Параллельный мир
08.07.2011 г.

  На главную раздела "Эзотерика"



Шестнадцать выводов священника Кирка


          Во второй половине XVII века один шотландский ученый собрал все, какие только смог найти, рассказы о добрых людях и в 1691 году написал поразительный трактат под названием "Тайный союз эльфов, фавнов и фей". Это была первая попытка систематического описания методов действия и организации странных существ, которые докучали шотландским фермерам. Автор манускрипта, священник Кирк из Аберфойла, изучал теологию в Сент-Андрусе и получил степень профессора в Эдинбурге. Позднее он служил священником в церковных приходах Балкедера и Аберфойла, где и умер в 1692 году.

          Для описания организации эльфов Кирк придумал название "Тайный союз". К сожалению, нет возможности целиком привести текст его трактата, но мы можем суммировать его выводы об эльфах и других воздушных существах следующим образом:

          1. Они являются чем-то промежуточным между человеком и ангелами.

          2. У них очень легкие "флюидные" тела, сравнимые с плотными облаками. В основном их видят ночью. По своему желанию они могут появляться и исчезать.

          3. Они умны и любознательны.

          4. Они обладают силой, позволяющей забирать с собой все, что им нравится.

          5. Они живут под землей в пещерах, в которые могут проникать через любую трещину или отверстие, доступные только для воздуха.

          6. Пока люди еще не расселились по большей части территории земли, эти существа жили на ней и занимались земледелием. Их цивилизация оставила следы на вершинах гор; она процветала в то время, когда повсюду еще росли леса.

          7. Каждые три месяца они меняют место жительства, поскольку не любят засиживаться на одном и том же месте, а предпочитают путешествовать. Именно тогда и происходят встречи, внушающие страх людям, даже на больших дорогах.

          8. Их тела благодаря своей способности меняться позволяют им плавать по воздуху со всеми своими домочадцами.

          9. Они делятся на племена. Как и у нас, у них есть дети и кормилицы, свадьбы и похороны и т. д., с одной лишь разницей: они делают это только для того, чтобы передразнивать наши обычаи или предрекать земные события.

          10. Считается, что их дома удивительно большие и красивые, но чаще всего они недоступны человеческому зрению. Кирк сравнивает их с заколдованными островами. В этих домах есть никогда не гаснущие лампы и огонь, горящий без дров.

          11. Говорят они очень мало. Когда дело все же доходит до разговоров, они пользуются языком, похожим на свист.

          12. Их привычки и язык, когда они разговаривают с людьми, такие же, как и у жителей тех мест, где они обитают.

          13. Их философия основана на следующих принципах: ничто не умирает; все развивается циклично, и при очередном цикле каждая субстанция возрождается и совершенствуется. Движение является универсальным законом.

          14. Считается, что у их вождей есть своя иерархия, но нет ни видимого поклонения Богу, ни религии.

          15. У них есть много книг, легких и веселых, но есть и сложные и серьезные, повествующие об абстрактных материях.

          16. Когда им вздумается, они с помощью волшебства могут заставить себя появляться перед нами.

          Сходство между выводами Кирка и рассказом Фация Кардано, разделенными ровно двумя столетиями, весьма красноречиво. Кардано, а также Парацельс писали, подобно Кирку, о возможности заключения договора с этими существами и об их способности по своему желанию появляться и отвечать на вопросы. Парацельс не захотел открыть содержания этого договора "из-за тех бед, которые могут обрушиться на каждого, кто попытается сделать это". Кирк также был очень сдержан в этом вопросе. Однако для более глубокого погружения в данную тему необходимо, очевидно, отправиться в мир колдовства и магических ритуалов, но это не входит в задачу настоящей книги.

          Основная мысль Кирка состоит в том, что каждая эпоха оставила потомкам свою тайну для разгадки. Гораздо быстрее, чем мы думаем, говорит он, общение с воздушными существами станет для нас столь же естественным, как, например, печатный станок или искусство кораблевождения, — все те вещи, которые поначалу вызывали огромное изумление.

          До сих пор не удалось найти ни одного автора, который утверждал бы, что знает физическую природу этих существ. Все они знакомят нас со своими мнениями о проблеме или с различными предположениями, высказанными их современниками, но даже не пытаются уверить нас, будто нашли окончательное решение. По словам Кирка, тела у добрых людей настолько приспособляемые благодаря духу, ими управляющему, что добрые люди могут делаться видимыми или невидимыми, когда им это заблагорассудится. У некоторых из них тело или оболочка такие губчатые, тонкие и хрупкие, что питаются они, всасывая крепкие ароматические ликеры, проникающие внутрь, как чистый воздух и благовония.

          Некоторые средневековые оккультисты разделяли все невидимые существа на четыре класса: ангелы, боги древних; черти или демоны, падшие ангелы; души умерших, а также духи Стихий, соответствующие Тайному союзу Кирка. В четвертую группу входят гномы, живущие на земле, и эльфы, обитающие в пещерах, гоблины, феи, корриганы, тролли, домовые из русских сказок и сильфы, живущие в воздухе. Такое деление, очевидно, весьма произвольно, и сам Парацельс признавал, как трудно дать каждому классу то или иное определение. Тела обитателей Стихий, состоящие из "эластичной полуматериальной субстанции, достаточно бесплотны, чтобы быть невидимыми, и способны изменять свою форму по определенным законам". Джон Макнил из Барра объяснял Эвансу-Венцу:

          Старые люди, по их словам, не знали, состояли ли эльфы из плоти и крови или были духами. Они видели их в человеческом обличье, но только значительно меньшего роста. Я слышал, как мой отец рассказывал, будто эльфы имели обыкновение приходить и разговаривать с людьми и затем мгновенно исчезать на глазах у изумленных очевидцев. А женщины-эльфы заходили поболтать прямо в дома, в затем также бесследно растворялись. Эльфы, как считали многие, — это духи, способные по своему желанию то появляться, то становиться невидимыми. И когда они уводили с собой людей, то забирали и тело и душу.

          Другой человек, с которым беседовал Эванс-Венц, утверждал, будто "воздушные эльфы отличаются от тех, что живут в скалах". Подобным же образом и в Бретани народная молва делит корриганов на две группы: карликовые существа, наделенные магической силой и даром прорицания, и белокожие воздушные корриганы. Существа первой категории темнокожи и волосаты, с пальцами, оканчивающимися когтями. У них старческие лица и глубоко посаженные глаза, маленькие и блестящие, словно горящие угольки. Голоса у них низкие, "надломленные старостью".

          Упоминание о пророчестве вновь возвращает нас к представлению о существовании связи между деяниями Тайного союза и делами человеческими. Эванс-Венц, подметив наличие этой связи еще в старинных поэтических текстах, говорит, что во время последней битвы великого ольстерского героя Кухулина (которому благоволили сиды, или эльфы) одно из этих существ по имени Морригу летало над головой Кухулина, пока тот сражался, находясь в своей боевой колеснице. Эльфы приняли участие в битве при Клонтарфе (23 апреля 1014 года), обеспечивая, выражаясь современным военным языком, "воздушное прикрытием ирландской стороне. Перед битвой к Дунлангу ОТартигану пришла женщина-эльф и умоляла его не вступать в бой. Она знала, что исход для него будет только один — смерть (здесь мы снова встречаемся с пророческим даром эльфов). Но он заверил ее в своей готовности умереть за Ирландию. Согласно переводу У.Г. Хеннесси, опубликованному в журнале "Review Celte", обе армии встретились близ Дублина.

          Описание этой ужасной схватки напоминает рассказ об одном из чудес Судного дня. Над их головами возник дикий, неудержимый, страстный, безумный, безжалостный, яростный, мрачный, терзающий, жестокий, воинственный и задиристый Бадб, который пронзительно кричал и размахивал крыльями. Появились также сатиры и духи... небесные демоны-разрушители и дьявольское призрачное воинство.

          Можем ли мы изучать современные сообщения о наблюдениях НЛО без переосмысления всей проблемы видений? Большинство уфологов отвечают на этот вопрос утвердительно. Неопознанные летающие объекты, доказывают они, оставляют материальные следы и ведут себя подобно космическим зондам. Для них НЛО — это очевидные плоды научного творчества, не имеющие ничего общего ни с мистико-религиозным контекстом средневековых видений, ни с существами, которых изучал Кирк, поскольку все это рассматривается ими только как всплески людской молвы, окрашенной в фольклорные тона.

          Подобный подход, игнорирующий исторический контекст проблемы, не может более получать поддержку. В сообщениях о многих последних наблюдениях описываются объекты и существа, которые появляются и исчезают, подобно эльфам священника Кирка, но именно эти случаи не становятся достоянием общественности. Исследователи НЛО с большой неохотой публикуют их. Да и сами свидетели не особенно рвутся сообщать о таких историях, так как хорошо понимают, что им никто не захочет поверить. Однажды во время нашей беседы на эту тему Эме Мишель обратил мое внимание на реакцию ученых, встретивших в штыки результаты проведенного им анализа случаев французских видений. Они рассматривают подобные фантастические истории исключительно как порождение расстроенного сознания. "Интересно, что бы сказали эти ученые, — заметил Мишель, — если бы я опубликовал все данные?"

          Среди случаев, заслуживающих особого внимания, но положенных под сукно самими энтузиастами изучения проблемы НЛО, упомянем событие, происшедшее 30 сентября 1954 г. в Нуатре, департамент Эндр и Луара, Франция. Примерно в половине пятого дня Жорж Гатай, руководивший бригадой из восьми каменщиков, внезапно заметил, что направляется прочь от строительной площадки. Он чувствовал "необычную вялость" и очень изумился, куда же это он идет. Вдруг перед ним неожиданно предстало странное видение.

          Метрах в десяти от него, выше на откосе, находился человек. На нем был серый рабочий комбинезон и короткие сапоги, а на голове — непрозрачный стеклянный шлем с забралом, доходившим до груди. В руке он держал какой-то удлиненный предмет: "Это мог быть или пистолет, или металлический прут". На груди светил яркий фонарь. Странный человек стоял перед большим сверкающим куполом, который "плавал" на высоте меньше метра. На верхушке купола располагалось нечто похожее на вращающиеся крылья или лопасти. Затем странный человек неожиданно исчез, и я не могу объяснить, как он это сделал, хотя и не сводил с него глаз; он именно исчез, как картинка, стертая одним махом.

          Вслед за этим я услышал сильный свистящий звук, который заглушил даже грохот наших экскаваторов. Тарелка поднялась вертикально, двигаясь толчками, а затем так же, словно чудом, растворилась в голубоватой дымке.

          Гатай хотел бежать, но какая-то сила приковала его к месту. Он был "парализован" на протяжении всей этой сцены. В таком же состоянии оказались и члены его бригады — уникальный случай коллективной физиологической реакции. Никто из них до этого не верил в так называемые тарелки.

          Как только Гатай снова обрел способность двигаться, он поспешно вернулся к своим подчиненным и закричал: "Вы что-нибудь видели?" Бёруа ответил: "Да. Летающую тарелку!" А водитель экскаватора Любанович добавил: "А перед ней был человек, по одежде напоминавший водолаза". Четверо других — Сеше, Вильнёв, Ружье и Амиро, водитель грузовика, — подтвердили все детали необычного зрелища.

          Этот инцидент, заметим для себя, произошел в уединенном сельском районе, когда во Франции только-только начиналась волна сообщений о наблюдениях НЛО. Гатай, сражавшийся во время войны в рядах Сопротивления и раненный в Люксембурге, заявил, что не склонен предаваться полетам фантазии. После происшествия он страдал от бессонницы, сильной головной боли и на неделю потерял аппетит. Странно, но все восемь очевидцев и по сей день не считают летающие тарелки явившимися из иного мира. Они уверены, что стали свидетелями какого-то секретного эксперимента, проведенного вполне земной страной — возможно, и Францией.

          В начале сентября 1965 года в Халапе (Мексика) наблюдался парящий в небе объект с освещенными узкими окошками по периметру, через которые виднелось существо, одетое в черное, со сверкающими кошачьими глазами, державшее какой-то светящийся металлический прут. Это существо внезапно исчезло на глазах у стоявших на улице местного репортера, двух таксистов и тореадора.

          26 июля 1965 года в Каразинью (Бразилия) наблюдали пятерых карликов в черной униформе и коротких сапожках. По словам очевидцев, "у одного из них в руке был какой-то ярко светившийся предмет, похожий на волшебную палочку".

          Днем 28 января 1967 года вблизи уипснейдского зоопарка в уединенном английском местечке Стадхам-Коммон в ЧилтернХилле примерно без четверти два небо неожиданно озарилось вспышкой молнии. По сообщению английского исследователя Р.Х.Б. Уиндера, изучавшего этот случай для журнала "Flying Saucer Review", облака нависли над землей, и пошел дождь. В это время семеро мальчишек шли в школу вдоль неглубокой долины Делл, идеального места для игры в прятки. Десятилетний Алекс Батлер посмотрел в южном направлении и на открытом месте по ту сторону долины отчетливо увидел фигуру "маленького синего человечка с бородой и в высокой шляпе".

          Алекс окликнул товарищей, и они побежали навстречу фигуре. Когда ребята приблизились метров на восемнадцать, она "исчезла в клубах дыма". Мальчишки, естественно, были очень удивлены, но, поскольку ничто в этой странной фигуре не вызвало у них страха или предположения о возможной опасности, они отправились искать "маленького синего человечка" и на сей раз увидели его по другую сторону зарослей, там, где только что были сами, и снова двинулись ему навстречу. Он опять пропал и появился на дне долины. В этот момент ребята услышали какие-то "голоса", доносившиеся из близлежащих кустов, и немного испугались. Голоса напоминали "иностранное бормотание". Наконец, перед самым звонком на урок, они увидели человечка в четвертый раз.

          Учительница г-жа Ньюкомб заметила сильное возбуждение детей и, несмотря на предупреждение, что "не поверит ни единому их слову", все же рассадила ребят по одному и велела каждому из семи мальчиков описать на бумаге своими словами все увиденное. Эти записи, позднее объединенные в книгу под названием "Маленький синий человечек из Стадхам-Коммона", представляют собой, как отмечает Уиндер, восхитительное чтение и, без сомнения, "займут почетное место в архивах начальной сельской школы Стадхама".

          Расследование выявило в этом же районе еще ряд наблюдений подобного рода включая две посадки в окрестностях Стадхама, — происшедших в течение нескольких месяцев после январского события. Специалисты, естественно, были крайне заинтересованы в том, чтобы узнать у ребят поподробнее относительно странного существа. Уиндер сообщает:

          "По их оценке (основанной на сравнении с собой), рост маленького человечка не превышал метра плюс еще полметра на шляпу или шлем — головной убор, больше похожий на высокий котелок без полей, то есть с закругленной верхней частью. Цвет человечка был не чисто синий, а скорее мутный серовато-синий" и из-за этого очертания и детали делались неясными. Тем не менее ребятам удалось различить линию, которая была то ли челкой, то ли нижним краем шляпы, два круглых глаза, маленький, на вид плоский треугольник вместо носа и цельнокроеное облачение, схваченное широким поясом, свисавшим до земли, а на нем — квадратную коробочку со стороной сантиметров пятнадцать. Руки человечка казались короткими и в течение всего времени оставались вытянутыми вдоль тела. Ноги и ступни рассмотреть не удалось".

          Что касается "клубов дыма", то это напоминало облако сизого тумана, выпущенного навстречу преследователям.

Волшебное окно


          Священник Роберт Кирк был уверен, что в незапамятные времена эльфы действительно завладели землей. И сегодня на севере Шотландии все еще существует схожая вера в некогда существовавших ши, или эльфов, вера, сохранившаяся в названии "добрые соседи", хотя иногда они становились опасными для человека.

          Хотя ши не были от природы враждебно настроены к людям и было известно, что иногда они делали добро своим любимцам, тем не менее они очень легко обижались, были капризны и с наслаждением разыгрывали своих смертных соседей. Эти шутки приходилось безропотно сносить, так как сопротивление или агрессивность могли привести к ужасному возмездию — похищению детей или даже взрослых. Поэтому пассивное дружелюбие со стороны людей считалось наиболее приемлемым.

          На эти же предания ссылается и Вальтер Скотт, когда герой его романа "Роб Рой" Никол Джарви говорит своему спутнику, проходя по холмам эльфов близ Аберфойла:

          Их зовут... дуун-ши, что означает, насколько мне известно, "мирный народ": этим хотят их задобрить. И мы тоже можем называть их этим именем, мистер Осбалдистон. Не стоит, знаете ли. дурно отзываться о хозяине, когда находишься в его владениях.

          Знаток гаэльского языка Кэмпбелл, пастор из Тира, опубликовал книгу под названием "На-амгуисган. Карлики, или пигмеи", в которой отмечает:

          "Существование пигмеев в некоторых неизвестных районах, граничащих с "царством холода" или входящих в него, указывает на определенную связь между малым ростом жителей и холодным климатом и заставляет задуматься над проблемой первоначального распространения человеческой расы и о связях между народами, когорые сегодня значительно отличаются друг от друга по внешнему виду, одежде, образу жизни и говору".

          Хотя связь между климатом и ростом не очень понятна, замечание Кэмпбелла наводит на интересные размышления. Он подчеркивает, что словом "лапанах" называют неких "маленьких, коренастых, ничтожных человечков", которые встречаются во многих сказках, и добавляет:

          "В Хайлендсе бытует много чрезвычайно интересных народных сказаний, передаваемых из поколения в поколение... в которых встречаются низкорослые, как пигмеи, человечки — отменные лучники, способные сразить мужчину большого роста и мощного телосложения благодаря искусному владению луком и стрелами".

          Несмотря на свой малый рост, они, как считается, были наделены значительной силой. Будучи "низкорослыми, они отличались от детей чертами взрослого человека, жилистого или мускулистого".

          Этих карликов, или пигмеев, называли "на-амгуисган" или, точнее, "на-хамгуисган". По-английски гаэльское "амгисг" звучит как "ависк". Такие же существа иногда встречаются под именами "тамгаисг" и "амгуиш", и эти слова одинаково обозначают карликов. В этом смысле выглядит насмешкой, когда ависки в одной из сказок ("Парень в кожаном одеянии", упоминаемой исследователем фольклора Макдугалом) называют незнакомого мужчину "маленький человек", в то время как тот называет их "большие люди".

          Существовал ли в действительности среди обитателей Западной и Центральной Европы далекого прошлого карликовый народ? Имеют ли под собой основание легенды об эльфах и феях, согласно которым этот народ жил на севере Британских островов? Историки и археологи, исследовавшие эти вопросы, отвечают отрицательно. Однако некоторые авторы, например фольклорист Дэвид Макритчи, считают, что все же некоторые признаки его существования имеются.

          В предисловии к книге Тайсона "Описание древних пигмеев", вышедшей в Лондоне в 1894 году, профессор Уиндл из Бирмингема пишет, что карликовый народ поставлял многим королям "лучших воинов" и телохранителей. Тайсон, проведший обширное исследование карликового народа, цитирует греческого историка Ктесия:

          "В центральной Индии есть черные люди, которых называют пигмеями, говорящие на том же языке, что и другие индийцы... В свите индийского раджи находится три тысячи таких пигмеев, так как они очень искусно стреляют из луков".

          И добавляет:

          "Где-то около озера Зира в Персии живет будто бы коренное негритянское племя (черные пигмеи), представители которого, возможно, и составляли прославившуюся в веках черную стражу древних царей династии Сасанидов".

          Книга Тайсона была написана в XVII веке. Процитировав Ктесия, автор продолжает:

          "Талентоний и Бартолин считают, что рассказ Ктесия о пигмеях как об искуснейших лучниках очень хорошо иллюстрирует соответствующее место из Книги Иезекииля".

          Фрагмент из Книги пророка Иезекииля, о котором идет речь, появился в следующем виде в Библии английского короля Якова I:

          "Сыны Арвада с собственным твоим войском стояли кругом на стенах твоих, а Гамадимы были на башнях твоих..." (Иез. 27, 11).

          И действительно, в английской епископальной Библии изданий 1572 и 1575 годов упоминались не "Гамадимы", а "Пигмеи". Не вдаваясь в лингвистические детали, отметим только очевидное: гаэльское сказание о страже, состоявшей из воиновкарликов, не является единственным случаем.

          Если мы теперь вновь обратимся к Давиду Макритчи, к цитате из фламандского фольклорного журнала "Ons Volksleven", то узнаем еще больше:

          "Фенландеры (народ, обитавший в нашей стране до кельтов) были маленького роста, но отличались большой силой, ловкостью и слыли отличными пловцами; они занимались охотой и рыболовством. В XI веке Адам Бременский так описал их потомков: "У них были большие головы, плоские лица, приплюснутые носы и большие рты. Их жилища располагались в скальных пещерах, которые они покидали в ночное время, чтобы совершать насилия, отличавшиеся кровожадностью". Кельты, а позднее и представители германских народностей, высокие и крепкие, вряд ли относились к этим маленьким существам как к людям. Скорее они должны были воспринимать их как странные и таинственные создания. И когда эти негры, или фенландеры, опасаясь новых людей, скрытно прожили в своих пещерах довольно длительное время и особенно когда в конце концов совершенно деградировали или вымерли от бедности, они трансформировались в воображении мечтательных германцев в таинственных существ, в нечто вроде привидений или богов".

          В подстрочном примечании Макритчи пишет: "Непонятно, на чем основывается автор, называя этих людей неграми". Сам он допускает возможность считать низкорослых фенландеров прототипом ависков из гаэльских легенд.

          Эта история имеет интересные параллели с любопытным преданием Оркнейских островов. В первой половине XV века епископ Оркнейский Томас Таллок в книге "Об Оркадских островах" сообщает подробности этого предания, согласно которому шесть столетий назад архипелаг был заселен папами и карликовым народом. Папы, как утверждают знатоки, — это ирландские священники. А карлики — это пикты. Далее Макритчи приводит фрагмент из книги Бэрри "Оркнеи", где мы читаем:

          "Ясно, что это не кто иные, как петы, пикты или пики... Скандинавские авторы обычно называют их пики-пети или пета. Некоторые из них используют слово "петиа" вместо "пиктленд". Кроме того, в исландских сагах узкий морской пролив, отделяющий Оркнеи от графства Кейтаесс [Шотландия. — Перев.], обычно называют Петленд-фьорд".

          Как замечает Макритчи, согласованность, проходящая через эти древние описания, поистине удивительна.

          Ирландские священники были последователями святого Колумбы, правнука Конолла Гулбана, участвовавшего, по преданию, в жестоких битвах с карликовым народом. Сражения Конолла Гулбана с карликами послужили источником для некоторых сказаний; иногда в этих сюжетах фигурируют и другие легендарные герои. Оставаясь, насколько это возможно, верными подлинной истории, мы получаем следующее повествование.

          Согласно Дж.Ф. Кэмпбеллу с острова Айлей, Конолл Гулбан был сыном знаменитого Нейла, предка О'Нейлла из Ольстера, и прадедом святого Колумбы. Его приключения начались на северо-западе Ирландии "где-то в начале V века". После различных испытаний Гулбан попал в "королевство Лохланн", располагавшееся, как считалось, в Скандинавии, о которой в те времена имелось довольно смутное представление. Здесь Гулбана заинтриговало странное сооружение, и он спросил своего проводника: "Что это там за островерхое здание?" "Это дом Тамхейсгов, самых лучших воинов королевства Лохланн", ответил проводник. "Я слышал, как мой дед рассказывал о Тамхейсгах, — сказал Конолл, — но сам никогда их не видел. Пойду схожу к ним". "Не советую тебе этого делать", — сказал проводник.

          Конолл Гулбан, разумеется, пренебрег этим предупреждением. Он направился прямо во дворец лохланнского короля и вызвал его на поединок. Как свидетельствует запись Кэмпбелла, тот ответил:

          "В это позднее ночное время поединок невозможен, но ему [Гулбану] могут предоставить ночлег в доме амгусгов (ависков), где живут восемнадцать сотен амгусгов и еще восемнадцать раз по двадцать..."

          Он пошел туда и вошел в дом, и не было ни одного "амгуиша", который не ухмыльнулся бы ему; увидев это, он тоже оскалил зубы. "Что означает твоя ухмылка в наш адрес?" — спросили его "амгусги". "А что означает ваша в мой?" — ответил вопросом на вопрос Конолл. Они пояснили: "Смысл нашей ухмылки в том, что твоя свежая королевская кровь утолит нашу жажду, а твое свежее королевское мясо почистит наши зубы". На это Конолл сказал: "Смысл же моей ухмылки в том, что сейчас я найду среди вас самого длинного и головастого и его башкой вышибу всем остальным мозги, а его мозги выбью о другие головы".

          К счастью для доблестного Конолла, маленькие человечки в то время еще не изобрели свой парализующий луч!

          История Конолла Гулбана, увековеченная Кэмпбеллом в "Сказаниях западного Хайленда". нашла продолжение и в других странах, где у него состоялось множество замечательных сражений. Например, во Франции Конолл столь же невероятным образом одержал победу над "домом Тамхейсгов, самых лучших воинов, какие только были у короля Франции". Макритчи заключает:

          В представленном виде этот эпизод, очевидно, так же невероятен, как и нелеп. Но это не мешает предположить, что основой данной истории могла быть реальная борьба между людьми высокого роста и карликовым народом; а чрезмерное число последних и та легкость, с какой герой расправлялся с ними, — результат приукрашивания событий рассказчиками последующих времен.

          Относительно невозможности сохранения в этом сказании исторической достоверности на протяжении пятнадцати веков, Макритчи добавляет:

          "Следует напомнить, что у гаэльскоязычного населения устная передача из поколения в поколение родословной и сведений об исторических событиях с максимально бережным отношением к языку и подробностям была целой наукой".

          Какова же дальнейшая судьба карликового народа? Карлики, пишет Макритчи в книге "Знания шотландцев" (1895), были уничтожены или скрылись к началу VI века, когда Колумба и его последователи вели религиозную войну с пиктами. В те же времена, утверждает он, ирландцы применяли силу против этого народа и на севере Ирландии. Затем новых хозяев земли охватило смешанное чувство вины и страха к своим старым врагам. С тех пор родились многочисленные слухи относительно духов пиктов, все еще странствующих над их землями. А отсюда недалеко до фей и эльфов. Эта теория, обычно упоминаемая как "теория пигмеев", недолго удерживалась под напором данных, собранных историками о пиктах.

          Впервые слово "пикты" появилось, как утверждает Уэйнрайт в книге "Загадка пиктов" (1955), в 297 году, и с этого времени так стали называть всех людей, живших севернее Антонинова вала и не являвшихся шотландцами. В первые века нашей эры это были предшественники пиктов, образовывавшие различные группы и называемые "протопиктами". Могли ли пигмеи Макритчи встречаться среди протопиктов? Можем ли мы предполагать, что среди протопиктов находились карлики, которых по ошибке приняли за коренных жителей? Откуда же тогда они пришли? Теория Макритчи приводит лишь к путанице, и забавно наблюдать его замешательство, когда он вынужден сообщить, что фенландеры были не только карликами, но еще и чернокожими. Может быть, речь идет об икалах из Северной Европы, когда их история только начиналась?

          Обсудив и отвергнув вслед за Хартлендом теорию пигмеев, Эванс-Венц отмечает, что она оставляет открытыми все вопросы об истоках веры в эльфов, поскольку эта вера не ограничивается лишь кельтскими землями, а распространена по всему миру.

          Так, А. Лэнг в своем введении к изданию 1922 года книги Кирка пишет: "По крайней мере на мой взгляд, подземные обитатели из книги Кирка представляют собой не отголоски воспоминаний, передаваемых из поколения в поколение, о реально существовавшем карликовом народе, жившем под землей (как предполагает Вальтер Скотт), а скорее скрытую память о хтонических-существах — Прародителях".

 

 

В начало                                   Продолжение

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить