29.12.2010 г.

  На главную раздела "Научные работы"




Часть вторая


полной записи эксклюзивного ИНТЕРВЬЮ РИА Новости
президента Всемирной метеорологической организации, руководителя Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (Росгидромет) Александра Бедрицкого Богор (Индонезия), 25 октября 2007г.


В: А что угрожает России?

О: Для нас опасно повышение температуры почвы, те есть растепление слоя вечной мерзлоты. Ведь она занимает 60% территории России - вы только представьте себе: из 17 миллионов квадратных километров 60% - это зона вечной мерзлоты.

В: Чем это чревато?

О: Изменяется несущая способность почвы, а это чревато разрушением любых инженерных сооружений: газопроводов, нефтепроводов, железных дорог, мостов, зданий и так далее.
Это большая проблема, которую, по-видимому, придется решать.

Конечно, это будем делать не один год, но, во всяком случае, в планах социально-экономического развития на долгосрочный период надо планировать мероприятия с учетом климатических изменений.
Правда, для этого надо иметь прогнозы изменений климата, а это дело непростое. Спрогнозировать рост глобальной температуры на сто лет вперед достаточно легко: запустил модель, посчитал… Но вот проверить такие расчеты, как вы понимаете, сложно. А для того, чтобы бороться с последствиями климатических изменений или адаптироваться к ним, нужны более точные и более конкретные прогнозы. И сейчас национальные гидрометеорологические службы работают над такими прогнозами и пытаются их готовить.

В: В том числе и в России?

О: Мы в России выпустили стратегический прогноз изменений климата и влияния этих изменений на различные сектора экономики на период 2010-2015 годов. Правда, нам не удалось охватить все сектора, но, тем не менее, весьма полезен даже такой прогноз.

В: Не могли бы Вы рассказать о нем подробнее?

О: Он основывается на том, что динамика роста температур сохранится. Мы ожидаем, что к 2010-2015 гг., среднегодовая температура по России возрастет на 0,6 градуса. Это очень большая величина, потому что за весь XX век глобальная температура выросла в среднем на 0,72 градуса, а в России - почти на один градус - за сто лет! А теперь мы ожидаем изменение на 0,6 градуса уже в 2010-2015 гг. по отношению к 2000 году. Сопоставьте темпы: один градус за сто лет и сразу 0,6 за 10-15…

В: Если я правильно понимаю, одна из главных опасностей и трудностей заключается как раз в том, что процесс пошел по экспоненте. С той же вечной мерзлотой: она тает, и при этом выбрасывается огромное количество новых парниковых газов…

О: Ну, в данном случае надо говорить не о самой мерзлоте, а о болотах. Они содержат метан, и при росте температуры он в больших количествах начинает поступать в атмосферу.
Вообще говоря, в нормальной ситуации естественным регулятором этого процесса выступает сама природная среда. Отклонения и колебания происходят по разным причинам, да и потепление было неоднократным, просто не было таких темпов роста, которые мы наблюдаем сейчас. В этом случае больше парниковых газов поступает в атмосферу и, естественно, большее количество углекислого газа в атмосфере и сопутствующий "парниковый эффект" приводят к росту биомассы. А эта зеленая масса поглощает его, выступая естественным регулятором.
И сейчас проблема состоит как раз в том, что человек влияет на окружающую среду не только посредством повышения выбросов парниковых газов при сжигании топлива (60% от общего объема глобальных выбросов), но и вырубает леса: для ведения сельского хозяйства и так далее (20%). И 70 процентов из этих двадцати - считайте, две трети - это сведение тропических лесов. Мало того, что при сжигании происходят выбросы, так еще и утрачивается природная поглотительная способность, естественный регулятор слабеет.
Собственно говоря, именно поэтому в 1992 году и была подписана Конвенция ООН по климату, которая вступила в силу в 1994 г. А затем Киотский протокол, который конкретизировал обязательства по снижению антропогенной нагрузки на климат.

В: А что меняется в этой области сейчас?

О: Строго говоря, Конвенция не содержит никаких целей, кроме одной, достаточно общей: снизить нагрузку на климатическую систему.
Почему это не все, что надо делать?
Дело в том, что, конечно, надо бороться с климатическими изменениями. Но существует вероятность изменений климата даже в том случае, если сократить выбросы парниковых газов. А раз он будет меняться, то это будет оказывать воздействие на деятельность человека. Значит, надо ставить цели для международного сотрудничества и в этой области.
Эта проблема очень актуальна для многих стран. Китайцы, например, приводят данные, по которым они от опасных явлений погоды (а это все равно проявление тех же самых климатических изменений) ежегодно несут ущерб до трех процентов ВВП. Представьте себе, какая это громадная величина!
Уже сейчас ясно - и об этом говорит все больше стран, - что надо рассматривать не только совместные действия стран по снижению нагрузки на климатическую систему, но на такой же уровень и с таким же приоритетом выдвигать проблему адаптации. Не имея цели адаптации, не обращая на это внимание, трудно предпринять эффективные действия.

В: А что имеется в виду под такой адаптацией?

О:
Традиционно считалось, что адаптация нужна к будущим изменениям климата. Но как президент ВМО я хотел бы заострить внимание на том, что в мире растет ущерб от опасных явлений погоды, которые можно классифицировать как экстремальные проявления климатических изменений.
По оценкам страховых компаний, которые занимаются этим бизнесом и потому ведут детальный учет, идет очень сильный рост. Как по причине развития человеческой экономической деятельности, так и по причине увеличения количества таких явлений.
И, конечно, с этим тоже надо бороться. Можно разрабатывать программы, как через сто лет вести сельское хозяйство, но для многих стран (особенно африканских и т.д.) эта проблема является актуальной уже сейчас. Если спрогнозировать засуху, то можно заранее предпринять хоть какие-то меры: закупить продовольствие, обратиться за помощью и т.д. А если не прогнозировать, то она застанет врасплох, и можно потерять население… То есть эти явления не только наносят ущерб экономике, но и угрожают самой жизни людей.
Поэтому адаптация должна состоять из мер, которые позволяют предотвратить ущерб сейчас, в настоящее время, и тех, что позволят его предотвратить в будущем.

В: Эта тема как-то затрагивается при подготовке к Балийской конференции?

О: Я думаю, что как раз разработка новых документов на следующий период (после 2012 года) позволит внести соответствующие коррективы в программу международных действий.
Встреча, которая прошла в Богоре - это традиционные неформальные консультации ряда стран, которые устраивает будущий председатель Конференции сторон. Поскольку следующая будет в декабре этого года на Бали в Индонезии, на сей раз их организовал государственный министр по вопросам охраны окружающей среды Индонезии Рахмат Витулар.
Я должен сказать, что проведение Конференции сторон - это очень ответственное и непростое дело. В этой связи интересно, что две последние проводят развивающиеся страны (последняя прошла в Кении, эта будет в Индонезии). И это - серьезный вклад развивающегося мира в сотрудничество по борьбе с климатическими изменениями.

В: А что именно вы обсуждали в Богоре?

 


 

Источник: Блог Михаила Цыганова
Выделение наше, ред. портала, СИРИН
 
Материалы по теме
 
Засуха или обледенение: глобальное потепление доказано  Д. Мельхиседек   
Засекреченная угроза  Ю. Ковалев
Патриарх экологов призвал землян смириться и готовиться к "климатическому апокалипсису"    
Подъем уровня Мирового океана начался
Миф о глобальном потеплении = мифу о глобальном похолодании Сапунов В.Б.    
Десятилетие на спасение планеты   М.Маккарти Д.Асборн    
Погода из Средневековья
"Будет или не будет” - вот в чём вопрос   Кравчук Ю.А.    
Что делать?   СИРИН
Глобальная оттепель Интервью с Л. БОБЫЛЕВЫМ    
Мы должны спасти мир
ИНТЕРВЬЮ президента Всемирной метеорологической организации, руководителя Росгидромета А. Бедрицкого    
 

 

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить