Параллельный мир
11.07.2011 г.

  На главную раздела "Эзотерика"





          Во многих из нас глубоко укоренилось желание признать существование внеземных сил, погрузиться в их объятия, раствориться в них и, если это возможно, переложить на них изнуряющую нас ответственность.

Рассел Дэвис.
"Отзвук далеких миров" — рецензия на фильм "Близкие контакты третьего типа",
"Обсервер", 19 марта 1978 года.

 

* * *


          Хотя феномен НЛО очень сложен и выходит за рамки научного подхода, я все же не готов отказаться от рационального метода познания и принять за истину заключения, основанные на вере, интуиции или якобы полученных "контактерами" посланиях. Слишком многое поставлено на карту.

          Сейчас у нас есть редкая возможность взглянуть за границы обыденной реальности и расширить арсенал наших научных средств. Но было бы глупо пытаться делать это, не отдавая себе отчета в том, что на этом пути нас подстерегают всякого рода ловушки.

          Именно о ловушках я и говорю в восьмой главе, называя их "тройным камуфляжем": прямое изучение феномена НЛО невозможно из-за упорного отрицания его существования со стороны властей, оно запутывается неадекватной реакцией и страхами очевидцев и, кроме того, сама структура феномена предохраняет его от последнего прорыва в познание тайны.

          Имеются к тому же и соображения политического характера. Истории об НЛО могут служить источником слухов как среди военных, так и среди гражданского населения, ими можно манипулировать, преследуя цели, сильно расходящиеся с интересами правительств по отношению к феномену. Мы живем в мире, где любой слух может быть использован, любой культ является полноценной силой, любое верование способно изменить существующий уклад. Ожидание пришельцев из других миров — потенциально мощный источник новых социальных и политических течений.

          Нет никаких зримых доказательств внеземного происхождения НЛО. Напротив, в девятой главе мы увидим, что ряд весьма убедительных аргументов вынуждает нас отказаться от такой гипотезы.

          Наконец, в десятой главе я предлагаю подход, позволяющий расширить рамки наших исследований той формы реальности, из которой, по-видимому, и проистекает феномен НЛО.

8. Тройной камуфляж


          "Доводим до Вашего сведения, что Ваше письмо... относительно фотографий, запечатлевших движущиеся строем НЛО, о которых Вы пишите, будто они были сняты капитаном чилийского ВМФ Оррего в районе Антарктики в 1948 году, нами получено.

          По этому поводу мы хотим поставить Вас в известность, что в ответ на наш запрос капитан Оррего сообщил, что он не видел никаких НЛО над Антарктикой в 1948 году. Поэтому интересующих вас фотографий просто не существует".

Письмо главы чилийской миссии ВМФ американскому писателю

 

* * *


"Телевидению, радио, газетам, прочим средствам массовой информации запрещается распространять любые сообщения об НЛО без предварительной цензуры бразильских ВВС".

Законодательный акт № 5 предписания о государственной безопасности правительства Бразилии

 

* * *

 

Невидимый колледж


          После тридцати лет исследований феномена я пришел к некоторым новым выводам. Несмотря на всю их предварительность, они все же позволяют пролить свет на случаи "похищений" и на упорное нежелание ученых анализировать факты.

          Я думаю, что НЛО представляют собой, с одной стороны, материальную субстанцию, обладающую объемом, массой, инерцией и любыми другими поддающимися измерению физическими параметрами, а с другой — окно в иную реальность. Не потому ли свидетели, давая связное описание событий, рассказывают при этом о контактах с формами жизни, которые не укладываются ни в какие рамки? И эти формы жизни, вроде маленьких серых человечков, виденных Кэти, могут быть реальными и одновременно оставаться лишь плодом нашего воображения. Как сны: мы можем искать в них скрытый смысл, а можем и не обращать на них никакого внимания. Но, как и сны, они могут поразному воздействовать на нашу жизнь.

          Феномен НЛО оказал существенное влияние и на мою собственную судьбу. Дважды в небольшой телескоп я наблюдал неопознанные объекты. Что-то похожее видели и некоторые мои коллеги-астрономы, а после специального анкетирования выяснилось, что во всем мире ученые и инженеры наблюдают нечто подобное, но не любят распространяться о своих наблюдениях. Объекты, за которыми мы следили, не были такими уж впечатляющими, но реакция, вызванная ими среди французских ученых, меня поразила. Вместо того чтобы выяснить, не могут ли эти очень маневренные, "невероятные" на вид объекты быть продуктом высокоразвитой технологии (причем в некоторых случаях речь вполне могла идти о земной технике), они думали только о том, как бы изъять сделанные записи. Ученые проводили эту "стерилизацию", отвергая любое наблюдение, отождествляли объекты с самолетами или планетами, даже когда факты были неопровержимыми, или просто уничтожали данные, когда им доказывали, что ни один самолет не может двигаться так, как эти объекты.

          Опыт столкновения с подобным догматическим научным скептицизмом заставил меня искать контакты с профессионалами, которые, как и я, стремились постичь природу феномена и в особенности выяснить, не имеет ли он разумного происхождения. Эта группа разрасталась с каждым годом. В шутку она стала называться "невидимым колледжем".

          Д-р Дж. Аллен Хайнек, американский астроном, свыше двадцати лет бывший научным консультантом военно-воздушных сил США по проблеме НЛО, так объяснил это название в статье "Тайна НЛО", опубликованной в "Бюллетене ФБР" в феврале 1975 года:

          Давным-давно, еще в "темные века" науки, ученых подозревали в связи с дьяволом, поэтому они вынуждены были работать в уединении. Но они часто тайно встречались, обменивались мнениями и рассказывали друг другу о результатах своих экспериментов. Такие собрания они сами называли "невидимым колледжем". И он оставался невидимым до тех пор, пока ученым не удалось добиться признания и уважения, выразившихся в основании Карлом II в начале 60-х годов XVII века Королевского общества.

          Мой интерес к проблеме НЛО прошел через несколько этапов, но мне так и не удалось удовлетворить свое любопытство относительно причин поведения ученых, уничтожающих, искажающих или попросту игнорирующих факты, вместо того чтобы исследовать их. В появлении позорного клейма на этой проблеме надо винить не только этих ученых; огромный разрыв возник вообще между академической позицией и уверенностью миллионов людей в жизненной необходимости нового досконального изучения данной проблемы.

          С одной стороны, мы располагаем фактами — тысячами необъясненных наблюдений очевидцев, заслуживающих доверия. Эти факты постоянно напоминают о границах нашего познания. В моей книге "Пропуск в Магонию", опубликованной в 1970 году, приведен каталог 923 необъясненных случаев близких контактов, и их число растет с каждым днем.

          С другой стороны, мы испытываем недостаток теорий, объясняющих такое изобилие данных. Эксперты утверждают: либо мы имеем дело с мистификациями, розыгрышами, галлюцинациями и оптическим обманом, либо нас действительно посещают представители внеземной цивилизации. Ни то ни другое объяснение меня не удовлетворяет. На протяжении многих лет я настаивал на том, что этот феномен нельзя объяснить только розыгрышами и галлюцинациями, что он предоставляет нам возможность постигнуть истинно новое знание. В этой главе я собираюсь сделать еще один шаг и показать, почему к этим необъясненным наблюдениям следует относиться не как к посещению космических пришельцев, а как к чему-то гораздо более интересному: окну в пока еще неизведанные измерения нашего собственного бытия,

          Причины моего скептического отношения к внеземной гипотезе лежат прежде всего в изучении свидетельских показаний, обработанных на компьютере с помощью современных аналитических методов. Некоторые свидетели подробно описывают обитателей НЛО; их сообщения дают достаточно богатую информацию, чтобы составить представление о физиологии и поведении этих существ, если бы они и в самом деле соответствовали условиям биологической эволюции, которая, по нашим представлениям, могла бы протекать на других планетах. Но вместо этого мы получаем нечто совершенно другое: картину какой-то иной реальности, пересекающей нашу под прямым углом. Такова реальность Магонии, но и это еще не все.

          В 1971 году после наблюдения необычного НЛО с неба упало несколько странных предметов. Их подобрал один техасец, имевший неосторожность показать свою находку друзьям. На следующее утро к нему в дверь постучали два человека. Они предъявили удостоверения сотрудников военно-воздушной разведки и вежливо попросили выдать им найденное накануне. Свидетель грубо выставил их со словами, которые я нахожу совершенно бесподобными: "Бог создал все в этом мире, он создал и летающие тарелки, чем бы они ни были. Эти штуки упали ко мне во двор, и, значит, Господь хотел, чтобы они были у меня. Если бы он хотел, чтобы они попали в руки ВВС, он сбросил бы их на Пентагон!"

          При опросе свидетелей с техническим образованием, наблюдавших НЛО, выяснилось, что в то время, когда проект "Синяя книга" еще функционировал, лишь каждый двенадцатый очевидец счел необходимым обратиться к BBC! Такое отношение к властям — важный компонент феномена НЛО. Идея космической тайны теплится в самых потаенных уголках нашего сознания. Может быть, стремление нашего общества искоренить сообщения об НЛО, "закамуфлировать" их как на индивидуальном, так и коллективном уровне следует рассматривать в качестве особенности феномена НЛО, не менее важной, чем сами летающие объекты.

Первый камуфляж: официальное непризнание


          Первый камуфляж относится уже к самим сообщениям о наблюдениях НЛО и является результатом предубежденности и негативного отношения к проблеме со стороны правительства, научного и военного руководства. Более конкретно: "первым камуфляжем" я называю усилия облеченных властью лиц, направленные на то, чтобы помешать появлению сообщений об НЛО. Это может выражаться в недружелюбных насмешках местного помощника шерифа, в угрозах пилотам со стороны их непосредственного начальства, в изъятии у свидетелей вещественных доказательств. Порой общественность пытаются уверить, что вообще нет нужды сообщать о наблюдениях НЛО, ибо правительству и так все про них известно.

          Например, еще в 1964 году несколько моих парижских друзей прислали мне интересные данные. Складывалось впечатление, что кто-то пытается распространить через французскую прессу разнообразные истории об НЛО (французы такой способ распространения информации называют интоксикацией). Так, один бывший сотрудник Интеллидженс сервис, характеризуемый как "хорошо информированный" источник, заявил, что британская армия пристально следит за сообщениями о наблюдениях НЛО и обменивается информацией с русскими! Обе страны, добавил он, пришли к заключению о реальности этих объектов. Еще одну историю, циркулировавшую среди парижских журналистов, принес какой-то американец; он утверждал, будто ФБР провело исчерпывающее расследование всех случаев на территории США. В этом слухе, по-видимому, есть доля истины, так как некоторые случаи приземления действительно попадали в сферу внимания Федерального бюро.

          Обе эти истории, исходившие из полуофициального источника, содержали в себе общую тему с успокоительным мотивом: не стоит-де беспокоиться ни о каких НЛО; нужно предоставить это компетентным органам — они знают все, что нужно знать. Словом, мы надежно защищены.

          И в то же время среди ученых, занимавшихся проблемой НЛО, нарастало беспокойство. Свидетельства поступали не только от очевидцев, чья деятельность связана с длительным пребыванием под открытым небом, например фермеров или шоферов, но и от представителей образованных слоев — инженеров, врачей, преподавателей. Власти США явно не знали всего, что нужно было знать, и потому в августе 1965 года полковник Сполдинг провел опрос крупных ученых, связанных с его организацией, подчиненной ВВС. В частности, он хотел услышать их мнение о возможности передачи дел по НЛО в Академию наук или иную столь же уважаемую структуру для возобновления усилий по успокоению общественности и установлению истины. В результате в начале ноября 1965 года в Далласе состоялось заседание Научного совета ВВС, посвященное обсуждению проблемы НЛО. Именно на этом совещании впервые обсуждалась идея о проведении так называемого "независимого" исследования. Физик д-р Брайен О'Брайен возглавил исследовательскую группу, рекомендовавшую ВВС расходовать по 250 000 долларов ежегодно для получения "надежных данных". Сам факт такой рекомендации, по-видимому, подтверждает, что и подавление всякой информации, и утечка каких-то экстравагантных слухов были не результатом секретной военной политики в отношении НЛО, а всего лишь следствием неразберихи, господствовавшей на всех уровнях федеральной бюрократии. Военные реагировали на наблюдения в прямой зависимости от их воздействия на прессу, которое они старались по возможности нейтрализовать, но зачастую делали это крайне неуклюже. Путаница при этом возникала просто невообразимая. Лучший пример тому — "скандал вокруг болотного газа".

Скандал вокруг болотного газа


          Этот эпизод оказал решающее воздействие на общественное мнение в ключевой момент истории проблемы НЛО и послужил образцом разгорания страстей как местного масштаба, так и общенационального. Для меня этот скандал начался в понедельник утром 21 марта 1966 года. Я слушал программу чикагского радио, когда передали сообщение о событиях в Мичигане: четыре объекта пролетели над фермой близ Анн-Арбора, и один из них совершил посадку в заболоченном месте. Пока только классические детали. Еще в 1964 году я установил, что приземления чаще всего происходят в уединенных местах; этот факт впервые был выявлен при компьютерном анализе французских случаев. Используя данные американских ВВС, я в итоге смог убедить д-ра Хайнека, что то же справедливо и для Соединенных Штатов. Болотистая местность типа района Эверглейдс во Флориде или области с пересеченным рельефом, как в центральной Франции или на северо-западе США, должны быть, по-видимому, наиболее предпочтительными для посадок НЛО. В 1965 году, как я уже рассказывал, поступили сообщения от фермеров из Австралии, в которых описывались летательные аппараты, оставившие круглые следы среди болотной растительности.

          В то же утро я позвонил д-ру Хайнеку и обратил его внимание на сообщение из Мичигана, а он в свою очередь позвонил в штаб-квартиру проекта "Синяя книга" в Дейтоне, штат Огайо, и предложил военным немедленно начать расследование. Он надеялся прибыть на место до того, как толпы репортеров и праздных зевак уничтожат все следы. Однако, как позже рассказывал мне д-р Хайнек, офицер в Дейтоне не проявил интереса.

          — ВВС официально не уведомлены об этом случае, — сказал он.

          — Это не научный подход, — возразил Хайнек.

          — А мне наплевать, — последовал ответ.

          Через полчаса из "Синей книги" позвонили уже сами:

          — Когда вы сможете прибыть в Анн-Арбор?

          — Мне показалось, вам это не очень-то интересно!

          — Дело в том, что минуту назад об этом событии было доложено официально.

          — Это кем же?

          — Пентагоном! Их одолел шквал телефонных звонков. Кажется, все журналисты в стране хотят знать об этом событии.

          На следующее утро Хайнек был в Мичигане. То, что случилось в Анн-Арборе, — классический пример отсутствия взаимопонимания с прессой. Д-р Хайнек оказался под колоссальным давлением со стороны представителей пресс-службы ВВС, убедивших его сделать предварительное заявление: сообщить о детальном расследовании феномена, но заметить, что некоторые очевидцы в Мичигане, вполне возможно, стали свидетелями всего лишь выделения болотного газа. Пресса, приняв это заявление за окончательный приговор, взорвалась от негодования. Как это ученый муж из Чикаго посмел усомниться в словах честного фермера и всерьез допустить, что увиденное им не является самой настоящей летающей тарелкой?

          Гневные упреки сыпались со страниц тех же самых газет, которые годами высмеивали свидетелей, подобных несчастному фермеру, и игнорировали призывы д-ра Хайнека точнее информировать о случаях появления НЛО. Но вдруг стало модно верить в летающие тарелки. И в марте 1966 года газетчики обшаривали мичиганские кусты в поисках марсиан и специалистов по НЛО. Такая перемена взглядов застала ВВС врасплох и за какие-то несколько дней разрушила с таким трудом выпестованный образ проекта "Синяя книга".

          Слухи докатились и до Вашингтона. Этому способствовало требование Джеральда Форда — тогда политика местного значения — отнестись со всем вниманием к делу, получившему впоследствии название "скандал вокруг болотного газа". Вопрос рассмотрел сенатский Комитет по делам космоса и решил, что НАСА вмешиваться не стоит. Космическое агентство, стремясь сохранить назапятнанным свой авторитет, не сочло нужным что-либо предпринимать по этому поводу и, таким образом, перекинуло "горячую картофелину" в руки Комитету по вооруженным силам Палаты представителей.

          В начале апреля 1966 года стало известно, что министр ВВС высказался за проведение научного анализа 648 случаев из архивов "Синей книги", классифицированных как "неопознанные". В том же месяце, несколько позже, губернатор штата Флорида и летевшая вместе с ним в самолете группа журналистов видели в иллюминатор какой-то неопознанный летающий объект. Но эти сообщения вызвали лишь легкую зыбь — ураган мичиганского дела затих. Прошло уже два месяца, и оно утратило прелесть новизны. Официальный камуфляж вернулся на свое место. Разоблачение выдумки об НЛО удалось даже поднять на новую высоту: был снят документальный телефильм, в котором гарвардский астроном Дональд Мензел, наливая бензин в аквариум, наполненный ацетоном, показывал известный с XVIII века оптический эффект. Так он пытался убедить публику, что НЛО — это всего лишь мираж.

          — Позови меня, когда в следующий раз пойдет дождь из бензина, — попросил я свою жену. — Сходим посмотрим на летающие тарелки.

          Вслед за номером Мензела шло классическое интервью с "контактером", которое, как предполагалось, должно было усилить комичность встреч с "братьями по разуму". Отредактированные заявления "контактера", казалось, были подобраны таким образом, чтобы представить его круглым дураком. Для контраста следующее интервью было сделано как солидное обсуждение проблемы с еще одним астрономом, авторитетно утверждавшим, будто визиты представителей внеземных цивилизаций крайне маловероятны. В фильме также показали офицера ПВО, сообщившего, что военные радары никогда никаких НЛО не фиксировали, и еще одно интервью с очередным астрономом, сказавшим, что на станциях слежения за спутниками также никогда не видели и не фотографировали никаких НЛО.

          Оба последних заявления были заведомой ложью. Вообще говоря, радары действительно никогда не "видели" НЛО, но лишь потому, что военные операторы называют их немного подругому: на профессиональном жаргоне они называются НКЦ (некоррелированные цели). И как раз в то время, когда показывали этот фильм, сеть радиолокационных станций ПВО Соединенных Штатов ежемесячно регистрировала до семисот таких НКЦ! Один известный астроном даже предложил военным модифицировать программы их компьютеров, чтобы они могли собирать поступавшую информацию об НКЦ, а не игнорировать ее, поскольку траектории НКЦ не совпадали с траекториями подлетавших ракет. Но это предложение услышано не было.

Перепуганные ученые


          Почему же ученые молчат? Многие астрономы должны знать то же, что знал и я, работая в Парижской обсерватории: неопознанные объекты уже не раз наблюдали и даже фотографировали. Может быть, они опасаются слишком эмоциональной реакции плохо информированной и доверчивой публики? Или боятся потерять репутацию? Как бы там ни было, никакая причина не оправдывает умышленного уничтожения научных данных. Идея утаивать что-либо, могущее вызвать панику, также не выдерживает критики. Мичиганский инцидент доказал, что страх способен распространяться гораздо быстрее и с гораздо худшими последствиями как раз среди населения, систематически удерживаемого в неведении относительно реально происходящих событий. Детские психологи хорошо знают, что лучше заранее подготовить ребенка к тому, что дедушка не будет жить вечно, чем позволить ему сделать это открытие самостоятельно, когда дедушка внезапно умрет. Точно так же, отрицая существование тайны, ученые серьезно рискуют лишиться доверия общества. По-моему, именно такое отношение играет важную роль в постепенной утрате наукой общественной поддержки и уважения и продолжает оставаться одним из факторов, подталкивающих людей ко всевозможным культам, все более активно вмешивающимся в нашу жизнь.

          В тот период, однако, наметились и некоторые перемены. К нам стали поступать письма и телефонные звонки от специалистов, желавших принять участие в исследовании феномена. В своей захватывающей книге "Опыт изучения НЛО" д-р Хайнек описал, как росла наша небольшая группа в конце 60-х — начале 70-х годов. Если бы эта организация пожелала выйти из "подполья", то в ее рядах обнаружилась бы плеяда блестящих ученых, которые со знанием дела могли бы быстро взять в свои руки бразды правления этой новой областью исследований. Однако в сложившихся условиях для этих людей лучше было, пожалуй, продолжать свою работу в частном порядке. История работы комиссии Кондона в университете штата Колорадо убедила в этом многих из нас.

 

 

В начало                                   Продолжение

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить