22.04.2013 г.

  На главную раздела "Академик Сапунов В.Б."




          Я вспомнил гигантскую скалу, высящуюся над планетой. Воспоминание было не из приятных, но мне снова захотелось туда. Раздражение усиливал врач, который ходил за мной по пятам и требовал, чтобы я лег и лечился.

          — Здесь не вы командуете, — грубо отрубил я.

          На миг я попробовал взглянуть на себя со стороны. А может, они правы? Скорее всего, я представлял собой в тот момент довольно-таки жалкую картину.

          Я спросил, где у них руководитель. Оказывается, он расположился в комнате Сосновского. Начальник был на редкость неприятным человеком. Всем своим видом он вызывал неприязнь — и бегающими глазами, и своей нестандартной высокой фигурой, и приторно-любезным тоном своего голоса. Я подозревал, что, прилетев сюда, он преследовал какие-то свои особые цели.

          Я спросил прямо без обиняков:

          — Что вам здесь надо?

          — Забрать вас отсюда, — вежливо отозвался он.

          — Зачем?

          — Между прочим, звезда скоро взорвется, — на его лице промелькнула наглая усмешка. — И также естественное беспокойство вызвало прекращение связи с вашей базой.

          — Ретранслятор не работал.

          — Он работал все время.

          «Здесь что-то не так», — не без удивления подумал я, но промолчал. В воздухе повисла гнетущая тишина. Видимо, поняв, что по этому поводу ему от меня ничего добиться не удастся, начальник переменил тему разговора.

          — Что вы делали, когда мы вас нашли?

          Я снова промолчал.

          — Ну, ладно, — махнул он рукой, — это не имеет значения. Тогда вы были без памяти и, видимо, окончательно еще не отошли. Но все-таки позвольте, наконец, задать вам вопрос: что произошло на вашей планете?

          — Ничего не произошло.

          Я почувствовал, что вежливость его стала улетучиваться, уступая место раздражению.

          — Что значит ничего? — он почти кричал. — Несколько недель станция не подает признаков жизни, а когда мы прилетаем, нас встречает один человек, похожий на кретина, другой висит в петле, третий скрылся в неизвестном направлении, четвертый вообще испарился.

          Он замолчал, потом добавил чуть спокойнее:

          — Что случилось с Сосновским?

          — Нe знаю.

          — Как вы смеете не знать?! Вы в своем уме или нет?

          — В своем, и даже в большей степени, чем вы, — ответил я с дерзостью. Он предпочел пропустить это мимо ушей.

          — Что у вас случилось на складе? Почему там все взорвано?

          Я пожал плечами:

          — Эта планета не такая, как все, — сказал я.

          — Охотно верю, — оживился он. — Но в чем это выражается?

          Если бы он мог понять!

          — Планету покидать нельзя! — это были мои последние слова. Я поднялся со стула, заковылял к двери, вышел в коридор. Навстречу мне попался Георгий. На его лице застыло легкое выражение неудовлетворенности. Не сказав друг другу ни слова, мы разошлись.

В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить