Параллельный мир
11.07.2011 г.

  На главную раздела "Эзотерика"



10. Система контроля

 

Контакт или контроль?


          За сорок лет накопилось огромное количество данных, свидетельствующих о влиянии феномена НЛО на наше общество. Достаточно посмотреть вокруг и проанализировать изменения, происходящие в человеческой мифологии. Достаточно понаблюдать, до какой степени тема контакта с внеземной жизнью стала модной. Сегодня ее можно встретить и в аргументах ученых, и в заявлениях гадалок. С одной стороны, радиоастрономы внушают мысль, что мы слушаем звезды в надежде уловить в галактическом шуме шепот новорожденных сообществ или мудрые предупреждения давно исчезнувших культур. И даже астроном Карл Саган, давний противник НЛО, недавно опубликовал роман под названием "Контакт". А с другой стороны, газета цитирует Джинн Диксон (получившую титул "лучшего медиума США"), которая предсказывает неминуемое изменение нашего понимания НЛО. "Это будет большим благом для человечества", — говорит она.

          В интервью, данном в мае 1974 года, Джинн Диксон утверждала, будто НЛО пилотируются женщинами, прибывшими с еще не открытой планеты, расположенной за Юпитером: "Пилоты НЛО интересуются нами, но избегают вступать в контакт, поскольку в настоящее время мы еще не готовы интеллектуально".

          Общество жаждет контактов с высшим разумом, который взял бы под крылышко нашу несчастную, утомленную и беспокойную планету. Я думаю, мы вполне созрели, чтобы попасть в западню, возможно, добрую и щедрую, ло западню. И когда мы говорим о появлениях НЛО как о визитах из космоса, мы, я полагаю, воспринимаем этот феномен не на том уровне. Мы имеем дело не с накатывающимися волнами визитов из космоса. Мы имеем дело с системой контроля.

          Термостаты, на протяжении всего года регулирующие температуру в помещении, вот простой пример такой системы. Летом термостат следит за повышением температуры до определенной точки, затем включает систему охлаждения. Зимой же, когда начинает холодать и температура опускается ниже определенного порога, включается другой механизм, отопление, которое и нагревает дом. Наивный наблюдатель мог бы попытаться объяснить все это, исходя из представлений, будто тепло — "благо", а холод — "вред". Он был бы прав только наполовину. Другой наивный наблюдатель, из конкурирующей школы, мог бы утверждать, что тепло — "зло". Но и он оказался бы прав лишь наполовину. Для целостного понимания явления нужно постигнуть само понятие контроля и быть готовым к тому, что оба противоположных принципа необходимы для его функционирования.

          На мой взгляд, существует система духовного контроля человеческого сознания, и такие паранормалъные явления, как НЛО, суть ее проявления. Я не могу сказать, является ли этот контроль естественным и спонтанным, объясним ли он в рамках генетики, социальной психологии и обычных явлений или же он искусственный по своей природе и находится в руках какой-то сверхчеловеческой воли. Очень может быть, что он целиком обусловлен законами, к которым мы пока еще даже не подступились.

          Я пришел к этой мысли, поскольку в каждом случае проявления феномена НЛО, который мне удалось глубоко изучить, я нашел столько же рационального, сколько и абсурдного, столько же, если так можно выразиться, дружественного, сколько и враждебного. Поэтому я и говорю: мы работаем не на том уровне. А ведь именно так поступают все "уфологи" и все скептики, твердо уверенные в своей способности надежно объяснить факты, и напоминают этим поклонников мисс Диксон, верящих в явление амазонок с Юпитера!

          Между тем добраться до сути любой системы контроля вполне возможно. Даже ребенок, если он достаточно смышлен и смел, может, взобравшись на стул, изменить регулировку термостата, вызвав определенную реакцию. (Правда, такой реакцией могут стать звонкие отцовские шлепки. Но дорога к высшему знанию полна всяких неожиданностей.) Наверняка можно добраться и до контроля феномена НЛО, забыть о духах, о шутках и историях, связанных с внеземными контактами, и сосредоточиться на настоящей науке. Но надо быть очень смышленым, а также и очень смелым.

Программа подкрепления


          Психолог Б.Ф. Скиннер показал, в каких условиях организм, реагируя на внешнее раздражение, учится новому поведению. Мы знаем также, при каких условиях такое обучение становится необратимым. Эти условия очень похожи на схему, которой с давних пор придерживается феномен НЛО: значительная активность с последующими периодами спокойствия, создающими впечатление полного его исчезновения. Пытается ли феномен обучить нас чему-то? При каждой новой волне наблюдений социальное воздействие становится более значимым. Растет число людей, завороженных космосом и новыми границами самопознания. Появляется все больше книг и статей, ориентирующих нашу культуру на новый образ человека.

          Скиннер полвека работал над изучением поведения и механизмов его изменения. В экспериментах ученого, вызвавших горячие дискуссии, акцент делался на наблюдениях за крысами, голубями и другими животными в ситуациях подкрепления навыков. (Я благодарен мистеру Фреду Бекмэну из Чикагского университета и профессору Дугласу Прайс-Уильямсу из Калифорнийского университета, подсказавшим мне, что эти исследования могут быть интересными при обсуждении человеческих реакций на НЛО).

          Использование программ подкрепления быстро распространяется... Техника, основанная на этих программах, была применена к большому числу видов. Удивительные результаты были получены, в частности, при применении комплексных программ к таким различным живым существам, как голуби, мыши, крысы, собаки, кошки и обезьяны. На человеческом уровне анализ программ оказался полезным при изучении поведения психически больных людей и при подготовке разного рода методик обучения для здоровых... Возможны и другие многообещающие сферы применения для решения проблемы контроля человеческого поведения, в частности в праве и пенологии, религии, промышленности, а также в коммерции.

          Этот фрагмент взят из довольно специальной книги "Схемы подкрепления", написанной Чарлзом Фёрстером и Б.Ф. Скиннером, работы которых финансировались Бюро военно-морских исследований.

          Хотя сами эксперименты были довольно сложными, результаты Фёрстера и Скиннера можно резюмировать в нескольких фразах. Глубоких изменений в поведении животных (и человека) можно добиться избирательным подкреплением некоторых действий, например давая пищу голубю лишь тогда, когда он нажмет на определенный рычаг. Однако одни подкрепления более эффективны, чем другие. Если тренировка слишком однообразна и монотонна, то обучаемый останавливается в своем развитии и даже возвращается на более низкую стадию. Наилучшая программа подкрепления комбинирует периодичность и непредсказуемость. В этих условиях обучение идет медленно, но непрерывно и приводит к высшему уровню адаптации. И он уже необратим. Интересно отметить, что схема волн НЛО имеет такую же структуру, как и программа подкрепления.

          Я нашел в своем архиве статью из одной американской газеты, предлагающей комментарий по поводу нереальности НЛО: "Они не нападают на нас. Они не влияют на нашу повседневную жизнь. Они не помогают нам решать различные проблемы. Они не принесли нам ничего ощутимого. Конечно, то здесь, то там они заставляют людей переживать, но бури и смерчи делают то же самое. Как социальный фактор этот феномен не имеет никаких последствий". Журналист, написавший эту статью, разумеется, отчасти прав. Но он забыл одну вещь: человеческой жизнью правит не череда упражнений, направленных на разрешение тех или иных проблем, а воображение и миф, которые подчиняются строгим законам, а те в свою очередь управляются системами контроля. Если НЛО действуют на мифологическом и духовном уровне, то их деятельность невозможно обнаружить обычными методами.

          Если феномен НЛО действует так же, как и программа подкрепления Скиннера, по методу наименьшего затухания, то обучение займет много времени, но уже никогда не забудется. И может так статься, мы никогда не встретимся с нашими учителями.

          Как проверить, действительно ли существует подобное положение вещей? Мы постоянно должны выявлять первичные эффекты. Мы должны продолжать изучение следов посадок, опрашивать очевидцев и "похищенных", вводить в компьютеры все детали наблюдений и вглядываться в небеса оптическими и радиотелескопами. Но эта деятельность окажется абсолютно бесполезной, если она не будет сочетаться с изучением вторичного влияния — изменения нашего видения мира, происходящего под воздействием этого феномена. Феномен, который сам себя отрицает, который уничтожает все доказательства своего существования, нельзя обуздать грубой технической силой. Если логика феномена НЛО — это металогика, то бесполезно, отдавшись без остатка религиозному чувству, собираться вокруг чайной ложки, погнутой медиумом, и ждать в темноте космических посланий. Будут приведены в негодность и другие кухонные принадлежности, и, конечно, космические послания не заставят себя ждать! Но всякое ожидание наивысшей мудрости останется тщетным, так как послания окажутся бессвязными и умышленно ложными.

          Если феномен хочет заставить нас отклониться от пути обучения, то у него нет другого выбора, кроме как вводить нас в заблуждение. Когда Скиннер создает машину, кормящую крысу только тогда, когда она нажимает на нужный рьгааг, он точно так же сбивает ее с толку. Но если крыса не будет нажимать на нужный рычаг, дело кончится тем, что ею овладеет острое чувство голода. Человек испытывает чувство голода по отношению к знаниям и силе, и, если за НЛО стоит какая-то форма разума, она должна учитывать это. Мы склонны забывать, что у нас тоже нет выбора: в конечном счете мы должны изучать НЛО, а это изучение в свою очередь неизбежно внесет свой вклад в подкрепление.

          Такая цивилизация, как наша, ориентированная на технический прогресс, не может позволить себе долго игнорировать появление в небе объектов, бросающих вызов ее законам физики и достижениям ракетно-космических программ. Пройдет несколько лет, и индустриально развитые страны нацелят на эту тему, открыто или тайно, лучших своих физиков, специалистов по разведке и информатике. Как я уже говорил в начале этой книги, оборонный проект "звездные войны" выдвигает изучение НЛО на первый план. Но ученые, скорее всего, будут вхолостую "гонять" свои знания, поскольку феномен выходит за рамки всех известных категорий. НЛО нельзя изучать с помощью обычной исследовательской техники, если они сами являются целенаправленным средством изменения человеческих представлений. Все, что нам остается делать, это отслеживать их воздействие на людей и надеяться, что рано или поздно мы нападем на принцип, объясняющий их поведение.

          Какая переменная может регулироваться такой системой контроля? Термостаты контролируют температуру; гироскопы — направление полета ракет. Что же может контролировать паранормальный феномен? На мой взгляд, человеческую веру, которую он контролирует и обусловливает.

Миф и цивилизация


          Согласно моей гипотезе, существует определенный уровень контроля общества, регулирующий человеческое развитие, и феномен НЛО должен рассматриваться именно в этом плане. Что это может объяснить? Это, безусловно, объяснило бы, почему нет явного контакта: прямой контакт мог бы помешать подлинному обучению. Это также объяснило бы некоторые заявления уфонавтов: "в нас надо верить, но не слишком"; "вы будете благоразумно молчать о происшедшем этой ночью". Это объяснило бы абсурдность множества случаев, когда реакция на феномен отражается скорее на уровне несловесного восприятия, чем в "логической" форме. Это объяснило бы, почему многие свидетели не способны подыскать слова для описания увиденного. Это, наконец, объяснило бы интимный и генетический аспекты, закрепляющие сигнал путем кодирования его самыми сильными эмоциями, на которые только способны мужчины и женщины в нарушение человеческих табу.

          К такой же мысли пришли и советские писатели-фантасты Аркадий и Борис Стругацкие в своей замечательной повести "За миллиард лет до конца света". Столкнувшись с серией таинственных совпадений и нелепых посланий, группа ученых пришла к следующему выводу:

          По-видимому, сами того не подозревая, мы наступили на мозоль некоей сверхцивилизации, и эта сверхцивилизация, по-видимому, поставила своей целью регулировать отныне наш прогресс по своему усмотрению...

          Но другой ученый, персонаж той же повести, высказал иную догадку:

          Вечеровский вводит понятие Гомеостатического Мироздания... "Мироздание сохраняет свою структуру" — это была его основная аксиома.

          Когда я говорю о системе духовного контроля, я не имею в виду какую-то сверхцивилизацию, заключившую нас в космические застенки под зорким наблюдением созданий, которых мы могли бы назвать ангелами или демонами. Я хочу сказать, что мифология определяет некий уровень нашей социальной реальности, неподвластный обыкновенным политическим и интеллектуальным тенденциям. На этом уровне структуры времени растянуты, а эволюция медленна. Средства массовой информации, роль которых сводится к тому, чтобы за доли секунды резюмировать сенсационные новости (чем скандальнее, тем лучше), совершенно не обращают внимания на этот сигнал. Общество, неспособное сосредоточить свое внимание больше чем на несколько минут (интервал между двумя телерекламами), не может постичь события, которые начались до рождения моего дедушки и закончатся после смерти моего внука. Но такие долгосрочные изменения существуют. Они властвуют над судьбами цивилизаций. Мифы задают сюжеты, которые должны хорошенько обдумать интеллектуалы, политики и ученые. Мифы управляются символами, а язык, облекающий эти символы в формы, представляет собой некую законченную систему. Система эта — металогика, а не метафизика. Она не нарушает никаких законов, поскольку сама является субстанцией, творящей законы.

          Такая гипотеза не объясняет, как НЛО появляются перед нами, но она по крайней мере подтверждает идею: они одновременно являются и материальными объектами (факт, который с давних пор мне кажется неопровержимым) и психическим механизмом, точные свойства которого еще предстоит определить. НЛО вызывают глубокую эмоциональную реакцию у очевидца, но логический ход всякого расследования крайне затруднен, если вообще не исключен, из-за окружающих феномен кажущихся нарушений закона причинности и созданной вокруг него социальной обстановки. Ученые настроены опрашивать очевидцев, видевших приземление объектов, но сами очевидцы вовсе не желают с ними разговаривать. А если свидетель предлагает в качестве "доказательства" несколько лепешек, выданных инопланетянами, или бессмысленные послания, или историю интимных связей с космическим существом, то это совершенно обескураживает исследователя-рационалиста. Абсурдные обстоятельства множества подобных историй делают маловероятным серьезное изучение, а это укрепляет роль слухов как некоего запретного фольклора, богатого новыми образами.

Будущие формы религии


          За двадцать пять лет исследований в области паранормального можно наслушаться множества историй. Раньше я публиковал только те, которые сам мог проверить или же чувствовал, что они соответствуют основным критериям надежности. Однако помимо этих случаев определенную роль в разгадывании мифа играют и некоторые устойчивые слухи. Это истории контактов между людьми и пришельцами, живущими среди нас. Некоторые описания исключительно подробны, и иногда их авторами выступают ученые. Говорят, что некоторые вовлеченные в это люди даже исчезли. Существует целый спектр подобных случаев: от похищений до близких контактов, не говоря уже об описаниях гуманоидов и рассказах, будто "пришельцы" находятся среди нас. Я провел многие часы с Бетти и Барни Хилл, и мне удалось обсудить их похищение с д-ром Саймоном. Я подолгу беседовал и с другими похищенными, например с Трэвисом Уолтоном и Хербом Ширмером. Кроме того, я изучал рассказы людей, утверждавших, будто они обладают паранормальными способностями и поддерживают контакт с НЛО.

          Меня интересует не достоверность подобных контактов, а факт существования ныне буквально в каждой стране субкультуры, основанной на идее, что человечеству предначертан высший удел. В отдаленных городках Калифорнии живут люди, которые совершенно отстранились от городской жизни (где, кстати, часто занимали ответственные посты и получали хорошую зарплату) после того, как получили из космоса послания, рекомендовавшие им поступить таким образом. Большинство из них — это люди средних лет, имеющие семью и постоянную работу. Их можно было бы считать совершенно обыкновенными людьми, если бы их жизнь не изменилась благодаря подлинным, по их мнению, инопланетным контактам. Они ждут. И любопытно — в нашем современном мире они кажутся абсолютно счастливыми. Мы могли бы посчитать их жертвами урбанизации, нашедшими психологический комфорт в уединенной жизни маленьких городков. Но возникает вопрос, не являются ли они предвестниками нового духовного движения. Не катимся ли мы, как предупреждал Эме Мишель, к новой эре иррационального?

          Вот один из многих примеров: я знаю в Калифорнии одного человека, который вместе с семьей покинул Лос-Анджелес после того, как получил послание, пришедшее к нему, как он считает, с другой планеты. В этом послании ему было приказано удалиться в изолированное место и жить там в полууединении, "найдя таким образом спокойный уголок в мире, где грядут серьезные беспорядки". Теперь он живет с женой в маленькой горной деревеньке, без телевизора, жадно читает и ждет следующих указаний. Он принадлежит к самым счастливым старикам, которых я когда-либо встречал в Соединенных Штатах, стране, где таких можно найти немного. В данном случае это не бегство от действительности, а будущая форма религии, новое духовное движение, отвечающее давлению и мифам нашего времени.

          Зачем углубляться в это? Да затем, что летающие тарелки, реальны они или нет, вносят новый элемент в наше неспокойное будущее. Было бы слишком оптимистично предсказывать, что они уменьшат грозящие нам опасности. Но по крайней мере интересно задаться вопросом, что произойдет с нашей цивилизацией, если следующим этапом развития этого феномена станет массовое изменение отношения людей к паранормальным способностям и внеземной жизни.

Миф о спасении


          В Сан-Франциско большой праздник: тысячи молодых людей собрались в огромном зале, привлеченные в северную Калифорнию разношерстными медиумами и контркультурой. Кругом полно лавчонок, где продаются экологически чистые продукты, кристаллы, космические назидания, курсы йоги и медитации. Пестрая толпа прохаживается по коридорам и заполняет конференц-залы. Здесь присутствует и "Община единой всемирной семьи", содержащая ресторан в Беркли, управляемый Алланом Мессией. Сам он одет в безупречную красную униформу и рекламирует свое "Вечное Евангелие", продиктованное ему летающими тарелками. Согласно этому "Евангелию", Земля внутри пустая и там живут пилоты тарелок.

          — Вы действительно в это верите? — спросил его один из моих друзей.

          — Конечно, — ответил Аллан. — Если бы вы собирались сделать планету, разве вы стали бы попусту тратить всю эту добрую землю?

          Я участвовал в заседании "круглого стола" с д-ром Андриа Пухаричем, Артуром Янгом, математиком Чарлзом Мьюзесом (Янг и Мьюзес — авторы замечательной книги "Сознание и реальность") и военным инженером Томом Бирденом. Пухарич описал свои последние эксперименты с Ури Геллером. Затем рассказал аудитории, как на его магнитофон поступают послания от таинственного космического источника, но пленки регулярно исчезают, хотя он всячески пытается помешать этому. Теперь он абсолютно убежден, что им и Ури руководит источник высочайшей мудрости и что у человечества есть единственный выход вручить свою судьбу в "их" руки.

          Слово предоставляется следующему оратору. Человечество, говорит он, на грани катастрофы, на краю пропасти. Как преодолеть ее? Над пропастью появляется летающая тарелка — наша единственная надежда. "Куда вас доставить?" — любезно спрашивает пилот.

          Эта тема очень распространена в рамках движения "Новая эра". В 1987 году она также прозвучала на празднике, посвященном "Гармоничному объединению".

          Вновь спасение, исходящее с неба. Не следует ли нам навести кое-какие справки об этом отзывчивом незнакомце, прежде чем вскарабкаться на его корабль? Не следует ли убедиться в наличии реальной пропасти, если таковая вообще существует, и выяснить, не можем ли мы построить мост своими собственными силами? Не можем ли мы преодолеть эту пропасть своими собственными средствами?

          Когда нас просят отложить в сторону наше рациональное мышление, забыть наши "устаревшие" критические способности, выбросить за борт всякий контроль, вот тогда и наступает момент собрать все данные и поразмыслить, уединившись в спокойном тихом местечке. Я очень опасаюсь, что проблема не будет серьезно исследована учеными, пока не накалит в обществе страсти. Тогда подход будет классическим: миллионы долларов, выделенные консультантам и исследовательским институтам, тысячи анкет, специалисты в поле, увешанные стеклянными бутылочками, социологи, заполняющие свои корреляционные таблицы, медики, прикрепляющие электроды к фермерским лбам. И все это будет лишь небольшой заминкой на пути обучения, новым условным рефлексом.

          И все-таки что-то угнетает меня: мне бы хотелось перестать вести себя как та крыса, которая нажимает на рычаг, даже если мне придется отказаться от кусочка сыра и некоторое время поголодать. Мне бы хотелось выбраться из лабиринта условного рефлекса и посмотреть, как этот лабиринт функционирует. Я спрашиваю себя, что я тогда смогу обнаружить. Может быть, ужасное сверхчеловеческое чудовище, один вид которого может свести с ума? А может, торжественное собрание мудрецов? Или приводящую в отчаяние простоту часового механизма, слепо работающего без присмотра?

 

 

В начало                                   Продолжение

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить