18.04.2013 г.

  На главную раздела "Академик Сапунов В.Б."




Глава 15


          Гулкие ритмические удары тяжелыми толчками отдавались в шее и голове. Возможно, следовало подлечиться, однако мною овладела полная апатия, к тому же я еще полагался на свое здоровье. Мне казалось, что это проходящее, ничего не значащее, и, возможно, я был прав. Однажды ко мне заявился Сосновский. Он вошел без стука и устало посмотрел на меня. Во всем его облике чувствовалось переутомление и какая-то подавленность. Обычно Евгений Петрович хорошо держался, но сейчас казалось, будто тяжелый груз сдавил ему спину и со своей невысокой широкоплечей фигурой он теперь походил на неандертальца.

          — Как дела? — спросил он.

          Я промолчал.

          — А ведь кто-то должен сейчас действовать, — продолжал он.

          Я скорчил болезненную гримасу, наконец, выдавил с печальной усмешкой: «А почему бы не я?»

          — Вот именно, — отозвался Сосновский, — а что конкретно вы собираетесь предпринять?

          Это, пожалуй, было уже слишком.

          — Сил нет ни на что. У меня синдром хронической усталости, — отрезал Я.

          Евгений Петрович словно уменьшился. Он еще чего-то говорил, но я не слушал его. Наконец, это ему надоело. Он выпрямился, на его лице было написано сложное выражение — смесь удовлетворенности и страха. Он не спеша подошел к двери, на пороге остановился, что-то пробурчал себе под нос и вышел.

          После того, как дверь захлопнулась, я некоторое время пролежал неподвижно без всяких мыслей, затем поднялся, подошел в стене, нажал на несколько кнопок. Через минуту открылся небольшой шкафчик, и я вытащил оттуда горячий завтрак. Подкрепившись, я почувствовал себя немного лучше.

          Оружие по-прежнему лежало под подушкой, я вытащил его оттуда, прикрепил на поясе. Дверь в коридор я открыл ногой, выглянул, опасливо озираясь по сторонам. Никого не было видно. Стараясь как можно меньше шуметь, я направился в сторону радиорубки. Когда я туда вошел, там было пусто. Приборы по-прежнему молчали. Стояла глухая тишина. Я просмотрел ленты с записями радиосигналов. Эфир безмолвствовал. Я вышел обратно, прикрыл за собой дверь. В конце коридора мелькнула чья-то тень и, очевидно, заметив меня, исчезла. Недалеко от моей комнаты навстречу мне попался Камышев. Он на цыпочках крался по коридору, сжимая в руке пистолет. Увидев меня, он испуганно отшатнулся в сторону, прижался в стене. Я сделал вид, что ничего не заметил, и прошел мимо. Признаться, в этот момент моему затылку было холодно. Я хорошо знал, что может сделать один выстрел из пистолета, и видел, что мой друг уже не в себе.

В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить