12.04.2013 г.

  На главную раздела "Академик Сапунов В.Б."




Глава 12


          Что произошло в тот миг, когда мы стояли возле валуна?

          Я был убежден, что никакой опасности не было, не с кем, не за что было бороться. В голове формировались чужие мысли. А может, уже мои?

          — Живем, живем, вдруг начинаем сражаться неизвестно для чего, неизвестно против кого. Так и боремся, воображая, что это борьба за какие-то цели, идеалы. И порой кто-то побеждает, кто-то проигрывает — это уже как кому повезет. В конце концов, все решает слепой случай. С кем, ради чего боролся Камышев? Разве его действия не так же бессмысленны, как и всякая другая борьба?

          Лицо Камышева выражало отчаяние. Может, он понял, что на этот раз ему не победить? Я не знаю. Мысли в голове ворочались с трудом. Зачем мы вообще куда-то стремимся? Для чего сейчас едем?

          Вопросы, размышления... А для чего я размышляю, тем более непонятно.

          Машина подъехала к самому входу в пещеры и остановилась. Можно было приступать к делу. Я посмотрел не Георгия. От испуга он дернулся, отвел свои глаза, сделал вид, что поглощен раздумьями, я снова подозрительно посмотрел на Камышева. Его каменное лицо со стекляшками вместо глаз не выражало ничего. Круг недоверия и подавленности смыкался.

          — Пошли, — равнодушным голосом предложил я.

          Уже знакомая пещера, гулкие каменные своды. Металлическая дверь, на сей раз она была закрыта.

          — Попробуем сломать, — предложил Камышев и снял с пояса гранату. Однако проход вдруг открылся, как будто им ведала чья-то разумная воля.

          — Заходите, — почудился загробный голос.

          Георгий остался у входа, мы с Николаем пошли в толщу скалы. Коридоры, повороты — все это громоздилось одно на другое, властно вторгаясь в глубины сознания. Казалось, в этом городе, выбитом в толще скалы, не было ничего. Пустые катакомбы безо всяких признаков жизни и тишина, как в могиле.

          В одном из коридоров мы обнаружили стандартную металлическую дверь. Она была полуоткрыта. Мы попробовали раскрыть её пошире, но безуспешно — металлическая плита казалась словно приваренной. Плюнув на это бесполезное занятие, мы сняли со скафандров некоторые наиболее выступающие приборы и с трудом протиснулись внутрь. Куда мы попали? Я огляделся. Вокруг был гигантский подземный зал. В инфракрасных лучах можно было определить, что помещение имеет форму параллелепипеда с закругленными краями. Мы обошли зал по периметру, составлявшему, по меньшей мере, полкилометра, сделали множество снимков. Кое-где попадались двери, но все они были закрыты, и мы твердо знали, что открыть их могут только хозяева, когда им заблагорассудится. Вернувшись к выходу, мы протиснулись через него назад.

В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить