05.07.2011 г.

  На главную раздела "Академик Сапунов В.Б."


          Древнейшие времена


          Так уж повелось в истории, что подлинные творцы нередко остаются в тени. Однако степень несправедливости в оценке авторства интеллектуальных достижений в разные эпохи различна. Вопрос о том, как защитить интеллектуальную собственность, в какой-то мере стоял всегда, но в наши дни он стал особенно острым. Конец XX — начало XXI веков ознаменовались почти полной утратой защиты авторских прав творческой прослойки общества.

          Чтобы создать нечто гениальное или хотя бы талантливое, приходится настолько выложиться, что на отстаивание авторских прав ни сил, ни времени не остается. Поэтому творят одни, а присваивают творения и прилагающиеся к ним славу и гонорары — другие.

          Плагиат и иные формы прихватизации плодов чужых умственных усилий появились одновременно с технологиями хранения и передачи информации. Глядя на древнейшие носители знаний — наскальные рисунки — порой удивляешься сходству многих из них. Первобытные художники копировали не только реалии окружающей природы, но и творческие находки друг друга.

          Исторические времена породили новые информационные технологии. Известно, что древнеегипетские жрецы, освоив письмо на папирусе, порой не утруждали себя работой мысли, а занимались переписыванием чужого труда, нередко выдавая его за свой и получая предусмотренное творческому человеку вознаграждение.

          Новое время


          Новое время усовершенствовало способы хранения и передачи информации и одновременно — приемы интеллектуального воровства. Два известных примера из судьбы литераторов конца XVI — начала XVII веков.

          Уильям Шекспир вошел в историю как величайший драматург. Историки подозревают, что бессмертные трагедии и комедии писал отнюдь не он, а некто, чье авторство в силу определенных обстоятельств пришлось умолчать. Среди потенциальных авторов называют философа Фрэнсиса Бэкона, а также совсем не известных людей. Возможно, правду мы не узнаем никогда.

          Великим испанским романом эпохи Возрождения является "Дон-Кихот Ламанчский" Мигеля Сервантеса Сааведра. Однако существовал еще один роман о тех же героях, подписанный неким Авельянеда. За псевдонимом скрывался влиятельный священник Алиага, известный также под кличкой Санчо-Панса. Почти доказано, что этот литератор-графоман украл черновики у Сервантеса, как умел довел их до завершения и опубликовал свой полуплагиат раньше Сервантеса. Истинному автору Дон-Кихота с величайшим трудом удалось отстоять свою интеллектуальную собственность. Однако проходимец Алиага прожил в богатстве и почете. Сервантес — увечный инвалид — всю жизнь не мог выбиться из нищеты и даже отсидел срок в тюрьме — ситуация довольно типичная для гениев.

          Разумеется, граница между прихватизацией интеллектуальной собственности и творческим использованием труда предшественников условна. И все же она существует. Известно, что "Три мушкетера" А. Дюма основал на сюжетных линиях двух малоизвестных романов XVII века — «Записки шевалье д'Артаньяна» и «Записки графа де ля Фэр». Точно так же "Жизнь за царя" М. Глинки основана на забытой опере XVIII века "Иван Сусанин". Однако таких гениев, как Дюма и Глинка, никто не пытался обвинить в плагиате. Когда на основе заурядного произведения создается шедевр, об интеллектуальном воровстве речи идти не может.

          Советские времена


          Согласно советскому и российскому законодательству об авторских правах, произведение, в котором хотя бы 30 % текста отличается от аналогичного, уже считается оригинальным. Алексей Николаевич Толстой в определенный момент своей биографии почувствовал, что основные сюжеты он уже создал. Издатели и поклонники прославленного писатели по-прежнему ждали от него нового. Тогда он взял перевод известной итальянской сказки "Пиноккио", созданной в XIX веке Лоренцини Карло (литературный псевдоним — Коллоди), и, изменив в ней необходимые 30 % текста, издал под своим именем.

          В сталинские времена действующие писатели получали огромные гонорары, однако были связаны идеологическими запретами по рукам и ногам. Не потому ли большинство писателей того времени либо кончали с собой, либо умирали при невыясненных обстоятельствах (Есенин, Горький, Маяковский, Фадеев и т. д.)? Подлинные шедевры чаще писались в стол ("Мастер и Маргарита" М. Булгакова, "Котлован" А. Платонова). Нередкой была и иная ситуация: угодный власти, но недостаточно талантливый автор присваивал труды гениев, неугодных власти. Судьба многих литературных шедевров сталинского периода несет в себе зловещие вопросы.

          Кто был автором "Тихого Дона": Михаил Шолохов, белогвардейский офицер Федор Крюков или загадочный советник Сталина Александр Попов (также подготовивший, возможно, для патрона текст знаменитой статьи "Головокружение от успехов")? Какую роль в подготовке творений Шолохова сыграл его условно амнистированный тесть и активно работавшие с писателем секретари?

          Путь гения подчинен определенным законам. В своем творчестве он идет от слабого через талантливое к гениальному, после чего нередко выдыхается и постепенно снижает уровень творимого. Если после творца остается лишь одно блестящее произведение без подготовительных этапов — это сразу вызывает определенные подозрения.

          Писатели И. Ильф и Е. Катаев (Петров) писали неплохие газетные фельетоны. Но в области истинной литературы не создали практически ничего кроме знаменитой двулогии. Есть серьезные основания считать, что главным автором был все-таки Остап Бендер (подлинная фамилия — Бендера). Этот талантливый, но неудачливый жулик, несостоявшийся литератор умер в конце периода НЭПа, оставив интересные записки. Ильф и Петров каким-то образом их достали, обработали и издали в виде блестящих книг "12 стульев" и "Золотой теленок".

          Не исключено, что подлинный автор романа-эпопеи о русско-японской войне "Цусима" — талантливый военный журналист А. Костенко. Будучи репрессированным, он попросил младшего друга, несостоявшегося писателя Новикова, издать книгу хотя бы под своим именем, чтобы она бесследно не пропала. Опасаясь поставить на обложке Новиков-Костенко, стесняясь ограничиться собственной фамилией, невольный прихватизатор интеллектуальной собственности поставил коллективный, пахнущий морем псевдоним А. С. Новиков-Прибой. Так шедевр через 30 лет после написания пришел к читателям.

          Многое неясно в отношении еще одного яркого произведения периода сталинизма — "Как закалялась сталь". Общую канву, бесспорно, давал умирающий малограмотный инвалид Николай Островский. Первичную литературную обработку производила журналистка Ревекка Шпунт. Далее над текстом трудился подлинный безвестный мастер литературного слова (по некоторым сведениям — Валентин Катаев), создав в конечном итоге если не гениальное, то все же яркое произведение, ставшее летописью эпохи. Слава досталась одному умирающему инвалиду, которому, впрочем, никто не завидовал. Остальные творцы остались в тени.

          Бессовестно нарушались права на интеллектуальную собственность и в музыке. В 20-е годы послереволюционный энтузиазм всколыхнул музыкальную жизнь. Пришло много ярких композиторов, которые вскоре по тем или иным причинам исчезли, оказавших за границей, в ГУЛАГе или просто в безвестности. В дальнейшем их музыкальные произведения вставлялись в мелодии А. Пахмутовой и некоторых других подозрительно плодотворных композиторов второй половины XX века.

          Яркие и запоминающиеся песни 30-х годов в большом числе случаев были плагиатом. Марш авиаторов — на самом деле германский кайзеровский марш. Гимн пионерии — французская солдатская песня композитора Шарля Гуно. Величественная, ставшая вторым гимном в 41—45 годах "Священная война", — сочинение не В. Лебедя-Кумача, а поэта Александра Боде (из обрусевших французов), призвавшего в 1913 году:
Вставай, страна огромная,
Вставай на смертный бой
С тевтонской силой темною,
С проклятою ордой.
          Попиралась интеллектуальная собственность и в технике, особенно в годы массовых репрессий. После войны долго чествовали и осыпали наградами инженера Костикова за создание гвардейского реактивного миномета "Катюша". Он действительно имел отношение к этой работе как администратор проекта. Однако основные расчеты выполнял его подневольный заключенный, не имевший никаких прав, в том числе авторских. Его звали Сергей Павлович Королев. За основу он взял наработки, сделанные перед войной в ГИРДе. Официально — группа исследования реактивного движения. Неофициально — группа инженеров, работающих даром. Впрочем, судьба хотя и больно обижала Королева, но дала ему высшее счастье творческого человека. Он успел за свою относительно короткую жизнь увидеть многие из своих гениальных замыслов воплощенными.

          Кто создал теорию относительности?

   
          В области фундаментальной науки борьба за приоритет не так остра, как в технике и искусстве. Наверное, потому, что фундаментальная наука, будучи первоосновой прогресса, всегда мало оплачивалась. Но нарушения авторства встречаются и здесь.

          Выдающийся английский физик О. Хевисайд в конце XIX века показал, что масса частицы зависит от скорости. При описании этого процесса он использовал выведенное им уравнение Е = mc2 . Другой физик, Х. А. Лоренц, в 1904 году вывел преобразования, носящие его имя, описывающие процессы при скоростях, близких к скорости света. Эти простые и логичные формулы дают возможность производить прикладные расчеты.

          Французский ученый Ж. Пуанкаре в 1905 г. ввел постулат относительности и фактически создал теорию относительности, описывающую основные и наиболее фундаментальные свойства пространства и времени. В 1909 г. служащий швейцарского патентного бюро Альберт Эйнштейн, никогда не работавший в научных организациях, написал довольно бессвязный реферат работ Пуанкаре, Лоренца, Минковского и Хевисайда. По некоторым сведениям, он не смог сделать даже этого, реферат писала его первая жена Милева, с которой он поругался, развелся и не стал делиться славой. Случайно он со своим рефератом попал в поле зрения вершителей судеб человечества. Молодого патентоведа назначили гением и раскрутили по принципам шоу-бизнеса (заметим в скобках, что из патентоведов выходили знатоки и энциклопедисты, но никогда из них не получалось истинных гениев и творцов). В 1921 г. ему была присуждена Нобелевская премия, но почему-то по оптике, которой он почти не занимался. Дальше — больше. Попытки Эйнштейна — в общем-то, порядочного и неглупого человека — объяснить, что его заслуги в теоретической физики несколько преувеличены, рассматривались как пример скромности гения (истинные гении излишней скромностью обычно не страдают). Не имея серьезного научного багажа и задела, последние 30 лет жизни он не делал ничего: не проводил экспериментов, не писал научных трудов, не читал лекций. Гении так себя не ведут. Поняв, что вся его биография — недоразумение (хотя и весьма почетное), незадолго до смерти Эйнштейн распространил свою фотографию с высунутым языком, словно насмехаясь над человечеством. Мораль сей истории такова: знаменитостями и гениями назначают. Истинные же гиганты мысли нередко остаются в тени.

          Особенности интеллектуальной прихватизации катастроечного периода


          Вернемся к истории нашей страны. После 1917 г. в ней активно шел процесс интеллектоцида. Интеллектуальную элиту при Ленине выгоняли за границу, при Сталине — сгнаивали в ГУЛАГе и расстреливали, при Ельцине — выбрасывали за борт жизни. Новый виток надругательства над понятием интеллектуальной собственности начался в период, когда долгожданная и необходимая Перестройка сменилась Катастройкой. Огромные пласты наработок советских ученых стали на халяву уплывать за границу в собственность тех, кто эти работы не выполнял. Авторы не получали ничего. Приведу 3 примера.

          Институт русской литературы Академии Наук СССР (Пушкинский дом) собрал фантастический по ценности архив. Продав по мировым ценам хотя бы часть своих наработок, сотрудники института могли бы стать миллионерами. Однако получилось иначе. Право на монопольное владение уникальным собранием рукописей, комментариев к рукописям, обзоров в начале 90-х гг. получило американское издательство "Викинг". Цена — оплата нескольких командировок в США. Странно, что на несправедливость подобной сделки миру указали не питерские патриоты и правозащитники, а граф Толстой, живущий в Париже.

          Сотрудники ленинградского института Нефти и Газа много лет вели геологические исследования Коми АССР. На основании их данных добывалась нефть — черное золото, осыпавшее нефтедолларами Советский Союз. В начале 90-х гг. большинство скважин в Коми были переданы в аренду на 99 лет американским нефтяным компаниям, которым потребовалась и научно-техническая документация на свои приобретения, желательно «подешевше». Квалифицированные и талантливые советские геологи в это время оказались выброшенными за борт жизни. Сделанные ими геологические описания нефтеносных районов уплыли из архива института в Америку. Оплата — цена нескольких зарубежных командировок.

          В Петербургском центре экологической безопасности РАН было создано СП — русско-норвежский центр дистанционного зондирования имени Ф. Нансена. Изначально в его работе принимали участие заметные ученые, надеявшиеся, что международное сотрудничество финансово оживит Российскую Академию наук. К середине 90-х гг. сколько-нибудь известные специалисты в силу разных причин покинули СП. Вскоре стало ясно, что СП не обогащает, а разоряет Академию наук. Центр экологической безопасности стал дырой, через которую за границу утекали бесценные данные аэро- и спутниковой съемки. Огромный труд ученых, инженеров, космонавтов уплывал в обмен на командировки нескольких чиновников от науки. В конце концов, первый отдел Санкт-Петербургского научного центра вспомнил свои прямые обязанности и прекратил это сомнительное международное сотрудничество. Но конечный итог был стандартный. Специалисты высшей квалификации оказались невознагражденными за свой реальный труд.

          XXI век породил новые, особо уродливые формы прихватизации интеллектуальной собcтвености. Темпы научно-технического прогресса замедлились. Значительная часть интеллектуальной продукции осталась невостребованной. Таланты оказались за бортом. Герои нашего времени — не те, кто умеет творить, а те, кто "умеет жить". Творческие люди, отчаявшись найти потребителя своей интеллектуальной продукции и, тем паче, получить гонорары, вывешивают труды своей жизни в Интернете, где они становятся легкой добычей любого прихватизатора.

          Чужие труды присваивались всегда. Но в былое время для этого требовалось приложить хоть какие-то усилия: переписать чужой текст, чужие формулы, перерисовать чужую картину. Теперь, при наличии компьютеров и сети Интернета (между прочим, большинство создателей ЭВМ и Интернета тоже остались в безвестности и невознагражденными), достаточно нескольких нажатий на клавиши компьютера, чтобы сотни страниц чужого текста вошли в состав работы другого автора. Никогда не издавалось столько книг, как сейчас (хотя и малыми тиражами). Ценность большинства из них невысока, хотя среди обилия макулатуры подчас встречается и подлинная литература — научная, популярная, художественная.

          "Талантам надо помогать, бездарности пробьются сами!" — этот мудрый афоризм поэта А. Иванова, сказанный четверть века назад, становится особо актуальным в наши дни, когда книжные прилавки забиты низкопробной литературой, бездарность которой, однако, не сразу бросается в глаза. Поражает, например, обилие детективов, подписанных женскими фамилиями. В самих текстах часто проглядывает мужское перо. Имена или псевдонимы, вынесенные на обложки, фактически обозначают редакторов — руководителей авторского коллектива. В нем способные, но безвестные писатели распределяют между собой обязанности. Кто-то ведет собственно детективную линию. Кто-то пишет любовные похождения героев. Кто-то описывает природу и т. д. Все это обрабатывается на компьютере, дополняется материалами, извлеченными из Интернета. В конечном итоге возникает удобоваримое чтиво, нисколько, впрочем, не обогащающее читателей духовно, а большинство авторов — материально. Слава и реальные гонорары достаются единицам. Подлинные творцы, как всегда, остаются в тени.

          Так будет продолжаться до тех пор, пока не появится принципиально новое международное законодательство, обеспечивающее защиту интеллектуальной собственности и вообще человека-творца.

          Я начал с вопроса — можно ли защитить интеллектуальную собственность? В конце вместо ответа с восклицательным знаком приходится ставить многоточие...




В. Б. Сапунов, доктор биол. наук
Статья поступила в редакцию 27.06.2011
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить