06.04.2013 г.

  На главную раздела "Академик Сапунов В.Б."




Глава 6


          Страх перед темнотой. Он достался нам как генетическое наследие предыдущих поколений. Наш предок — неандерталец; когда он брел среди ночного леса, твердо знал, что именно из тьмы идет опасность, именно там мелькают чьи-то страшные тени, раздаются тяжелые шаги, сверкают холодным светом глаза неведомых зверей. Каким-то шестым чувством человек ощущал, что кто-то, скрывающийся во мраке, непрерывно следит за каждым его движением, в любую секунду готовый, как страшное черное привидение, огромным прыжком выскочить из-за деревьев и вонзить свои чудовищные клыки в трепещущую плоть человеческого тела. И весь разум этого человека, пока что очень примитивный, вся его воля стремились к огню, к свету, к спасению, чтобы, прижавшись к жаркому пламени костра, на миг почувствовать себя в безопасности. И пусть там, за освещенным пространством, идет страшная борьба за жалкое существование, где каждый стремится уничтожить другого, чтобы выжить самому, борьба, в которой человеку не место, ибо он неминуемо в ней погибнет, зато здесь, в мерцающем свете костра, ему никто не угрожает.

          За долгие тысячелетия социального прогресса человек научился жить, бороться и в темноте, отстаивать себя и днем и ночью. Он уже знал, что настоящая опасность, хотя бы в виде грохочущей ракеты, несущей смерть, может прийти одинаково, как при свете, так и в темноте. Но накопленный в подсознании генетический балласт человечества выкинуть за борт истории оказалось очень даже нелегко.

          За годы своего существования люди непрерывно совершенствовали технику выживания, учились пользоваться самым грозным оружием в жизненной борьбе — своим мозгом. И у меня этот тончайший прибор работал не хуже, чем у других, и не раз я, сталкиваясь с чем-то незнакомым, анализировал ситуацию, отвергал действия слепых инстинктов, находил нужное решение. И вот сейчас, в этих коридорах, пробитых неизвестно кем и неизвестно для чего, вдруг оказалось, что самый главный аппарат, который у меня есть, — сгусток высокоорганизованной материи в черепной коробке — отказался служить. Сколько раз попадал я в непредвиденные положения, но остаться полностью безоружным пред силами природы — такого еще не случалось.

          Сознание возвращалось медленно. Впрочем… Терял ли я его вообще? Первая мысль была о свете. Сломался фонарь или просто соскочил выключатель. Я нащупал кнопку, нажал. Яркий свет заставил меня зажмуриться. Кажется, все в порядке. Внезапно я услышал чьи-то шаги. Человек… Я подскочил. Это Евгений Петрович шел ко мне на помощь, испуганный внезапным исчезновением света в коридоре. Он вопросительно взглянул на меня.

          — Фонарь погас, — уверенно ответил я на его немой вопрос. Сосновский понимающе кивнул головой.

          Он явно не торопился занять свое место у двери. Сосновский подошел к ближайшему повороту, посмотрел вдаль.

          — Интересно, есть какая-нибудь система в расположении этих коридоров? — задумчиво произнес он.

          Это предстояло выяснить.

          — Как вы думаете, — спросил я подчеркнуто безразличным тоном, — есть ли тут кто-нибудь живой?

          — Я знаю так же, как и ты, — пробурчал в ответ Сосновский.

          Мне вдруг сделалось неприятно оттого, что я задал этот вопрос. В голове возникло какое-то противоречивое ощущение, стало беспокойно, жутко, хотя, пожалуй, это был даже не страх, а скорее подавленность чем-то неизбежным, роковым, чего мы не в силах остановить. Как муравей под прессом. Голос Сосновского пробудил меня от этих подсказанных кем-то извне размышлений.

          — Что бы здесь ни находилось, надо держать себя в руках. Да, здесь что-то есть такое, чего мы не понимаем. Но прямых указаний на опасность тоже нет. Ну, ладно. Я все-таки пойду наружу, а ты попробуй пройти чуть дальше.

          Он быстро зашагал обратно; я молча смотрел на его удаляющуюся спину.

          А что если... Додумать я не успел. Где-то вдали от нас раздался металлический звон, гулким эхом прокатился по коридорам. Что это? Сосновский оглянулся и побежал. Охваченный нехорошим предчувствием, я последовал за ним. Поворот. Следующий коридор. Где же выход? Ах, вот он, там. Яркий луч фонаря осветил металлические стены. От неожиданности я вскрикнул — вход был закрыт. Как одержимый, подбежал я к щиту, отчаянно заколотил по нему кулаками. Дверь отозвалась низким тяжелым гулом.

В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить