М. Х. Турсунов
02.06.2012 г.

  На главную раздела "Научные работы"





          Конечно же, нет, ибо, во-первых, мы рассмотрели и исключили только безынерциальное влияние Земли на амплитуду либрации; во-вторых, как мы убедились в случае либрации по долготе, Солнце оказывает на либрацию Луны самое активное воздействие; в-третьих, Земля полностью контролирует поведение Луны, в силу чего и амплитуда, и период этих остаточных колебаний не только объяснимы, но были бы необъяснимыми в любом другом случае. Случайна здесь лишь величина амплитуды колебаний, равная за исследованный период от 1,46° до 1,59° (среднее за 1984-85 гг. равно 1,524°), о чём речь пойдёт несколько позже.

          В случае амплитуды колебаний составляющей либрации ШЗЛВ за счёт перемещения Луны по широте относительно Земли Л) мы видели, что одно является зеркальным отражением второго (т. е. ШЗЛВ = -ШЛ) и фиксирует в себе все особенности колебаний (как амплитуду, так и период). Здесь же в случае Солнца (т. е. инерциальной и «солнечной» составляющей) мы видим совпадение только амплитуды, а период совпадает с перемещениями Луны относительно Земли. Такое странное и точное, мы бы сказали, ошеломляющее совпадение двух черт «характера» (осевого движения), унаследованных как бы от своей генеалогической родословной, т. е. от Солнца и Земли, объяснимо следующим образом.

          Говоря об амплитуде, по аналогии с составляющей либрации за счёт Земли (ШЗЛВ), мы можем сказать, что амплитуда остаточной после исключения ШСЛВ части селенографических широт Солнца является отражением перемещения Земли относительно Солнца по широте, т. к. точно таким способом был решён вопрос в случае безынерциальной «земной» составляющей либрации ЗЛВ). В этом смысле всё закономерно и в точности подчиняется установленному в первом случае правилу зеркальной отражённости амплитуды либрации и видимых широт Луны, т. е., в данном случае, географических широт Солнца гС), как показано на рис. 108 б. Поэтому, наоборот, было бы необъяснимо любое другое значение амплитуды остаточной составляющей либрации СИ). И действительно, Земля, с которой «дочерними узами» постоянно связана Луна, совершает относительно Солнца такие же перемещения по широте, как и Луна относительно Земли, лишь под другим углом.

          Таким образом, Луна получает относительно Солнца двоякое смещение — сначала с Землёй, потом относительно Земли, которые, накладываясь друг на друга, дают сложную траекторию Солнца относительно плоскости экватора Луны, т. е. селенографических широт Солнца (рис. 105, линия 2).

          До сих пор остаточную часть либрации СИ) мы рассматривали как результат совместного влияния Солнца и инерциального движения Луны, которую предстояло разделить на две соответствующие составляющие СЛВ и ШиЛВ). Теперь вспомним свойство Луны как маятника и представим широтную составляющую либрации как движения физического маятника. Если в случае либрации по долготе, она была следствием перемещения Солнца в небе Луны и притяжения между Солнцем и лунным выступом, то теперь, в случае либрации по широте, она оказалась, главным образом, следствием перемещения Луны по широте относительно Земли и притяжения между Землёй и лунным выступом.

Пример изображения Рис. 108. Схема отклонения Луны от направления
на Землю по широте, по-нашему, до (а) и после (б)
исследования.
F — равнодействующая сил тяготения,
FЗЛ — составляющая тяготения между Землёй и Луной,
FСЛ — составляющая тяготения между Солнцем и Луной,
ШгЗ — гелиографическая широта Земли,
ШгС — географическая широта Солнца,
ШС — селенографическая широта Солнца,
ШЗ — селенографическая широта Земли,
ШЛ — видимая широта Луны.

          Как видно из диаграммы либрации по широте (рис. 105), если не считать разницу в амплитудах, то она является точным зеркальным отражением видимых широт Луны. Связь эта, естественно, не случайна, а обусловлена действующими на либрацию Луны через лунный выступ усилиями. Скорость перемещения Луны по широте достигает максимума при прохождении ею узлов своей орбиты (1,15°÷1,35° в сутки).

          Поэтому она получает в эти дни импульс ускорения своего осевого колебательного движения по широте, который благодаря огромной массе Луны в дальнейшем продолжает действовать по инерции с некоторым опережением перемещения самой Луны относительно Земли по широте, скорость которой после прохождения узла орбиты начинает быстро падать. В дни максимального отклонения Луны по широте скорость её перемещения по широте доходит до нуля, а потом направление широтной составляющей вектора скорости меняется на обратное. К этому моменту инерция приобретённого осевого ускоренного движения Луны иссякает и она начинает отклоняться в другую сторону под воздействием солнечной гравитации. При прохождении через узел своей орбиты она снова получает ускорение своего движения по широте уже в обратном направлении, инерция которого снова даёт возможность Луне повернуться на больший угол, чем тот, на который она сама перемещается по орбите.

          В дни, когда на линии узлов оказывается не только Луна и Земля, но и Солнце (т. е. в дни затмений), лунный выступ (или проходящая через него наиболее длинная ось Луны) наиболее жёстко привязан к основным гравитирующим телам (одновременно и к Земле, и к Солнцу). Поэтому она получает несколько больший импульс осевого движения, вследствие чего больше и амплитуда либрации. Наоборот, чем больше угол между Солнцем и линией узлов, тем «мягче» усилие, поворачивающее Луну, и, соответственно, меньше импульс инерциального осевого движения и амплитуда либрации. Количественные параметры углового перемещения Луны относительно Земли и лунного выступа относительно линии Земля — Луна в дни прохождения через узлы орбиты равны соответственно в минимумах около 1,15° и 1,55°, а в максимумах — 1,35° и 1,65° в сутки. Следовательно, доля инерциального ускорения осевого движения Луны по широте составляет 0,40° и 0,30° в сутки.

          В качестве дополнительной информации напоминаем, что этот же описанный механизм управляет разонансным вращательным движением Венеры [14, 50].

          Что касается равенства приращений амплитуды либрации сверх амплитуды видимых широт Луны с амплитудой селенографических широт Солнца, равных в среднем около 1,52°, то это является следствием того, что к моменту смены направления либрации количество её инерциального осевого движения уменьшается настолько, что притяжение между Солнцем и Луной, как экран, останавливает движение лунного выступа раз в полдраконических года в дни максимумов селенографических широт Солнца, а в промежутках между ними инерция осевого движения Луны оказывается всё ещё достаточно сильной и поэтому пересекает «экран» солнечной гравитации, обусловленный уплотнением пространства согласно общей теории относительности.

          Выше мы умышленно обошли один из загадочных моментов, а именно вопрос равенства амплитуды остаточной (после исключения безынерциального влияния Земли) части селенографических широт Солнца (линия 3 на рис, 106) и амплитуды остаточной после исключения той же части либрации Луны по широте, имеющей величину, в среднем, около 1,52° за 1984-85 гг., ибо, возможно, понимание этого вопроса потребует даже от просвещенного читателя максимального умственного и эмоционального напряжения.

          Мы только что разобрались в долях участия всех трёх составляющих либрации в отдельности в общей либрации Луны, первая — главная часть которой обусловлена перемещениями Луны по широте относительно Земли, вторая по значению — инерциальная часть обусловлена ускоренным перемещением Луны по широте через узлы своей орбиты и приобретением при этом дополнительного инерциального осевого движения, а третья — обусловленная влиянием Солнца часть обязана своим происхождением экранирующей роли гравитации между центрами масс Солнца, Луны и Земли на крайне ослабленное движение лунного выступа относительно центра масс Луны.

          Таким образом, либрация Луны, отражающаяся в колебаниях селенографических широт Земли З), т. е. главная наша задача, получила своё логическое в силовом аспекте решение.

          Говоря о диаграмме селенографических широт Солнца, можем отметить, что вопрос о месячных колебаниях также решён. Путём проведения линии 3 (рис. 106) они были исключены из общей диаграммы. Осталось, таким образом, объяснить остальную основную часть колебаний селенографических широт Солнца с амплитудой около 1,52° и периодом, равным, как показывает рис. 105, драконическому году. А драконический год — это «промежуток времени между двумя последовательными прохождениями центра Солнца через один и тот же узел лунной орбиты» [35, с 152].

          Поскольку Земля является ведущим телом в системе Земля + Луна, то напрашивается мысль, не отражается ли в упомянутой основной части селенографических широт Солнца перемещение Земли относительно Солнца, т. е. не представляет ли собой линия 3 на рис. 106 следствие наклона орбиты Земли к орбите Солнца (рис. 108 б). Только в этом случае становится возможным объяснить такое значительное перемещение Солнца в небе Луны по широте.

          Мы в своих построениях, как видно из текста, пользовались данными астрономических ежегодников, где за эклиптику принята плоскость орбиты Земли, или иначе, плоскость, на которой постоянно находятся Солнце и Земля, ибо в эфемериде Солнца отражается только перемещение Земли относительно Солнца в широтном направлении с периодом в драконический месяц и амплитудой в несколько секунд, обусловленные гравитационным влиянием Луны на колебание орбиты Земли по широте. Годичное же перемещение Земли по широте относительно орбиты Солнца принято равным нулю.

          Основываясь на сказанном, считаем нужным заявить, что в случае определения селенографических широт Солнца за плоскость эклиптики взята плоскость, параллельная плоскости орбиты Солнца, а при определении географических широт Солнца (см. эфемерида Солнца [150, с. 11]) — плоскость, параллельная плоскости орбиты Земли. Вышеприведённая разница в гелиографических (равных селенографическим широтам Солнца и противоположных по знаку) и географических (т. е. видимых [150, с. 44]) широтах Луны в пределах 1,46°-1,59° (за 1984-85 гг.) является поэтому следствием наклона орбиты Земли к плоскости экватора Солнца, что отражается также и на селенографических широтах Земли З).

          Селенографическая широта Солнца является функцией гелиографической широты Луны [150, с. 701], т. е. она включает промежуточную ступень изменения угла наклона орбит — солнечно-земную, которая равна 1,46°-1,59°, и земно-лунную, равную 0,02°-0,1°.

          И действительно, как известно, плоскости орбит всех планет имеют тот или иной наклон к плоскости эклиптики. Так почему же Земля должна иметь среди своих сестёр — планет Солнечной системы — и совершать движение в одной плоскости с Солнцем? Не справедливо ли считать, что Земля является рядовой планетой Солнечной системы и что и плоскость её орбиты наклонена к плоскости орбиты Солнца под тем или иным углом? Иначе, сама плоскость эклиптики, относительно которой определяются эфемериды небесных тел, является подвижной и учёт перемещений по широте относительно такой подвижной плоскости будет вносить лишние осложнения в движения планет. Не поэтому ли учёт движения небесных тел является столь сложной и трудоёмкой задачей.

          В подтверждение к сказанному попытаемся уточнить, что такое эклиптика. В учебнике П. И. Бакулина и др. говорится, что «плоскость эклиптики наклонена к плоскости небесного экватора под углом Пример изображения» [35, с. 36], из чего следует, что плоскость эклиптики есть плоскость экватора Земли или плоскость, параллельная ей; из объяснения в Узбекской советской энциклопедии [153, с. 157] следует, что эклиптика — это плоскость орбиты Земли; а по сведениям другого, ещё более компетентного источника, плоскость эклиптики — это плоскость, параллельная плоскости орбиты Земли [154, с. 315]. С другой стороны, Солнце «перемещается среди звёзд с запада к востоку по большому кругу небесной сферы, который называется эклиптикой» [35, с. 35-36].

          Из всего сказанного ясно, что эклиптикой принято называть плоскость, в которой совершают свои движения Солнце и Земля (по данным астрономических ежегодников гелиоцентрическая широта Земли колеблется в пределах ±0,001°, что, по-видимому, представляет собой приращение колебаний земной орбиты относительно орбиты Солнца сверх того, что учитывается в траектории линии 3 на рис. 106). На самом же деле линия 3 на рис. 106, т. е. селенографическая широта Солнца (имеется в виду остальная её часть после вычета влияния перемещения Луны относительно Земли — ШСЗЛ), вместе с вышеприведённой «гелиоцентрической широтой Земли», величиной в ±0,001°, представляет собой следствие одного и того же факта наклонённости орбиты Земли вокруг Солнца к плоскости экватора Солнца. Следует, наконец, упомянуть ещё о том, что в учебнике П. И. Бакулина и др. наклон орбиты Земли к эклиптике, т. е. гелиоцентрическая широта Земли, принимается равной нулю [35, с. 524].

          Всё это свидетельствует о том, что плоскости орбиты Земли и Солнца совпадают или же параллельны между собой. В таком случае, если широтные перемещения Луны по орбите вокруг Земли, как самые значительные угловые перемещения с амплитудой не более чем в 0,1° (угол Пример изображения на рис. 107), а геоцентрические широты Солнца по данным эфемерид Солнца в астрономических ежегодниках [151, с. 11] составляют не более 0,001° (а по учебнику П. И. Бакулина и др. 0°), то, фиксируя Солнце не с Земли, а с Луны, мы должны были бы получить широтные перемещения Солнца не более чем в 0,001° + 0,1° = 0,101°. Откуда же в таком случае появились селенографические широты Солнца со значением в пределах 1,46°÷1,59°, приводимые в астрономических ежегодниках, знаки которых сменяются один раз в полгода?

          Расхождение, как видно, составляет более чем в 15 раз, что не может быть объяснено иначе как следствие наклона орбиты Земли к орбите Солнца.

          Поскольку выше мы видели, что за плоскость эклиптики, судя по литературе, принимается плоскость орбиты Земли в одном случае [35, с. 36], плоскость, параллельная плоскости орбиты Земли, — в другом [155, с. 315] и плоскость орбиты Солнца — в третьем [35, сс. 35-36], то считаем, что причина столь грубого расхождения величин амплитуды селенографических широт Солнца с геоцентрическими, приводимыми в астрономических ежегодниках и в другой литературе, заключается именно в этом. Только в этом случае Солнце может оставаться полгода с северной и полгода с южной стороны линии узлов. Иначе амплитуда месячных колебаний оказалась бы в десятки раз больше амплитуды годичных колебаний и их диаграммы пересекались бы в каждые полмесяца.

          Поэтому, на основе всего сказанного, мы со всей ответственностью заявляем, что Земля в своём движении по орбите совершает такие же по широте перемещения, как и все другие планеты. Наклон земной орбиты к орбите Солнца составляет в среднем около 1,52° (от 1,46° до 1,59° за 1984-85 гг.; для более точных определений следует произвести специальные статистические вычисления за как можно больший промежуток времени, но это выходит за пределы наших задач), т. е. равен амплитуде селенографической широты Солнца с вычетом составляющей за счёт наклона лунной орбиты к орбите Земли, отражающейся как оптическое следствие в изменениях селенографической широты Солнца.

          Сказанное после соответствующей перестройки астрометрии Солнечной системы позволит создать единую иерархическую систему небесных тел по типу движения, упростит их понимание и исключит множество поправок, используемых для определения их эфемерид.

          Для этого предлагается принять за плоскость эклиптики плоскость экватора Солнца, учитывать широтные перемещения планет относительно этой неподвижной в Галактике плоскости, а широтные перемещения орбиты спутников относительно плоскости орбит материнских планет, а либрации Луны и других не вращающихся спутников планет учитывать относительно плоскости их орбит.

          Вопрос этот, как, очевидно, понял читатель, поднят здесь в силу необходимости объяснить широтную либрацию Луны, хотя сам по себе имеет, как мы полагаем, эвристическое значение для развития общей космологии.



В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить