18.04.2013 г.

  На главную раздела "Академик Сапунов В.Б."




Глава 16


          Земля?! Слышишь ли ты нас, затерянных в глубинах вселенной? Отзовись! Нет, не отзывается. Молчат экраны, немигающим светом смотрят на нас ряды лампочек. Замерли в немой неподвижности сотни стрелок, шкал и мониторов. Вместе с Георгием мы сидим в радиорубке, в который раз пробуя получить ответы на наши отчаянные призывы. Вот уже несколько дней подряд предпринимаются отчаянные усилия возобновить связь без малейшего успеха. Одни в бескрайнем космосе. До ближайшего населенного пункта, где можно найти хотя бы несколько человек — много световых лет. Одни...

          Теперь нас стало меньше, ибо недавно пропал Сосновский. Пропал и не появлялся. Поисков почти не вели — мы уже давно махнули почти на все рукой. Базы с тех пор не покидали ни разу. Когда был жив и реален Евгений Петрович, он еще что-то делал, а теперь полнейшая апатия и безразличие овладело всеми.

          — Жора, — тихо позвал я.

          Георгий повернулся ко мне:

          — Что?

          — Нельзя так.

          — То есть?

          Мне трудно было это сказать, и я мучительно подбирал слова. Что-то с нами творится. Мне показалось, что потолок начал медленно опускаться, как гигантский пресс.

          — Нет, нет! — заорал я.

          Георгий грозно поднялся.

          — Вы нарушаете нормальную работу!

          Я махнул рукой.

          — Какую еще работу.

          Кажется, Георгий вконец разозлился.

          — Не суйтесь, пожалуйста, с вашими бредовыми идеями. У вас какие-то странные представления о нашей работе. Конечно, всегда бывают трудности, осложнения, даже, если угодно, несчастья. Но, по-моeмy, мы план выполняем. А развертывать сейчас какие-нибудь новые мероприятия мы не имеем права без указаний с Земли. В конце концов, мы подчиняемся нашему руководству. Нас сюда послали для серьезной работы и четкого выполнения заданий.

          Я ничего не ответил. Возможно, Георгий был прав.

          — И, кроме того, — продолжал он, — я не понимаю, чем вызвана ваша истерика. По-моему, исследования планеты продолжаются, и даже до некоторой степени успешно, а то, что нас стало меньше, — так на то уж, извините, и чужая планета, что здесь нельзя всего предусмотреть. Какой-то процент потерь всегда неизбежен. Так было, есть и будет.

          Мне захотелось сказать о том, что мы почти не искали нашего товарища. Однако же не Георгий был в этом виноват. По крайней мере не он один. Teм не менее, мне стало неприятно. Я закрыл глаза, однако в ушах по-прежнему стоял назойливый голос.

          — Для нас с вами огромная честь, что человечество доверило нам первыми поселиться на этой планете, выдвинуло нас своим авангардом.

          — Замолчите, — сказал я.

          Георгий пробубнил что-то в ответ, но я не слушал. На миг передо мной встал образ Сосновского, однако смутный и неясный. Прошло совсем немного времени — а я уже почти не помнил этого человека.

          Я еще раз взглянул на Георгия. Тот сразу же отвернулся и резко поднялся со стула. Мне было противно. Распахнув ногой дверь, я вышел в коридор и, прижимаясь к стене, пошел. До своей каюты я не дошел. Через несколько шагов мне пришлось остановиться, сесть на пол. Меня била дрожь, как в лихорадке. Что собственно сказал Георгий? Глупость, абсурд. А если он прав? Действительно, а почему бы и нет? Заработавшее было сознание остановилось. Я не помню, как добрался до своей каюты, как закрыл дверь. Уже сидя в углу, забаррикадировавшись, я начал немного ощущать окружающий мир. Со стен на меня смотрело множество глаз. Надо!

          — Что надо? — не понял я.

          — Действовать.

          Но мы не имели никаких указаний с Земли. А можно ли нам принимать решения самостоятельно? Георгий сказал «нет». А я не знаю. Я ничего, ничего не знаю.

          Город, подземные переходы. Что там?

В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить