13.04.2013 г.

  На главную раздела "Академик Сапунов В.Б."




          — Я тебя не разбудил? — спросил он. Я пробурчал в ответ что-то невразумительное.

          Сосновский уселся на стул, глянул на меня в упор. Что это? На меня смотрело незнакомое лицо, ничуть не похожее на то, которое я привык в эти дни видеть перед собой. Что-то было в нем непривычное, странно даже нелепое для этого места и времени. Как будто прибыло оно издалека случайным посетителем и скоро убудет прочь.

          Из глубин памяти начали медленно выплывать какие-то давние картины. Где я еще видел его таким? Может, на Земле? Откуда-то поднялись воспоминания, начали, подобно ленте, быстро прокручиваться перед моим мысленным взором.

          Земля. Первая встреча с Сосновским. Научная конференция. Пожилой ученый, известный всему миру, делает свой доклад. Мелькают железные цепи формул, неразрывно связанные друг с другом, фонтан идей, подтвержденных лавиной чисел. Блеск мысли гения. Плод многолетних трудов чеканными рядами букв и цифр вырисовывался на огромной доске — в несколько десятков метров, — находящейся за спиной ученого.

          Помню, тогда я завидовал железной логике мысли, чудовищной работоспособности, таланту этого человека. Зависть вызывала жажду конкуренции. Время еще есть. Но смогу ли я, хватит ли моего мозга, моей энергии. Ученый явно знал себе цену и весьма самоуверенно глядел на своих коллег — возможно, не без основания. Признаться, я понимал далеко не все из доклада ученого, однако мысль, воплощенная в тысячах значков, выглядела просто красиво. Такой же красотой научной и технической мысли поражают небоскреб во много сотен этажей или стартующий звездолет, громада которого легко поднимается над планетой.

          Все шло великолепно, и вдруг поднялся Сосновский. Он превосходно владел словом, говоря, как прирожденный оратор, и мысль его была четкой и ясной. Я почувствовал, что он не знает всех формул, не понимает, да и не пытается вникнуть в детали, но суть совершенно четко стояла перед ним. Это произошло внезапно, хотя никто не смог точно заметить когда. В цепи безукоризненных доказательств вдруг появилось одно звено чуть слабее остальных. Ученый ловко отпарировал удар, но тут же получил новый. Я заметил, что пожилой человек смотрел на Сосновского чуть-чуть не так, как на других, и, может, даже снизу вверх, хотя Евгений Петрович был ниже его ростом. Это была война умов, и оставалось неясным, у кого больше шансов победить. За цепь взяли с двух сторон, потянули. И слабое звено лопнуло. Евгений Петрович сел на место. Его лицо было задумчиво.

В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить