу. Несколько раз мы останавливались, лазерным пробником брали пробы состава пород. Внезапно впереди в свете фонарей возникла глухая стена. Пещера кончалась тупиком. Ничего не оставалось, как повернуть обратно. Когда впереди снова забрезжил свет, я неожиданно услышал голос Сосновского:

          — Это больше похоже на тоннель, чем на пещеру естественного происхождения.

          Я только пожал плечами, однако подобное предположение было не лишено основания.

          Постояв с минуту снаружи, отдохнув глазами на четком силуэте стоявшего внизу вездехода, мы, не теряя времени, двинулись во вторую пещеру. Снова потянулся каменный коридор, такой же, как и первый. И вдруг...

          Впереди ослепительно засверкала отполированная серебристо-серая стена.

В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить