18.04.2013 г.

  На главную раздела "Академик Сапунов В.Б."




          Трясущимися руками я открыл дверь, вышел в коридор. Здесь я на минуту остановился, затем двинулся в сторону входного тамбура. Никто не попадался навстречу, не пытался меня задержать. Скафандр я одевал не менее двадцати минут, тщательно прилаживая приборы и застегивая герметичные застежки. Последняя проверка — батареи, радио, освещение, инфракрасная оптика. И оружие — пистолет, гранаты, даже титановый нож, тщательно заточенный. Все находилось на месте в полном порядке. Кажется, можно идти. Я снова прислушался, включив наружные микрофоны на полную чувствительность. Тихо, как в склепе.

          Я нажал на кнопку. Наружный люк распахнулся, яркий свет Неоантареса ударил в лицо. Стекло перед глазами автоматически потемнело. С трудом поднимая ноги, спотыкаясь на каждом шагу, я побрел по планете. В скафандре я не ощущал никакого ветра, но, по-видимому, он был сильным, и я несколько раз падал на все четыре конечности. Затылком я чувствовал, что кто-то вышел вслед за мной и осторожно крадется, но не смел обернуться. Зеркало же, укрепленное на шлеме, показывало лишь голую пустыню, и на горизонте виднелись сооружения нашей базы.

          Один на планете. И вокруг на много тысяч километров ничего знакомого и привычного, кроме базы, похожей больше на кладбище. Сколько мне еще идти? Сотни километров, много дней пути. А ведь у меня почти нет продуктов, воды — всего того, что может продлить жизнь человека, идущего по чужой планете. «У меня же есть вездеход», — равнодушно подумал я. Все-таки, я решил вернуться.

          Вездеход стоял на своем месте, готовый к поездке. Я установил приборы на режим автоматической езды и неподвижно замер в кресле. Теперь уже работали автоматы, и мне оставалось только ждать. Я чувствовал, что все становится яснее и яснее, временами мне казалось, что уже нет неясностей и кто-то давно все решил за меня. Но вопросы продолжали вихриться в МОЕЙ голове — может УЖЕ не так назойливо, как раньше, но все равно они оставались, и я не мог ничего поделать. Куда я еду, зачем? Что ждет меня в глубинах гор Азеи? Нет, я туда не поеду. Я не буду совершать глупостей, я еще не совсем сошел с ума. Рука легла на рукоять тормоза, резко рванула на себя. Скользя по грунту, машина проехала несколько десятков метров, остановилась. Скорее обратно, на базу. Я развернул вездеход — и остановился. А что делать на базе. На этой планете у меня уже не осталось дома. Какая разница, где я сейчас нахожусь. Здесь ли или на несколько километров в сторону — в конце концов, не все ли равно? Я медленно осмотрел кабину. Никого. Но разве может это что-нибудь означать сейчас?

          Теперь меня не упустят из поля зрения нигде, ни в одной из точек планеты. Я почти физически ощущал прикосновение чьего-то ледяного взгляда. Откуда он исходит?

          Я застонал. Неужели опять вопросы? Нет, что угодно, только не это. Вокруг не было видно никого, и только стеклянные глазки приборов уставились на меня. В их холодном немигающем свете я почувствовал насмешку и угрозу. Вокруг — мир, полный враждебности, и я оставался один против этого мира.

В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить