06.04.2013 г.

  На главную раздела "Академик Сапунов В.Б."




Глава 9


          Это был чужой мир со своими законами, бесконечно далекий от всего знакомого и привычного. Я не знал, существует ли это на самом деле или уже давно кануло в бездны небытия, оставив после себя лишь смутное блеклое воспоминание, подобно облакам, растворяющимся в голубизне неба.

          Я входил в цех гигантского зарода, где на больших расстояниях друг от друга стояли громадные станки. Они быстро и четко производили свою продукцию, должно быть, уже работая не первое столетие. Наверное, сами неведомые инженеры, запустившие давно-давно вo тьме тысячелетий этот конвейер, канули в небытие, но исполины, сделанные из мертвых деталей, лишенные разумной мысли, продолжали делать свое дело. Их поставили и включили, чтобы они производили. И они производили, не нуждаясь ни во сне, ни отдыхе, получая от неисчерпаемых ядерных источников энергию, сами добывая сырье, не останавливаясь ни на секунду. Холодные ячейки их примитивных электронных мозгов знали, что конкретно им нужно производить, сколько производить и как производить. Зачем — это уже их не касалось. А любопытством они не обладали.

          Работай, работай и работай. Когда я проходил мимо одного из таких гигантов, меня оглушил, подавил лязг и грохот чудовищных механизмов. Таким же маленьким и ничтожным чувствует себя человек, глядя на старт космического корабля, и лишь потом, несколько минут спустя, когда огненная точка растворится высоко в небе, начинаешь осознавать, что это — творение рук человеческих, а значит, и твоих рук. Но кто создал эти станки, эти невероятные механизмы? Машины хранили тайну своих создателей.

          Ошарашенный, я бродил по цеху самого невероятного завода из всех, когда-либо виденных мной. Рядом шел конвейер, проходящий через несметное число станков. Длина его, очевидно, составляла сотни километров. Временами меня обдавало раскаленным, насыщенным пылью и водяными парами воздухом. Вокруг — все в движении. Вертятся циклопические колеса, звенят цепи и приводные ремни, равномерно носятся взад-вперед шатуны. Чем-то это напоминало нелепые в своей примитивности заводы и мануфактуры периода начала научно-технической революции. Но здесь не было рабочих, занимавших свои места среди всех этих механизмов, и словно невидимыми цепочками прикованных к своим местам. Мне было ясно, что колеса, цепи и остальное — всего лишь наружная, доступная для обозрения часть целого. А там, внутри, под многотонным металлическим кожухом спрятан, хотя и примитивный, но все же мозг. Он по-своему думает, и дело свое знает лучше кого бы то ни было. Когда я шел, переступая по полу, мощенному многотонными каменными плитами, мне казалось, будто я иду по дну океана, утопая в его беспредельных просторах.

          Я взглянул наверх. Высоко-высоко завис потолок, накрывающий огромную площадь безо всяких колонн и опор. Временами рядом со мной проезжали огромные машины, сотрясая воздух грохотом своих многотонных колес. Чем-то эти мастодонты напоминали уродливые карикатуры на паровозы середины двадцатого века. Брызгая снопами искр, катились они по каменным плитам, заставляя меня отскакивать в сторону, чтобы не попасть под колеса, чтобы не быть раздавленным и превращенным в лепешку.

          Для чего ездят здесь эти чудовища? Зачем нужны они на заводе? Может, подвозят сырье? Может, ремонтируют другие машины, износившиеся за долгие годы своей однообразной работы.

В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить