30.12.2010 г.

  На главную раздела "Научные работы"


Паасо В. Т.

“Беги, предатель, от людей
И знай: нигде душе твоей
Ты не найдешь успокоенья:
Где б ни был ты, везде с тобой
Пойдет твой призрак роковой
Залогом мук и осужденья.”

С.Я. Надсон. Иуда. 1879 г.

 

Иуда Искариот

 

Страницы текста “Евангелия от Иуды”
Вслед за скандалом с романом “Код да Винчи” религиозная тематика вызвала небывалый общественный резонанс. В Вашингтоне 6 апреля 2006 года, т. е. почти за месяц до мировой премьеры одноименного фильма, вице-президент Национального географического общества США (National Geographic) впервые обнародовал 62-страничный кодекс, или переплетенное в кожу собрание папирусных листов, древнего текста “Евангелия от Иуды”, считавшегося безвозвратно утраченным.

Состоялась также трансляция специального телефильма.

Речь идет о папирусе, датированном III или IV веком нашей эры, который был обнаружен в Египте в 1970-х годах. Документ предлагает интерпретацию апокрифа: Иуда был любимым учеником Христа, и его предательство являлось-де актом веры. Детективная история нахождения, потери и нового обретения этого манускрипта достойна не менее остросюжетной кинокартины, чем “Код да Винчи”. Русская православная церковь и Римско-католическая церковь считают, что находка может представлять скорее научный, чем религиозный интерес.

Надо признать, что популярная беллетристика стала в последние годы главным средством религиозного “образования” масс, а роман Дэна Брауна “Код да Винчи” и “Евангелие от Иуды” явились катализатором беспрецедентного спроса читателей на гностицизм. По мнению иеромонаха Иова (Гумерова), “весь сенсационный шум вокруг гностического текста (Евангелия от Иуды. – В.П.) показывает духовное нездоровье нашего времени”.

Методист районного методического центра Республики Карелия, прочитавший материал “Мария Магдалина”, поинтересовался моими следующими творческими планами.

– Продолжаю тему и готовлю статью под условным названием “Иуда-предатель”, – ответил я.

– Ну, вот сразу и “предатель”. Разве Иуда был им?..

Иуда, по Евангелиям, ведал общими расходами общины учеников Христа, нося с собой “денежный ящик” для подаяний (Ин. 12:6); этот род служения часто ассоциировался с корыстным характером его устремлений. Традиционный образ Иуды Искариота – квинтэссенция предателя, омерзительного человека, который выдал за 30 сребреников (30 серебряных шекелей, используемые также часто как символ награды предателя) своего учителя римским властям. Многими исследователями отмечается, что новозаветный сюжет о предании Иисуса в руки властей на протяжении двух тысячелетий был краеугольным камнем антисемитизма.

В Западной Европе с освоением концепции свободы воли утвердилось бесспорное осуждение Иуды: он мог не предать Христа, но в свободе своего выбора пошел по пути предательства. Это сразу же нашло свое выражение в живописи. В христианском искусстве Иуда обычно изображается в сцене, когда он целует Христа, сдавая его, таким образом, стражникам. По отталкивающему лицу Иуды сразу же становилось ясно — он предатель. Джотто ди Бондоне в XIV веке был одним из первых, кто написал фреску предательского поцелуя.

Лобзание Иуды XV - начало XVI века. НовгородКак сам Иуда, так и его поцелуй, принесший ему вечное бесчестье, стали нарицательным понятием. Но легендарным предателем или оклеветанным мучеником был один из двенадцати апостолов и доверенных учеников Христа? Достоин ли этот несчастный человек обвинения в совершении гнусного поступка или, может быть, нимба святого?

“Во-первых, Иисус идет на смерть добровольно (см. Ин. 10: 17-18), “якоже есть писано о Нем” (Мф. 26:24). Во-вторых, – и это важнее всего – он достаточно хорошо известен всем и к тому же не пытается скрываться: “Как будто на разбойника вышли вы с мечами и дрекольями – взять Меня; каждый день с вами сидел Я, уча в храме, и вы не брали Меня” (Мф. 26:55). Какой-то особой нужды в предателе не было – это очень важно. И без участия Иуды Иисус так же был бы схвачен и распят” (свщ. Георгий Чистяков. “Антиапостол”).

В новозаветных текстах приводится два различных рассказа о финале, постигшем Иуду.
   


Согласно первому из них, Иуда в порыве раскаяния попытался возвратить полученное вознаграждение первосвященникам. Когда же те отказались их взять, Иуда, “бросив сребреники в храме”, пошел и удавился, не выдержав угрызений совести (Мф. 27:5). На эти деньги первосвященники купили землю горшечника, чтобы устроить там кладбище для чужеземцев.

По другой версии, Иуда купил на неправедные деньги землю “и, когда низринулся, расселось чрево его и выпали все внутренности его” (Деян. 1:18).

После разрушения Иерусалима в 70 г. н. э. ученики Иисуса рассеялись, христианское общество раскололось на многочисленные враждующие фракции, каждая из которых претендовала на то, чтобы быть хранительницей Истины. Возникло множество религиозных тенденций. Место записей учения Христа заняли труды нескольких анонимных авторов, вышедших на сцену со своими независимыми повествованиями, но, чтобы они были приняты общественностью, их приписывали ученикам Иисуса. Согласно Британской Энциклопедии, число таких Евангелий достигало 120.

Помимо четырех канонических Евангелий и других писаний, включенных в Новый Завет, имеется несколько других книг, которые были осуждены церковью как еретические. Если в канонических Евангелиях и есть противоречия, то апокрифические документы, как правило, являются откровенными фантазиями авторов.

Надо иметь в виду, что Иуду Искариота часто смешивают с другим апостолом – тоже Иудой. В писаниях Наг-Хаммади (Египет) Иуда Искариот не упоминается, зато выдающуюся роль в них играет некий Иуда Фома. К примеру, апокриф “Евангелие от Варнавы” упоминает, что Иуда подменил Иисуса на кресте, что было частью Божественного плана спасения Иисуса от позорной смерти от рук врагов. Не Иисус, мол, а Иуда кричал: “Эли, Эли, ламма савахфани!”

Вообще-то в Новом Завете есть несколько человек по имени Иуда.

1. Иуда из Дамаска, в доме которого жил ап. Павел после своего обращения по дороге в Дамаск (Деян. 9:11).

2. Иуда Варсава (Вирсава), ведущая фигура на советах Церкви Иерусалимской.

3. Иуда Искариот.

4. Иуда, или Фаддей, которого апостол Иоанн подчеркнуто называет “Иуда, не Искариот” (Ин. 14:22). В Евангелии от Луки есть апостол по имени Иуда Иаковлев (Лук. 6:16), или Иуда, брат Иакова (Деян. 1:13). По мнению немногих богословов, эта греческая идиома (как и в русском) означает все-таки не брат, а сын кого-то. Поэтому, мол, Иуда Иаковлев в списке апостолов значит не Иуда, брат Иакова, а Иуда, сын Иакова.

5. Иуда Галилеянин (Деян. 5:37), предводитель иудейских мятежников во время народной переписи. Упоминается Гамалиилом в его речи перед синедрионом во время суда над апостолами.

Известное по Новому Завету “Послание Иуды” и сейчас вызывает сомнения: кто же на самом деле являлся его автором. Некоторые приписывают авторство апостолу Иуде, одному из братьев Иисуса Христа по плоти и брату св. апостола Иакова меньшего. Однако этот текст, состоящий из одной главы (25 стихов), во многом схож с II соборным посланием ап. Петра.

Иаков меньшой упоминается у Марка (15:40). Именуется он меньшим, как предполагается, по своему возрасту и названный в послании к Галатам (1:19) братом Господня (также Мф. 13:25, Мар. 6:3).

По Книге Урантии , братья-близнецы Иаков и Иуда, прозванные также Фаддеем и Леввеем, были простыми рыбаками. “Прозвища, данные им учениками, были добродушным обозначением заурядности. Они были “меньшими из всех апостолов”; они знали это и не расстраивались” (с. 1563).

В христианском предании апостола Иакова считают сыном Клеопы или Алфея и Марии, которая приходилась сестрой Матери Господа, а, следовательно, Иаков и Иуда Алфеевы были двоюродными братьями Иисуса. Между тем, как кажется, нет веских оснований утверждать, что Клеопа и Алфей – это одно и то же лицо.

Другие же уверены, что автор “Послания Иуды” – родной брат Иисуса, не входивший в круг ближайших учеников, потому что “Иисус не собирался включать близких родственников в число апостолов” (с.1538). С семьей у него в последние три года жизни были довольно непростые отношения, и младшая сестра Руфь “была единственным членом семьи Иисуса, последовательно и непоколебимо верившим в божественность его земной миссии” (с. 1628).


Ислам о распятии


В мусульманской книге “Догматы христианства” делается вывод: “Евангелие от Варнавы, таким образом, недвусмысленно выявляет ложность христианского верования о распятии Христа, вместо которого к кресту был пригвожден Иуда.” (islaam.ru)

По мнению мусульман, за спорами об Иисусе, продолжающимися между христианами и иудеями вот уже более 2000 лет, сокрыта истина, которая разрешает все противоречия двух конфессий.

Эта истина сообщается в откровениях Корана, в Суре “Женщины”, 157. То есть “распятым на кресте был не Пророк Иса (Иисус), но другой человек, похожий на него, однако те, которые распинали его, полагали, что казнят именно его. Ибо этот человек был очень похож на него или же им было показано его подобие” (сайт Харун Яхья. Приглашение к истине).

В обобщенном виде мусульманское понимание роли Иисуса Христа четко представлено в энциклопедическом словаре “Мусульманская цивилизация” (на русск. яз. 2001 г.), составленном французским автором Ивом Торавалем: “Воплощение Бога является для мусульман недопустимой догмой, поскольку Бог по своей сути нематериален, а признание божественной природы Христа – несуразностью, граничащей с богохульством. Иисус, совершенный человек и пророк, так же подчинен Богу, как все пророки и ангелы. Что касается его смерти, то, согласно Корану, распятие Христа – не более чем иллюзия, ибо на кресте Иисус был заменен другим человеком, а сам он продолжает жить в первозданном виде вне времени и пространства”.


“Евангелие от Иуды”


Впервые о существовании Евангелия от Иуды упомянул Ириней, первый епископ Лионский, во II в. в сочинении “Против ересей”. В 325 году на Никейском соборе император Константин произвел отбор текстов и оставил лишь свидетельства от Марка, Луки, Матфея и Иоанна. О Евангелии от Иуды все забыли.

Известный нам сейчас свиток текстов “Евангелия от Иуды” был найден в начале 1970-х годов в районе египетского города Эль-Минья. Он является частью более крупного собрания документов, которое в науке принято называть “Кодексом Чакоса” (по имени владельцев документа). Папирус относят к III–IV вв. нашей эры. Датировку трактата и его подлинность подтверждает серия исследований. Национальное Географическое общество США использовало практически все мыслимые технологии, допустимые для папирусов: химический и мультиспектральный анализы, радиоуглеродный анализ с применением масс-спектрометрии, не говоря уже о палеографических и лингвистических исследованиях. Установлено, что этот коптский текст является переводом с греческого оригинала, созданного, скорее всего, в середине II века.

Словно по сюжету неплохого триллера, этот документ был найден, украден, возвращен, продан и перепродан, восстановлен и переведен. Как сообщает сайт Inopressa.ru, манускрипт был продан нелегальными искателями египетскому торговцу, некоему Ариану, который вместе с другом греком привез ценную находку в Европу для продажи. В 1983 году они пытались продать документ за 3 миллиона долларов группе академиков, которые, к сожалению, не располагали такими средствами. Тем не менее, специалист по коптскому языку Стивен Эммель (в настоящее время доцент университета Мюнстера, Германия), проводя первую экспертизу рукописи, сумел прочитать часть диалога между Иисусом и Иудой. Взволнованный, он поспешил записать в переводе то, что он прочитал.

Вокруг загадочного манускрипта начали циркулировать туманные слухи, и, основываясь на путаном отчете Эммеля, эксперты решили, что это “Евангелие от Иуды Дидима Фомы” – самый известный гностический текст из Наг-Хаммади. После нескольких лет отсутствия на антикварных рынках в 1991 году апокриф появился в Соединенных Штатах, куда его привез Ариан, чтобы надежно спрятать от возможных похитителей.

Рукопись пылилась в банковском сейфе и была изучена американским ученым Чарльзом Хедриком, которому тайно удалось сфотографировать несколько страниц. Он попытался убедить норвежского магната, увлекающегося искусством, выкупить документ. Но Ариан не пришел на встречу с Хедриком и его меценатом: Буш-старший только что объявил первую войну в Персидском заливе, и египетский антиквар официально не захотел покидать свою семью в начале “третьей мировой войны” и вести дела с американцами, заклятыми врагами арабских стран.

И все-таки рукопись оказалась на рынке, вызывая аппетит у всех. В дело вмешался голландец Майкл Ван Ризн, торговец произведениями искусства, лишенный каких-либо принципов (далекий родственник Рубенса), официально разыскиваемый Интерполом, но в действительности работавший на ФБР и Скотленд-Ярд, выполняя задачу по выявлению контрабандистов. Ван Ризн хотел передать ценный документ в руки швейцарскому фонду Maecenas Foundation, который впоследствии финансировал и вел работы по реставрации уцелевшего папируса. Фонд при содействии National Geographic сумел постепенно собрать необходимую сумму.

 

Леонардо да Винчи Голова Иисуса Христа. Эскиз к "Тайной Вечере"    Отметим тут же, что этот документ, конечно, не является повествованием от лица самого Иуды: до самоубийства он ничего не написал, а во время происходивших событий после ареста Иисуса решал свои проблемы. Поэтому ожидаемого удара по официальной церкви эта гностическая фантасмагория не нанесла. Более того, церковные историки не сомневаются в том, что приписанное предателю Иисуса авторство “Евангелия от Иуды” не изменит религиозных взглядов верующих. “Не думаю, что этот текст уменьшит количество верующих или увеличит количество скептиков”, – заявил протоиерей Всеволод Чаплин, заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата. Богословы уверены, что найденный документ – очередной апокриф, содержащий отступление от официального вероучения и отвергнутый церковью.

Суть текста манускрипта состоит в том, что Иуда Иисусом якобы реабилитирован, поскольку этот ученик был единственным, кто понимал его божественность. Предательство он совершает как бы по прямому повелению Иисуса. Оказывается, Иуда вполне сознательно шел на жертву, чтобы совершилась спасительная смерть на Голгофе. И именно ради этого Иуда Искариот пожертвовал своим именем и званием ученика и навсегда остался в истории как предатель.

В “Евангелии от Иуды” Иисус Христос представляется нам смеющимся над своими учениками, Иудой, звездами. Из всех апостолов один осмеливается предстать перед Иисусом, когда он задает вопрос: а есть ли среди них “совершенный человек”? Иуде хватает духу заявить, что он понял, кто есть Иисус на самом деле. И тогда Иисус обращается к нему: “...ты станешь превыше всех их. Ибо ты предашь в жертву человека, в которого я был облачен”. Смысл этих слов можно свести к освобождению духовного существа Христа от оков человеческой плоти. Такой подход соответствовал взглядам, царившим в ранние века нашей эры среди христиан-гностиков. Вот, собственно говоря, и все. Однако специалист по древним текстам Дмитрий Алексеев, работавший над переводом “Евангелия Иуды” с коптского считает, что утверждения, будто бы Иуда предал Иисуса по Его воле, в тексте памятника нет. Поэтому нет и “реабилитации Иуды”.


Происхождение Иуды Искариота


Иуда относительно редко упоминается в Евангелиях: всего 19 раз.

Марк не называет предателя по имени. Ни Марк, ни Лука не сообщают, что произошло с Иудой после предательства. Сообщение Матфея о самоубийстве Иуды не согласуется с Деяниями апостолов, и попытки согласования бесполезны. Иоанн сообщает об Иуде больше, чем синоптики.

О происхождении Иуды в канонических текстах не говорится ничего. Отношение исследователей и богословов даже к его имени весьма неоднозначно. Этимология прозвища Иуды “Искариот” неясна.

Иуда – “Бог да будет восславлен”; Искариот – “человек из Кериота”, где Кериот - обозначение населённого пункта, возможно, тождественного иудейскому городку Кириафу.

Руслан Хазарзар в работе “Непосредственные ученики Иисуса” приводит свое объяснение. “В Палестине было несколько городов с названием Кариот (К’риййут), но, по моему мнению, соль состоит в этимологии названия, ибо к’риййот означает город. Таким образом, всем нам знакомое с детства имя предателя Иуда Искариот, или, точнее, Й’hуда Иш-к’риййот, можно перевести как еврей из города.”

Автор нескольких книг по истории раннего христианства, доктор исторических наук диакон Василий (Сальников) придерживается взгляда, что такого населенного пункта в Палестине тогда не было, а семитское слово “искариот” должно переводиться как “красильщик”. “Возможно, либо сам Иуда, либо его предки занимались окраской тканей.” (kp.ru, 20-27.4.2006.)

“Никакой Иуда не искариот, а сикарий[1], т. е. он – боевик, возможно – товарищ по оружию Христа”, – поведал в своей проповеди Высокопреосвященнейший Амвросий Архиепископ Готфский во время службы Страстной Среды в Святопророческой общине ИПХ в Москве 19 апреля 2006 года. (Сайт Русской катакомбной церкви.)

Иные полагают, что прозвище “искариот” характеризует его как “лживого человека” (от арамейского “ишкарья”, т. е. опять же от лат. sicarius, “кинжальщик”).

Эту точку зрения принимают многие исследователи.

В спекулятивной от начала до конца книге Лоренса Гарднера “Чаша Грааля и потомки Иисуса”, опирающейся на гностические рукописи, Иуда Искариот выступает в качестве инструмента в политической игре. Он – один из высокородных вождей националистов, выдающийся представитель книжников. Под его неусыпным наблюдением, а также руководством его предшественника, Иуды Галилейского, основателя движения зелотов (от греч. zelotai – социально-политическое и религиозное течение в Иудее, возникшее во 2-ой половине I века до н. э.), были созданы “Свитки Мертвого моря”. Иуда отличался академической ученостью, он возглавлял восточную ветвь рода Манассия и являлся одновременно военным правителем Кумрана. Римляне наградили его кличкой Сикарий, что значит “головорез” или “наемный убийца” (от латинского “сика” – кривой кинжал убийц).

В общем, – этакий террорист, а не доверенный ученик Иисуса. Греческий эквивалент прозвища Сикариотес, постепенно искажаясь, со временем превратился в Искариота.

Интересно, что именно таким воинствующим борцом за свободу (да еще против Бога!) рисуется апостол-изменник в постреволюционной России. “Иуда был объявлен одним из первых революционеров в истории, и в 1918 году новые власти даже поставили памятник – Иуда грозно замахивался в небо кулаком. Открывал богоборческий памятник один из главных вождей революции, знаменитый оратор Л. Троцкий, называвший Иуду великим бунтарем, революционером и т. п.”. (А. Хачоян. “Иуда Искариот – пятый евангелист?” kirana.ru)

Необычно описан в “Книге Урантии” выбор Иисусом советников нового царства.

Первыми, кто согласился пойти с ним, были лучшие ученики Иоанна Крестителя – братья Андрей и Симон Петр. После рассказов Симона в лагерь Иисуса пришли братья Иаков и Иоанн, сыновья Заведея, а затем к ним присоединились друзья Филипп и Нафанаил. Так, в феврале 26 г. шесть апостолов составили половину будущей группы товарищей Иисуса, пять из которых знали его раньше, и только Нафанаил был незнакомцем. Именно эти шесть и были с учителем в Кане, куда их пригласили на свадьбу одной молодой горожанки.

Только в июне того же года Иисус сообщил ученикам, что он желает избрать двенадцать апостолов. Он уполномочил каждого из шести выбрать из числа его первых новообращенных по одному человеку.

Андрей избрал сборщика пошлин Матфея Левия, Филипп – рыбака Фому Дидима, Иаков Заведеев – рыбака Иакова Алфеева, Иоанн Заведеев – Иуду Алфеева, брата-близнеца Иакова Алфеева, тоже рыбака, Петр – Симона Зелота, сначала бывшего купцом, а потом занимавшего высокий пост в патриотической организации зелотов и отказавшегося от него в связи с присоединением к апостолам.

Нафанаил пригласил Иуду Искариота в основном из-за его опыта в финансовых делах. Он был единственным сыном богатых еврейских родителей из Иерихона. После того, как Иуда стал последователем Иоанна Крестителя, родители-саддукеи отреклись от него. Среди ближайших учеников Иисуса он был единственным апостолом из Иудеи.

Когда Филипп представил Учителю избранного им Фому, а Нафанаил Иуду, Иисус взглянул на Фому и сказал: “Фома, тебе не хватает веры: тем не менее, я принимаю тебя. Следуй за мной”. Иуде Искариоту он сказал: “Иуда, все мы из одной плоти, и я принимаю тебя в наш круг, однако я заклинаю тебя хранить верность своим галилейским братьям. Следуй за мной”.

По завершении одной из первых бесед Иисуса с двенадцатью апостолами Иуда отозвал его в сторону, чтобы осведомиться, почему ничего не делается для освобождения Иоанна Крестителя из заключения. И Иуда не был полностью удовлетворен ответом Иисуса. (с. 1542.) Так в душе его родилось первое разочарование, горечь и внутренний протест.

В созданной организации у каждого из апостолов были свои функции. И только предательство Иуды заставило потом провести реорганизацию. Иуда Искариот был назначен казначеем. Он носил казну, оплачивал все расходы и вел бухгалтерский учет. Он также составлял недельные бюджетные сметы для Матфея, являвшегося, так сказать, финансовым агентом апостольского корпуса, и каждую неделю отчитывался перед Андреем. Иуда выплачивал деньги с санкции Андрея, ставшего председателем и управляющим двенадцати апостолов.

Согласно документам “Книги Урантии”, Иуда родился в Кериоте – небольшом городке в южной Иудее. Когда Иуда был подростком, родители перебрались в Иерихон, где он жил и служил в различных коммерческих предприятиях своего отца, пока не заинтересовался проповедью и деятельностью Иоанна Крестителя. Родители-саддукеи не приняли этого выбора сына.

Нафанаил встретил Иуду в Тарихее, на южном берегу Галилейского моря, где тот искал работу на рыбосушилке. Ему уже было тридцать лет, и он был женат. Он был самым образованным из двенадцати последователей Иисуса и обладал внешними признаками культурного и воспитанного человека. Однако проницательный ум Иуды страдал дефицитом настоящей искренности. У него отсутствовало взаимопонимание и откровенность в отношениях с самим собой. Назначенный казначеем общины, он, вопреки заявлению одного из апостолов (Ин.12: 3-6), вплоть до дня предательства исполнял свои обязанности честно, преданно и успешно. Он никогда не брал из казны для себя.

Ошибаются те, кто считает, что “Иуда украл оттуда гораздо больше, чем тридцать сребреников” (А. Ткаченко. “Иуда. Хроника одного предательства. Попытка исторической реконструкции”. foma.ru). Чего Иуда никогда не делал, так это не запускал “руку в апостольскую казну”.

Для ведения финансовых операций Иуда имел способности, терпение, такт, приверженность своему делу. Он был хорошим исполнителем, дальновидным финансистом, казначеем-профессионалом, лояльным апостолом и во всех отношениях преуспевающим человеком. Апостолы при всей своей любви к Иуде никогда не критиковали его: он поистине был одним из них. Поэтому было бы также неверным предположение, “что ученик-иудей был чужаком среди учеников-галилеян, отщепенцем, оказавшимся среди них случайно – отсюда и скрытая неприязнь, порой неосознанная, таившаяся где-то в глубинах сознания, и вылившаяся, в конце концов, в целый ряд обвинений в адрес Иуды” (С. Михайлов. “Оправдание Иуды, или Двенадцатое колесо мировой колесницы”. skrijali.ru).

Заласканный и избалованный Иуда, единственный ребенок в семье, был испорчен своими недальновидными родителями. Когда он вырос, у него сложилось преувеличенное представление о собственной значимости. Надо всегда уметь проигрывать, а он этого не умел. Его представления о справедливости были расплывчатыми. Он лелеял в себе чувства ненависти и подозрительности. Мастерски превратно толкуя слова и поступки своих друзей, он всю свою жизнь культивировал в себе привычку сводить счеты с теми, кто, как ему казалось, плохо обходится с ним. Он обладал извращенным представлением о ценностях и преданности. (Книга Урантии, с. 1566.)


Версии предательства


В среду Страстной недели первосвященники, книжники и старейшины иудейского народа собрались во дворе дома первосвященника Каиафы, чтобы решить судьбу Иисуса Христа. И, как повествует евангелист Матфей, “положили в совете взять Иисуса хитростью и убить; но говорили: только не в праздник, чтобы не сделалось возмущения в народе” (Мф. 26: 4–5).

Обязательным условием ареста Спасителя должна была быть скрытность, считает митрополит Кирилл. Старейшины понимали, что Иисуса нужно схватить в тот момент, когда вокруг не будет народа. Ведь всего три дня назад толпы людей восторженно встречали въезжавшего в Иерусалим Спасителя, восклицая “Осанна!” и постилая на пути Грядущего свои одежды. Дать повод к возмущению этого множества народа и восстановить его против себя представлялось заговорщикам делом опасным. Но чтобы схватить Иисуса скрытно, вдали от людских глаз, нужен был соучастник, который помог бы выбрать удачный момент для ареста, указал бы местопребывание Христа и привел бы к нему воинов. Такой человек нашелся среди двенадцати учеников Спасителя, и был это Иуда по прозвищу Искариот.

Сам Христос не раз называл поступок своего ученика именно предательством: “И когда они ели, сказал: истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня” (Мф. 26:21); “Встаньте, пойдем: вот, приблизился предающий Меня” (Мф. 26:46); “Впрочем Сын Человеческий идет, как написано о Нем; но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы тому человеку не родиться” (Мар. 14:21).

В чем же заключалось предательство и какова его движущая причина?

Иуда приводит вооруженный отряд римских воинов и слуг первосвященников в Гефсиманский сад, где находился Иисус с апостолами, и говорит им: “Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его” (Мф. 26:48). Он тотчас подошел к Иисусу и поцеловал его. Так Иуда предал своего Учителя и Друга, с кем преломлял хлеб и делил радости и невзгоды на протяжении трех лет.

Руслан Хазарзар ставит законный вопрос: “совсем нельзя уразуметь, как мог Иисус принять в столь близкий круг своих учеников человека, способного на предательство, и как сам Иуда Искариот мог дойти до того, чтобы предать Учителя. Миллионы людей задавались этим вопросом, создавая все новые и новые гипотезы, “да только воз и ныне там”. Разумные доводы по этому поводу в основном отвергаются, и весь рассказ о предательстве обрастает новыми деталями и догадками, переходя из исторической канвы в область художественной литературы и мифотворчества. <…> Из Евангелий нельзя усмотреть хоть сколько-нибудь серьезного мотива для предательства”.


Кто такой Иуда?


Для Данте, например, это самый большой злодей в истории. Он помещает предателя на дно преисподней – в самый нижний (девятый) круг ада:

Тот, наверху, страдающий всех хуже,
Промолвил вождь, – Иуда Искарьот;
Внутрь головой и пятками наруже.
            (Ад. Песнь тридцать четвертая)

С одной стороны, он достаточно образован, умен, вроде бы справедлив и честен, а с другой – завистлив, мстителен, раздираем противоречиями и, наконец, готов на убийство. Таких типов в наши времена нашлось бы огромное количество. Кто-то хлестко заметил: в каждом из нас сидит грех Иуды.

Возможно, действительно Иуда был переполнен комплексов, и именно в них надо было бы исследовать мотивы его предательства. Скудость описания жизнедеятельности Иуды в канонических Евангелиях не позволяет нам поставить преступнику диагноз, составить психологический портрет этого персонажа. И все же попытаемся рассмотреть несколько версий, отвечающих либо традиционным, либо нетрадиционным взглядам и вызывающих наибольший интерес у исследователей феномена Иуды-предателя.

Версия 1.

Принято считать, что главным мотивом предательства Иуды была корысть, безграничная любовь к деньгам: “Тогда один из двенадцати, называемый Иуда Искариот, пошел к первосвященникам и сказал: что вы дадите мне, и я вам предам Его? Они предложили ему тридцать сребреников; и с того времени он искал удобного случая предать Его” (Мф. 26: 14–16). Русскому переводу предать в греческом оригинале соответствует paradidomi с буквальным значением дать или вручить, поручить что-то или кого-то кому-то другому.

Председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл в “Слове пастыря” излагает версию так.

Об Иуде упоминает евангелист Иоанн в рассказе о том, как сестра Лазаря Мария в субботу накануне торжественного входа Спасителя в Иерусалим помазывала ноги Его драгоценным миром. Это вызвало возражение Иуды, заметившего, что лучше было бы продать драгоценную жидкость за 300 динариев, а деньги раздать нищим. “Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому что был вор”, — замечает евангелист (Ин. 12:6).

Однако никаких конкретных фактов, подтверждающих склонность Иуды к воровству, Иоанн так и не приводит. А ведь лишь на этой единственной дополнительной фразе и строится все бездоказательное обвинение Иуды в воровстве.

Евангелисты Матфей и Марк рассказывают об этом эпизоде несколько иначе. Но здесь важно другое: все три евангелиста говорят в связи с этим событием об Иуде Искариоте. Причем Иоанн описывает недовольство Иуды помазанием Христа, а Матфей и Марк сообщают, что именно вслед за этим Иуда решился предать Учителя.

Иоанн Златоуст считал, что Иуда по собственной воле предал Христа. Хотя Иисус и предвидел предательство, тем не менее, не предопределил его. В беседе первой о предательстве Иуды богослов в конце IV века пишет: “О, безумие, или лучше, сребролюбие! Оно породило все это зло; им увлеченный, он предал Учителя”.

“Совершенно очевидно только, что ни тридцать сребреников, ни собранное им ворованное сокровище больше не были для Иуды главной ценностью в жизни. Но что же могло обесценить в глазах вора состояние, которое он планомерно накапливал в течение трех лет? Ответ напрашивается сам собой. Дороже больших денег для вора и сребролюбца только… – очень большие деньги. <…> Если Христос станет царем, то он, Иуда станет царским казначеем, то есть самым влиятельным человеком в Израиле после Мессии. <…> Самой большой страстью Иуды была любовь к богатству – сребролюбие. А самым заветным желанием, возможно – должность министра финансов в царстве Мессии, где он смог бы воровать такие суммы, которые самым удачливым ворам мира даже не снились. И эта заветная цель была уже совсем близко. <…> В своих мечтах он уже представлял, как распоряжается не апостольским денежным ящиком, а казной самого богатого государства за всю историю человечества. <…> Сребролюбие и воровство дотла выжгли его душу. <…> Иисус был для него всего лишь средством для того, чтобы сказочно разбогатеть. <…> И вдруг оказалось, что Христос не собирается царствовать. Израильская казна, до которой оставалась лишь пара шагов, вновь становилась для Иуды недосягаемой. <…> Все планы Иуды рушились. <…> Нужно было срочно принимать какое-то решение, чтобы исправить ситуацию. И решение было принято” (А. Ткаченко).

Эта общепринятая версия представляется неубедительной. Во-первых, тридцать сребреников — сумма не значительная. В действительности если бы деньги у Иуды-стяжателя являлись жизненным приоритетом, то он бы запросил у первосвященников не тридцать, а гораздо больше. Однако он не устроил даже торг, без которого никак не обходился и не обходится ни один восточный рынок. Странно, но Иуда сразу соглашается на предложенную сумму.

Далее, сребреники не были главным поводом предательства, поскольку настоящий сребролюбец не вернет однажды взятых денег. Иуда ведь знал, что предает Христа на смерть, а поэтому и осуждение Христа не могло повлиять на возвращение денег.

Нет, Иуда Искариот – не казнокрад, не заурядный воришка и мелкий жулик, ловко пристроившийся к кормушке в новую эпоху реформирования общества.

Иуда – очень зацикленный на себе человек, отнюдь не руководствующийся алчностью, он знал себе цену. Он не был болен страстью к наживе. Иуда достаточно умен и дальновиден, чтобы целью своей жизни сделать не обогащение, да еще за счет общины, в которой все считали его своим. Пусть даже будучи временно безработным, но, вполне осознанно вступивший в братство Иисуса, он встал на путь построения своего светлого будущего, поэтому “деньги никогда не могли бы стать мотивом его предательства” (Книга Урантии, с. 1566).

Версия 2.

Как увязать в единую схему: корыстолюбие и алчность, с одной стороны, и последовавшее за этим раскаяние и добровольная смерть? Невероятно завистливый, амбициозный, тщеславный, непомерно уверенный в себе он мечтал отнюдь не о деньгах. Воровство и банальное мошенничество, использование доходов с целью накопления впрок – не его стезя. Может, интриган?

За три года Иисус обрел невероятную славу подвижника и лидера, имя его облетело всю Галилею, проникло в Иудею, толпы последователей и учеников с благоговением внимали его речам, шли за ним, верили в него. Иуда мучается вопросом: правильный ли путь он – самый образованный и после Иисуса самый умный – выбрал, и почему он – все еще простой кассир на этом пути?! Вполне вероятно, что мысли о власти, славе и величии дурманили разум Иуды.

Двуличным предстает Иуда в романе М. Булгакова “Мастер и Маргарита”: “Он доволен жизнью и, встретив его на улице, мы сочли бы его не только красивым, но и удачливым, и, возможно, даже захотели бы походить на этот сияющий образ, промелькнувший в толпе”. Вместе с этим автор “показывает Иуду человеком, абсолютно лишенным понятия чести и благородства” (М. Барабанщикова, К. Доля. “Лики Иуды. Библейский образ Иуды и его интерпретация в русской литературе”).

Внутреннее недовольство, гордыня, зависть, злой умысел, скрытые под маской внешнего преуспевания, разъедают душу Иуды и в голове единственная мысль: как убрать конкурента. Зависть и животное соперничество буквально овладевает всем его существом.

--------------------------------------------------------------------------------

[1] Искаженное греч. sikarios (“сикарий”; “вооруженный кинжалом”, “убийца”). Так называли зелотов - участников освободительной борьбы против римского владычества в Палестине.

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить