12.04.2013 г.

  На главную раздела "Академик Сапунов В.Б."




Глава 11


          Картины громоздились одна на другую. Конвейер, металлические гиганты, лавина продукции. Скалы, пропасти, огромные камни. Планета, на поверхности которой никто не живет. Бешеная езда по пустыне.

          Я зачем-то ехал опять на разведку. Событие, произошедшее в этот день, побудило нас действовать самостоятельно. Ночью мы послали сообщение на межзвездный ретранслятор. Через несколько часов должен был прийти ответ, свидетельствующий о том, что сообщение передано дальше. Ответного сигнала не пришло, очевидно, случилось что-то непредвиденное.

          На всякий случай мы тщательно проверили состояние наших приборов — они оказались в полном порядке. Значит, что-то произошло на линии Азея — Земля. Мы послали сообщение еще раз, добавив запрос о состоянии межзвездной связи, однако рассчитывать на ответ теперь уже было трудно.

          До сих пор подобный случай места не имел, и сейчас мы почувствовали себя еще более удаленными от Земли. Как бы то ни было, план теперь следовало составлять только с расчетом на нас самих. И вот сегодня я, Камышев и Георгий вышли на поверхность планеты, чтобы продолжать изучение найденного нами города. Мы ехали молча, и молчание это было гнетущим, неприятным, как будто в воздухе зависла угроза. Я взглянул украдкой на Георгия. Человек, весьма довольный судьбой, знающий свое место в жизни, цену самого себе, по крайней мере, таким он показался мне в этот момент. Может, я ошибался.

          Камышев выглядел совсем не так. На его лице застыло тупое равнодушие и лишь в глубине стеклянных глаз горел тусклый мерцающий свет. Все время мы были связаны с базой незримыми радионитями, однако молчал и оставшийся там Сосновский.

          Вдоль нашего пути как прежде стояли гиганты, вырастающие, казалось, из самых недр планеты. К ним я уже настолько привык, что не мог представить себе без них облик этой местности. Из их глубины слышался металлический грохот — механизмы работали. Я подошел поближе. Извечный конвейер возвышался надо мной. Внезапно мне представилась до чудовищного бессмысленная картина, будто я сам стал частью этого потока. Мне уже виделось, как я мчусь куда-то в неведомое, и рядом со мной точно так же несутся тысячи и тысячи существ, и все они поразительно похожи на меня. Но все мы — единое неразрывное целое, система, состоящая из многих идентичных элементов.

          Аденин, Гуанин, Цитозин, Тимин — 4 буквы, которые могут дать бесчисленное множество вариантов. Но здесь этого множества никому не требовалось, и я чувствовал, как тончайшие руки приборов выстраивают мои нуклеотиды в строго определенной последовательности.

          Долго ли еще придется так мчаться? Сплошное мелькание, гул двигателя — все слилось в моем мозгу в единую ритмику движения. Вездеход ловко маневрировал среди скал. Его вели приборы, ибо только они могли обеспечить безопасность такой езды. В тот момент, когда, казалось, машина со всего размаху ударится в каменную стену и превратится в груду лома вперемежку с костями, автомат ловко разворачивал и снова гнал машину по узкому проходу. Путь этот был для нас новый, его выбрали затем, чтобы провести некоторые исследования по дороге. Перед нами грозно стояли зубчатые горные пики, но по сравнению с уже знакомым нам исполином они выглядели, по меньшей мере, жалко.

В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить