18.04.2013 г.

  На главную раздела "Академик Сапунов В.Б."




Глава 17


          Грохочущие станки конвейера остались далеко позади, но я продолжал чувствовать их непрерывную работу. Нескончаемым потоком двигалась продукция, и я был частью этого потока. Шедшая передо мной колонна вошла в полосу густого черного дыма. Не замедляя шага, я двинулся туда же. Свет надо мной затмился. Склеп. В могильную тишину ворвался слабый звук. Я прислушался. Мерное гудение походило на полет огромного насекомого. Неожиданно появился и свет. Ворвавшись узкой полоской в это царство тьмы, он начал разрастаться метр за метром. Я огляделся. Мне было совершенно безразлично, где я оказался, но я все равно огляделся. Ах, вот оно что! Моя комната на станции. Любопытно все-таки, каким образом я здесь очутился. Может, сам довел машину, может, это сделали за меня автоматы. Или кто-нибудь из коллег выполнил ненужное дело. Не все ли равно? — махнул я рукой, в любом случае надо было жить.

          Я приготовил себе обед, плотно поел. Да, где же оружие? Я хлопнул рукой по поясу. Все в порядке. Тишина коридора. Казалось, она была вечно. Комната Сосновского. Я постучался. Тихо. Хозяина нет дома. И не будет. Я нажал на ручку. Массивная герметическая дверь открылась. Пусто. Когда-то здесь жил человек. Я открыл шкаф, ничего интересного не увидев, закрыл его, полез в тумбочку. Вот они, его записки. Я открыл одну из тетрадок, стал читать.

          «Люди творят историю. Они отбрасывают из жизни лишнее, ненужное».

          — Что за отвлеченные рассуждения, — подумал я и положил тетрадку на место, однако через минуту взял снова и продолжал читать.

          «Но почему те же самые люди, достигнув каких-то успехов, забывают о своей силе, своем подъеме, бушевавшем какие-то десять-двадцать лет назад, и вдруг замолкают в тот момент, когда надо говорить? В истории было много отвратительного, но почему сейчас, когда мы вышли во вселенную...»

          Дальше я читать не стал и отбросил тетрадь, уже окончательно. Упав на пол, она раскрылась на последней странице. Там было выведено большими печатными буквами «А ПОЧЕМУ БЫ НЕ Я?» Мои губы скривила усмешка. Я не заметил, как в комнату вошел Георгий.

          — Как дела? — спросил он, глядя на тетрадь, валявшуюся на полу. — Читаете?

          — Нет, только посмотрел.

          — И правда, читать тут вроде нечего. Это несерьезно.

          Георгий развалился на стуле и продолжал рассудительным тоном:

          — В сущности, так оно и должно быть, все подчиняется одним и тем же законам, которыми можно объяснить любое явление. Вот вам яркий пример действия закона диалектики о единстве и борьбе противоположностей. Жизнь неизменно идет по одному пути, а Сосновский пытается повести её по-другому.

          Он сделал многозначительную паузу, во время которой я имел возможность гадать, откуда у него подобная склонность к философским обобщениям. С трудом удалось припомнить некоторые элементы его биографии. Одно время он был заведующим кафедрой на философском факультете какого-то университета, потом понял, что ошибся в своем призвании, работал директором театра и, наконец, стал космонавтом. Ищущий человек нашел свое место, и широкое знание жизни, на которую он смотрел с разных сторон, помогло ему и здесь. И в самом деле, чувствовал он себя на этой планете значительно уверенней, чем, скажем, я.

          — И вот это-то противоречие, — подвел итог Георгий, — должно обеспечить наше правильное понимание всей этой планеты в целом.

В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить