22.12.2010 г.

  На главную раздела "Научные работы"


Нам пора исправляться

 

    То, что для глупого проблема,

    для умного - возможность

 

 

 

 

 

Михаил ДЕЛЯГИН, председатель президиума - научный руководитель Института проблем глобализации (Москва), д.э.н.

Процесс, являющийся содержанием современного мирового развития и называемый обычно глобализацией, - это в первую очередь стремительное формирование единого общемирового финансово-информационного пространства.

            

 

 

 

 

На пороге глобального кризиса


Единство рынка, упрощение и удешевление всех видов коммуникаций обеспечивает всеобщность и небывалую остроту конкуренции. От нее больше некуда спрятаться: если 15 лет назад, ковыряясь на приусадебных участках, мы боролись исключительно со своей ленью, то в условиях глобализации мы конкурируем с сотнями миллионов крестьян всего мира. И если мы делаем свое дело хуже них или находимся в худших исходных условиях, мы зря тратим время. Более того - обрекаем себя на банкротство.

В результате глобализации международная конкуренция обострилась и ужесточилась до такой степени, что из механизма воспитания и развития слабых превратилась в механизм их уничтожения. Разрыв между развитыми и развивающимися странами приобретает окончательный, а при сохранении сложившихся тенденций - непреодолимый характер.

Превращение конкуренции в орудие уничтожения ее слабейших участников убедительно свидетельствует о вырождении конкуренции.

Другой признак вырождения конкуренции - возникновение на едином мировом рынке глобальных монополий, практически не поддающихся регулированию государствами и международной бюрократией. Впрочем, последние были бессильны даже перед лицом традиционных производственных транснациональных корпораций (ТНК). Сейчас же им противостоят во многом неформальные (и, соответственно, почти не поддающиеся даже обычному наблюдению) финансово-информационные группы.

Непосредственный признак загнивания этих монополий - первый кризис глобальной экономики 1997 - 1999 годов, по недоразумению до сих пор называемый "азиатским фондовым кризисом". Он увенчался агрессией США и их партнеров по НАТО против Югославии. Этот кризис перешел в структурный кризис развитых экономик, начавшийся драматической "коррекцией" фондового рынка США и крахом "новой экономики" весной 2000 года. Процессы эти продолжаются и по сей день.

Однако значительно более важный признак кризиса - фундаментальное изменение самого характера мирового развития, выявленное специалистами ООН в преддверии "Саммита тысячелетия" 2000 года. Оказалось, что с начала 1990-х годов (то есть с развертыванием процесса глобализации) накопление богатства само по себе перестало вести к решению основных проблем, стоящих перед человечеством. Это свидетельствует об исчерпании традиционного механизма развития человечества.

Второй путь


Существует только два способа преодоления загнивания монополий. Первый - расширение масштабов рынков.

Величие Рональда Рейгана и Маргарет Тэтчер состоит, прежде всего, в том, что они усмирили национальные монополии, открыв свои экономики для международной конкуренции. Именно этот шаг придал США и Великобритании импульс, сделавший их лидерами технологического развития человечества - единственными странами, постоянно генерирующими новые технологические принципы в большом числе отраслей.

Но сегодня монополии приняли глобальный характер. И в принципе нет "внешней" по отношению к глобальным рынкам конкуренции, перед которой можно было бы "по старым рецептам" открыть мировую экономику. Нам не стоит надеяться на установление товарооборота с иными планетами.

Второй путь - качественный технологический рывок. В отличие от первого он носит слабо предсказуемый, нерегулируемый и весьма разрушительный характер.

Разрушительность его вызвана быстрым и значительным повышением производительности труда, в результате которой существенная часть занятых лишается работы и средств к существованию. Причем в сроки, не позволяющие самостоятельно адаптироваться к изменению и сменить профессию. Наиболее четко последствия изживания загнивающего монополизма подобным образом описал Карл Маркс, отметив, что в результате распространения в Англии ткацкого станка холмы Индии были покрыты костями ткачей, умерших от голода.

Ограничения технологического прогресса во имя консервации благоприятных социальных отношений неминуемо ведут к искажениям структуры экономики. А также к взрывообразному и разрушительному исправлению накопленных диспропорций.

Необходимый для слома глобального монополизма технологический рывок может произойти за счет существующих сегодня так называемых закрывающих технологий. Названных так потому, что емкость открываемых ими новых рынков в краткосрочной перспективе значительно ниже емкости рынков, закрываемых в результате вызванного ими повышения производительности труда.

Использование таких технологий сделает ненужными огромное количество широко распространенных производств и, соответственно, лишит работы занятых на них. Классический пример закрывающих технологий - технология упрочения железнодорожных рельсов. Она способна привести к трехкратному уменьшению потребности в этой продукции и к сокращению ее выпуска.

Стратегический шанс


Наиболее перспективная группа закрывающих технологий - интегрированные технологии. Они обеспечивают сознательную активизацию индивидуумом своего подсознания (обычно неиспользуемого). Эти технологии делают излишними значительную часть современных психологических, медицинских, обучающих и иных технологий, кардинально повысив самостоятельность и независимость личности в деле ее саморазвития.

Пока закрывающие технологии в основном сконцентрированы на руинах бывших специальных исследований, проводившихся в СССР. В развитых странах аналогичные разработки часто не осуществлялись вообще. Во-первых, из-за своей опасности для рыночных механизмов. А во-вторых, потому, что рыночная экономика гораздо экономнее социалистической и в отличие от нее не позволяла своим специалистам работать "в стол", разрабатывая конструкции, не способные найти быстрого применения. Кроме того, такие исследования надежно и навсегда блокировались при помощи патентных механизмов.

Собственно, разрушение СССР можно также рассматривать как коллективное захоронение всех этих представляющих смертельную опасность для цивилизации технологий. Своего рода "оружия массового уничтожения" прогресса - в одном гигантском "могильнике".

Массовый выброс закрывающих технологий на мировые рынки и их почти неизбежное внедрение вызовет резкое сжатие всей индустрии, что приведет к катастрофическим последствиям для большинства развитых стран.

На первых порах выиграют страны, находящиеся на постиндустриальной (как США и отчасти Великобритания) ступени развития. В них не произойдет массовых сокращений производства, и они получат дополнительные шансы за счет резкого ослабления индустриального мира.

Но, как ни странно, в числе выигравших может оказаться и вполне индустриальная Россия. Прежде всего как владелец и основной продавец закрывающих технологий. Ясно, что это принесет не только деньги, но и колоссальный политический ресурс. Только представьте: мы будем решать, какую технологию из наших "ящиков Пандоры" и в каких объемах выпускать в мир. И, соответственно, в каких отраслях развитых стран и в каких объемах сворачивать производство.

Россия выиграет и как страна, в которой в результате катастрофической реформы объемы производства упали ниже уровня минимального самообеспечения. В этих условиях кардинальный рост производительности приведет у нас не к перепроизводству, а всего лишь к импортозамещению.

Впрочем, этот выигрыш будет, к сожалению, краткосрочным. Получив преимущества за счет разрушения стратегических конкурентов, пост- и доиндустриальные страны почти сразу столкнутся с катастрофическим падением спроса на свои услуги. Первые лишатся покупателей информационных технологий, вторые - туристов и потребителей сувенирной продукции.

И только Россия (если она сумеет удержать процесс распространения закрывающих технологий под своим контролем) сможет извлечь из него стратегическую выгоду.

Другого выхода нет


Следует понимать, что без использования потенциала закрывающих технологий Россия в своем сегодняшнем состоянии практически не имеет долгосрочных перспектив.

Плохой климат (хозяйственная деятельность ведется в России в самых холодных условиях в мире) влечет за собой издержки производства, значительно большие, чем в остальных странах мира, - просто из-за большой энергоемкости производства и калорийности питания. Защита внутреннего рынка требует наличия эффективного и ответственного государства, которого пока нет. Кроме того, неисправимое в ближайшее время плохое качество управления дополнительно увеличивает издержки.

В результате больших издержек концентрация на любом простом производстве исторически безнадежна, способна привести только к банкротству. Россия может развивать только сложное производство - чтобы положительная интеллектуальная рента превышала отрицательную (климатическую и управленческую).

Однако развитие научных "заделов" и длительная созидательная работа в научной сфере сейчас даются трудно. Прежде всего из-за упадка всех факторов человеческого потенциала (образование, здравоохранение, госуправление). И эта ситуация будет только усугубляться.

Кроме того, высокая капиталоемкость советских исследований делает их продолжение невозможным - не столько из-за отсутствия нужных денежных сумм, сколько из-за неспособности современных систем управления использовать подобные суммы. Наконец, утрата государством способности планировать и руководить развитием технологий не позволит России в ближайшие годы развиваться по привычному для СССР интеллектуалоемкому пути.

Таким образом, Россия в ее сегодняшнем и завтрашнем состоянии гарантированно не способна к развитию технологий. Она может лишь использовать технологическое наследство Советского Союза, сконцентрированное и доработанное коммерческими структурами. Роль государства сужается в этих условиях до защиты от внеэкономических воздействий, что вполне соответствует даже сегодняшним его возможностям.


Новая цивилизация


В настоящее время человечество стоит на пороге качественно нового и потому неведомого периода развития. С одной стороны, заканчивается эпоха изменения природы. Антропогенная нагрузка приблизилась к объективному пределу, и человек начинает решать проблемы, приспосабливаясь к окружающей среде. С другой стороны, технологии вырвутся из-под общественного контроля, как это было при переходе от феодализма к капитализму. Они несут на плечах уже не просто новые общественные отношения, а новый облик всей человеческой цивилизации.

Принадлежность закрывающих технологий России вселяет оптимизм. Но одновременно навьючивает на нас сброшенную при распаде СССР ответственность за судьбу мира. То, что для слабого и глупого является проблемой, для сильного и умного становится возможностью. Сегодня в силу объективных причин глобализация является проблемой для России. Из этого следует только один вывод: нам пора исправляться.

 

Источник: http://www.spbvedomosti.ru/

Газета "Санкт-Петербургские ведомости"

Выпуск № 133 от 24.07.2006

Персональный сайт автора: http://www.deliagin.ru/

 

Комментарии 

 
+1 #1 Спаситель 26.05.2012 22:14
В сложившейся современной обстановке Рос-
сию может спасти только организация на
государственном уровне планирования рож-
даемости генетически совершенных людей-
гениев с мощным здоровьем, типа: Эдисона,
Тэсла,Павлова, Менделеева, Толстого и т.д
Время рождения гениев я определяю за нес-
колько минут, не используя медицинских
анализов.Та страна, которая реализует
это, станет самой могущественной в мире.
За рождение гения государство должно пла-
тить родителям в несколько раз больше,
чем за рождение больных , глупых детей.
Цитировать
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить