М. Х. Турсунов
06.06.2012 г.

  На главную раздела "Научные работы"





          О Юпитере как о ярком представителе планет-гигантов. Коль речь идёт о группе загадочных удалённых планет, не пытаясь анализировать их вращательные движения по отдельности, усложняя задачу и так нелёгкую, мы посчитали целесообразным подробнее проанализировать их на примере Юпитера — самого близкого, самого крупного, более или менее хорошо изученного. Их загадочность в том, что они укутаны в плотный слой облаков (впрочем, облаков ли?), и никому ещё не удавалось рассмотреть их поверхности. Вторая их загадочность — низкость температур. Третья — наличие колец («Юпитер, Сатурн и Уран … обладают кольцами, состоящими из множества мелких тел»). Четвёртая: «Тепловой поток из недр Юпитера и Сатурна примерно равен по величине потоку, получаемому ими от Солнца» [23, с. 52]. Пятая — их низкие плотности (см. выше).

          По нашему мнению, Юпитер прошёл «солнечный» расплавленный этап своего развития. Несмотря на низкую плотность, чем на Солнце, процесс его сгущения протекает быстрее, т. к. его размер несравненно мелок по сравнению с солнечным.

Пример изображения
Рис. 117. Строение магнитосферы Юпитера.

          Если представить себе рис. 117 в несколько увеличенном масштабе, то нетрудно заметить, что структура изображения похожа на магнитное поле Солнца (рис. 8). Таким образом, мы можем сказать без сомнения, что и его поле, как и поле Солнца, для юпитерианского ветра выполняет роль синхрофазотрона, т. е. ускорителя заряженных частиц. Только потому, что его поле отталкивается намного сильным полем Солнца в противоположную от нас сторону, мы не замечаем действие этого поля.

Пример изображения
Рис. 118. Большое Красное пятно (КП)
на поверхности Юпитера. 1979 г.
(«Вояджер-1») [23, с. 60].
          Мы полагаем, что температура на поверхности Юпитера намного выше, чем на поверхности облаков (-145°). Это чувствуется по изображению Большого Красного пятна и других текучих образований (рис. 118).

          Можно считать, что этот снимок выполнен отлично, т. к. детали строения поверхности позволяют вполне объективно разобраться в них. Прежде всего, следует сказать, что поверхность планеты по всем признакам напоминает тестообразное густое вещество, т. к. если бы оно было пожиже, складки не были бы такими крупными и толстыми. Также нельзя считать их облаками в нашем земном представлении, т. к. такой чёткий вид складок характерен только густому тестообразному веществу.

          Похоже, что широкая белая полоса, проходящая чуть выше, является экваториальной полосой с наиболее высокой скоростью вращения. Об этом свидетельствует отсутствие чёткости изображения, т. е. размазанность деталей. Расположение Красного пятна, по-видимому, соответствует примерно 25-градусным широтам, которые испытывают наиболее сильные деформации. Судя по мелким гофрировкам, находящимся ниже Пятна, если рисунок считать ориентированным по сторонам света, можно с уверенностью сказать, что планета вращается с северо-востока на юго-запад. Чёткие изображения деталей на нижней части рисунка свидетельствуют, что эта часть юпитерианского шара является ведомой и поэтому испытывает слабые деформации. Само же Красное Пятно напоминает эллипсоидальную овальную форму, катящуюся между северо-западным и юго-восточным полосами структуры поверхности.

          Выше предполагаемой экваториальной широкой полосы снова хорошо видны детали строения. Но они больше говорят о том, что непосредственно прилегающая к широкой белой полосе пограничная часть северо-западной полусферы смещается к юго-западу от этой центральной приэкваториальной части. Это противоречит тому, что все обломки вещества колец движутся в одном и том же направлении с северо-востока на юго-запад согласно сделанному выше выводу.

          Судя по А. А. Белопольскому, кольца являются мелкими космическими телами, обращающимися вокруг планет с большой скоростью [1, с. 67], нетрудно догадаться, что кольца активно участвуют во вращательном движении планет наподобие большого спутника Марса Фобоса.

          В качестве доказательств, подтверждающих это, можно привести следующие факты:
— большая скорость вращения планет;
— высокая степень межполюсной сжатости;
— характер дифференцированного вращения в широтном направлении;
— неуловимо высокая скорость вращения частиц колец;
— расположение колец в плоскости эклиптики;
— широкая и тонкая форма колец;
— низкая плотность планет-гигантов;
— противоположность их магнитных полюсов к земным;
— небольшая наклонённость плоскости экватора Юпитера к плоскости его орбиты (3°4', табл. 1). Как известно, если бы этот угол был равен нулю, магнитное поле не могло бы участвовать во вращении планеты. Но перечисленные выше признаки и без того достаточны для подтверждения вторичности (т. е. что они являются результатом вращения планет за счёт гравитационной связи с веществом колец) магнитных полей планет группы Юпитера.
          Если учесть, что угловая скорость его вращения в 2,5 раза выше земной (или в 27 раз быстрее линейной скорости экваториальной зоны Земли), то легко находит объяснение величина его магнитного поля, превышающая поле Земли в 14 раз.

          Ещё одной из проблем, ждущих своего решения, была природа Большого Красного пятна. Выше мы сказали, что по виду и широте расположения оно является результатом наибольшей деформации слабой коры Юпитера. В подтверждение этому добавим, что период его вращения больше периода экваториальной зоны на 5'11''. Кроме этого, дифференцированное вращение Юпитера, в отличие от солнечного, происходит не плавно, а скачками на границах раздела светлых и тёмных полос [163, с. 408], что является подтверждением высказанного предположения о генезисе Красного Пятна во-первых и густом тестообразном характере поверхности во-вторых. Более того, это говорит о том, что кора в большей своей части является затвердевшей наподобие снежного наста. Это подтверждается также изменчивым характером юпитерианской коры, что хорошо отражено на рис. 119.

Пример изображения
Рис. 119. Изображение изменчивости
поверхности Юпитера.

          Похоже, что белые лентовидные полосы — затвердевшие участки, а тёмные более узкие зоны напоминают подкоровые ещё подвижные породы. Размещение этих тёмных образований в средней части юпитерианского диска, охватывающего 30-40 % поверхности по широте, соответствует наиболее перенапряжённой легко деформирующейся части диска. Это хорошо отражается также местами проявляющихся косо направленных структурах, особенно хорошо заметных на верхних двух рисунках (1929, 1933 гг.) чуть южнее экватора.

          Теперь, когда мы более или менее разобрались в уровне состояния Юпитера, нас беспокоит ещё одно обстоятельство, обойти которое без внимания было бы равносильно предательству факта.

          Речь идёт о снимке Юпитера на рис. 119 за 1938 год. При внимательном осмотре в центральной части рисунка можно отчётливо разглядеть ряд лентовидных образований, опоясывающих планету вдоль её экватора. Количество этих полос всего шесть. Ширина их примерно одинакова. Если считать с севера на юг, то первый и шестой пояса имеют одинаковый почти белый свет, второй и пятый — более тёмного оттенка, а третий и четвёртый — опять белые и в центральной части дважды переплетаются между собой. В сегментах с северной и южной стороны, имеющих одинаковые размеры, можно было бы разместить ещё по четыре такой же ширины пояса.

          Поражает в первую очередь симметричность распределения этих поясов. Во-вторых, центральные два пояса симметричны и в долготном горизонтальном направлении. На левой стороне диска южный пояс, идущий с запада, в своём движении пересекает северный, заняв его место, а потом симметрично этому в правой стороне северный пересечённый ранее на западе пояс пересекает того точно таким же способом и занимает его положение с северной стороны. Снова поражает безупречная симметричность расположения этих деталей в диске Юпитера.

          Это напоминает действия двух спортсменов, участвующих в эстафете и обгоняющих друг друга, чтобы занять лидирующее положение. Интересно, что расстояние между двумя пересечениями (обгонами) ровно половине диаметра планеты.

          В данной ситуации случайных совпадений так много, что любой на моём месте невольно пришёл бы к тому мнению, которое возникло у вашего скромного слуги. Я подсчитал 10 совпадений, которые привели меня к такому экстраординарному заключению. Вот они:
— наличие по всему диску 2 сегментов и 6 поясов, расположенных удивительно симметрично относительно экватора;
— расположение двух загадочно пересекающихся поясов точно в зоне экватора;
— расстояние между двумя пересечениями равно в точности экваториальному радиусу планеты;
— количество пересекающихся поясов и самих пересечений равно двум — самому симметричному из всех цифр;
— оба события совершаются на самом центре планеты;
— удивительная невероятность этого эстафетного взаимного обгона, почти невозможного без участия цивилизованного умственного вмешательства;
— размещение этого невероятного рисунка на самом видном месте в центре;
— равность ширины поясов ровно 1/14 части меридионального диаметра планеты и количества поясов, равного северный сегмент+центральная зона+южный сегмент = 4+6+4 = 14 поясов;
— то, что рисунок является одним из самых распространённых на востоке элементов архитектурного орнамента;
— принадлежность человека, впервые обратившего особое внимание на этот рисунок, к узбекской нации.
          Совпадение перечисленных признаков привело меня к мысли, что, возможно, Юпитер был выбран какими-нибудь иными высокоразвитыми, преодолевшими время и пространство инопланетными пришельцами, наблюдающими за Землёй для установления связи с нашей цивилизацией, которые, используя свою власть над силами природы, создали этот рисунок.

          Другим объяснением этого уникального рисунка на Юпитере может быть такой экстраординарный случай. Как известно, спутники могут обращаться вокруг материнских планет по эллиптическим орбитам, имеющим различный угол наклона к плоскости экватора. Два таких спутника, имеющих примерно одинаковую массу, обращаются на близком расстоянии от поверхности Юпитера. Скорость одного из них, т. е. того, который расположен ближе к планете, может быть достаточно большей, чем более удалённого напарника. Гравитационная сила этих спутников достаточно высока, чтобы вызвать деформацию на сравнительно нетвёрдой поверхности планеты. Тогда, быстрообращающийся спутник может за этот равный радиусу отрезок орбиты догнать и до следующей встречи перегнать напарника.

          В таком случае, быстрым является тот, который появился на лицевой стороне с запада и юга и пересёк оставленный медленным спутником след (левое пересечение). Затем он обогнал медленный спутник где-то в середине диска, пролетев севернее медленного, и оставил свой след, перемещаясь по орбите уже в южном направлении. Поскольку орбита медленного спутника наклонена к экватору так, что он перемещается на восточной лицевой стороне с юга на север, то он, пересекая след первого, оставил свой след на нём (правое пересечение).

          У планет группы Юпитера роль ведущего спутника (Фобос на Марсе) выполняют их кольца, а роль ведомых спутников (Деймос на Марсе) выполняет известное нам множество их удалённых спутников (табл. 2). У этих планет сжимающие усилия, судя по скорости их вращения, очень сильны, т. к. они тянут за собой множество крупных спутников, массы некоторых среди них больше Луны (Ганимед, Каллисто, Титан, Тритон).

          Поскольку этот механизм управляет вращением самой молодой планеты (Сатурн) до одной из самых старых планет (Марс), то его следует считать одним из наиболее широко распространённых, длительных и универсальных способов вращения небесных тел (вполне возможно существование и звёзд под действием этого механизма).

          Поэтому вполне уверенно можем сказать, что любые рассеянные скопления материи в результате миллиардов лет своего эволюционного развития под действием изложенных механизмов сначала приобретают шарообразную форму и в своих центральных частях превращаются в жидкое расплавленное состояние (как Сатурн), потом полностью в жидкое расплавленное состояние (как Солнце), затем в густое расплавленное состояние (как Юпитер), затем в молодую планету с твёрдой корой (как Нептун), старые планеты с сотнями километров затвердевшей коры (как Земля и Марс) и мёртвые планеты (как Венера и Луна).

          Судя по наличию крупных метеоритных кратеров, вполне вероятно, что Меркурий и Венера тоже имели своих фобосообразных спутников, которые могли упасть на материнские планеты ещё до того, как они обрели твёрдую кору.

          Таким образом, в любой звёздно-планетной системе архимедово-спиралевидной структуры может находиться несколько иерархических уровней вращающихся систем с многообразием механизмов вращения, имеющих в своём составе небесные тела от зачаточного до старческого и мёртвого возраста, точно так, как люди с многовековыми предками, ныне живущими пожилыми прародителями, зрелыми и молодыми родителями, детьми, внуками и зачатками новых членов семьи.



В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить