21.04.2013 г.

  На главную раздела "Академик Сапунов В.Б."




          Немного отлежавшись, я с трудом перевернулся на спину. Заныли сломанные ребра, жар полыхнул прямо в лицо.

          Прозрачное забрало шлема слегка потемнело, и я мог смотреть без боязни ослепнуть.

          Казалось, с дневным светилом ничего не произошло: и яркость и размеры его не превышали обычные, к которым мы привыкли. Но почему-то мне чудилось, что теперь оно стало жарче. А может, уже начались галлюцинации. Как бы то ни было, процессы, которые должны были вот-вот начаться на звезде, не заставили себя ждать.

          — Погибнешь днем позже, — раздался голос, и от его звука задрожала вся планета. Какой-то валун сорвался со своего места и упал мне на ногу. Кажется, я снова услышал хруст кости и закричал от боли. Одна конечность явно вышла из строя. Я с трудом выполз из-под камня, несколько минут отдыхал, затем перевернулся на живот и опять пополз. Направление я выбрал неверное, и вместо того, чтобы извиваться по мягкому песку, мне пришлось отчаянно карабкаться по камням, ежеминутно рискуя быть искалеченным или раздавленным. Вдали на самом горизонте мелькнул мой вездеход. Я посмотрел внимательнее, он тут же исчез.

          Один раз я сорвался. Проползая возле склона неглубокой расщелины, сделал неловкое движение, камни подо мной поехали, и я скатился вниз, больно ударяясь об острые выступы. Сознание покинуло меня. Придя в себя, я понял, что еще жив, осторожно проверил свое тело. Болели ушибы, возможно, даже появились новые переломы. Скафандр во многих местах был помят. К счастью, он был достаточно прочен, чтобы не порваться.

          Сперва я решил, что выбраться отсюда невозможно и путь моей жизни закончится здесь. В воздухе повисла четырехмерная система координат — четвертым измерением было время. Невидимое перо начертило светящуюся линию. Это была линия моей жизни. Своим концом она упиралась сюда. Я закрыл лицо руками, а когда вновь открыл, график бесследно исчез.

          Все-таки я выбрался из этой расщелины. Истощив все силы, несколько часов пролежал на краю трещины, чуть было не поглотившей меня, находясь где-то между жизнью и смертью. Когда я, наконец, вновь обрел способность видеть и слышать, занимался новый день.

          Помню, как легко когда-то я привык к ритму этой планеты, весьма сходному с земным, и почти всегда спал, когда на Азее царила ночь. Однако на сей раз я явно вышел из обычного расписания и вот уже много часов подряд не спал. Самое интересное — не чувствовалось никакой органической потребности. Все желания исчезли. В теле едва теплились остатки жизни, и была только слабость, временами прорезываемая острой болью.

В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить