21.04.2013 г.

  На главную раздела "Академик Сапунов В.Б."




          «Да, тут бесспорно жила могучая цивилизация. Я уверен, что она не умерла, ничто не исчезает бесследно. Порой мне кажется, что перед моим мысленным взором встает какое-то чужое человечество. Миллионы одинаковых людей с исковерканными судьбами, раздавленными личностями, как звенья одной длинной-длинной цепи. Как винтики из одной машины. Колесо истории этой цивилизации вертится, все время приходя в одно и то же положение, время скручивается в спираль, все более и более плотную. И у людей, задыхающихся в собственной атмосфере, уже нет сил растянуть эту спираль, вытянуть её по направлению вперед, к будущему.

          Я не думаю, что цивилизацию постигла глобальная катастрофа, а если таковая и имела место, то только в качестве дополнения. Просто пришел логический конец. Цивилизация погубила саму себя. Дальше идти было некуда. Больше колесо истории не повернется. Все. И цивилизация уходит в прошлое. Я не представляю себе, как это происходило, но ясно, что в один день человечество исчезнуть не могло. Мозг человека создает вокруг себя биополе в весьма ограниченном объеме, миллионы мозгов должны вызывать образование, заметное поле в масштабах всей планеты, структура силовых линий которого может сохраняться некоторое время».

          Я опять пролистнул несколько страниц, снова углубился в чтение. Евгений Петрович описывал какие-то биологические опыты.

          «Опять наблюдаю характер деления тканей. Полная хаотичность, митозы ничем не контролируются. Ни на одной другой планете такого не происходило. Похоже, сильное и неизвестное науке поле. Биологическое поле?»

          До конца я так и не дочитал. Я знал, что у Сосновского есть еще несколько тетрадей, но идти за ними и не помышлял. Записки заставили меня задуматься — и это было уже по-настоящему страшно. Зачем я их вообще читал?

          Я бросил испуганный взгляд на дверь. Нет, вроде никто не подсматривает. Меня пробрал озноб.

          Холод, мрак. И где-то тусклый источник света. Это плавятся в огне, издавая слабое шипение, тонкие листочки тетради.

          Я немного унял дрожь, вышел в коридор, куда-то пошел. Через несколько десятков шагов я уперся в металлический щит, стоящий поперек коридора. За ним находились помещения, поврежденные взрывом и наполненные ядовитым воздухом планеты.

          — Эй, — раздался голос сзади.

          Что за обращение? Я обернулся. В другом конце коридора стоял Георгий.

          — Ты не знаешь, где Камышев?

          Я пожал плечами: откуда мне было это знать?

В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить