18.04.2013 г.

  На главную раздела "Академик Сапунов В.Б."




          В таком выводе было нечто неожиданное для меня, однако чувствовалась глубина мысли человека, смотрящего на жизнь в свете единственного правильного философского понимания. Я же чувствовал, что не мог возводить логические построения и вообще размышлять.

          Георгий раскрыл рот, очевидно, намереваясь сказать что-то еще, но не успел. Чудовищный грохот потряс базу до самого основания, пол резко вздрогнул, как от подъемного толчка, подбросил меня в воздух, швырнул головой вниз. В последнюю секунду я успел сгруппироваться и безболезненно шлепнулся на бок. Уже лежа я услышал, как дико завыла сирена. Георгий бросился к двери, дернул за ручку. Она не поддалась. Стало быть, замок защелкнулся. Сделать это могли только приборы. Очевидно, была нарушена герметизация и все двери и люки автоматически захлопнулись, чтобы закрыть доступ ядовитому воздуху планеты в неповрежденные помещения станции. Я бросил взгляд на панель, висящую на стене. Стеклянные глазки светились тревожным красным светом. Разгерметизация в районе складских помещений, — определил я. Кому это надо, кто это сделал?

          Спрятаться, скрыться, уползти — одно дикое желание овладело мною. Глаза начали лихорадочно искать укрытия. Георгий подошел к экрану. Что он делает? Ах, он вызывает склады. Любопытно все-таки, что там могло взорваться. Как и следовало ожидать, склады не отвечали, очевидно, повреждения там были значительные. Я уже видел, как в развороченную брешь в стене лезут люди. Кто это? Они очень похожи друг на друга, как и вообще все люди. Они… А, впрочем, кто знает, что они представляют из себя.

          Внезапно сирена замолкла. Экран вспыхнул снова. Оттуда смотрел человек. Кажется, это был Николай.

          — Что случилось?

          — Я только махнул рукой. Экран погас. Теперь уже было все равно.

          — Что будем делать, — спросил Георгий. Несмотря на уверенный вид, голос его звучал почти жалко.

          Вдруг меня осенило.

          — Постой. Мы же можем не ждать указаний с Земли. Подобные случаи предусмотрены инструкциями!

          Георгий молча открыл аварийный шкафчик, вытащил оттуда кислородный прибор, но я жестом остановил своего коллегу. Судя по показаниям приборов, воздух в коридоре уже очистили, поврежденные помещения были блокированы и изолированы. Можно было выходить.

          — На складе были материалы наших исследований, — пробормотал я.

          — Ну и что? — отозвался Георгий.

          А ведь верно, ну и что?

          Вернувшись в свою комнату, я бросился на постель. Я весь дрожал, как будто на базе была страшная холодина. Термометр показывал 295 градусов по Кельвину.

          Неизвестно откуда появился Сосновский, встал передо мной. «А почему бы не я?» — задумчиво пробормотал он.

          Действительно, а почему все должны делать другие, почему за все отвечает кто-то? Имею ли я право снимать с себя все полномочия? А почему бы не я?

          Чуть дыша, я выскользнул в коридор, на цепочках вошел в комнату Сосновского. Тетради лежали на прежнем месте. Я оглянулся, быстро схватил одну из них, засунул за пазуху, так же бесшумно и осторожно вышел в коридор. Незамеченным мне остаться не удалось. Навстречу мне попался Георгий. Его злые глаза косо посмотрели на меня, и мы разошлись.

В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить