18.07.2010 г.

  На главную раздела "Академик Сапунов В.Б."


 
 

Финский залив

 

 

 

Дамба, которой нет

 

            Наш корабль, принадлежащий Гидрометеослужбе, плывет от Лисьего носа к Кронштадту вдоль знаменитой Дамбы, которой, вообще говоря, не существует. Существует система недостроенных и полуразрушенных гидротехнических сооружений, вокруг которых навалены горы мусора. По нему мчится поток машин с материка в Кронштадт и обратно. Корабль останавливается, начинаем измерение глубины, прозрачности воды, концентрации взвешенных частиц, мутности и т.д. Наконец, измерения проведены. С капитанского мостика раздается командный голос старого морского волка: "Уважаемые научники! Не будете ли вы так любезны, если это, конечно, вас не очень затруднит, поднять якорь". Всех матросов за отсутствием средств посокращали-повыгоняли. Остался один капитан. Матросскую службу справляют научные работники. Я кручу лебедку, корабль трогается. Суемся в проход под мостом. Прохода нет. Фермы рухнули. Внизу насыпан какой-то мусор, по коему и проезжают машины. Водопропускное отверстие закрыто. Идем дальше, проплываем под техническим мостом, что у самого Кронштадта, выходим в открытое море. Снова исследуем воду. Никакой разницы с тем, что имело место внутри дамбы. С нами работают сотрудники Гидрометеослужбы, которые исследуют Невскую губу много лет. Мы спрашиваем: "Ребята, только честно: как все-таки Дамба повлияла на экологическую обстановку в Финском заливе". Специалисты отвечают решительно и однозначно:
- Никак!

Из истории наводнений

            Из летописей известно (М.И.Пыляев, "Старый Петербург", изд. А.Суворина, 1889), что в XI веке вся территория современного Санкт-Петербурга была покрыта водой. К ХII веку уровень воды спал, но море наступало на эту территорию регулярно. Морские наводнения вызывались и вызываются доныне сильным западным ветром в сочетании с циклонами над Балтикой. Они создавали так называемую "длинную волну", заставлявшую Неву течь вспять и затоплять территорию города. Чтобы это предотвра-тить, архитекторы Петра Великого Леблон и Трезини планировали поднять Васильевский остров и Петербургскую сторону на 1.5 саженей.  Этого выполнено не было. 12 октября 1729 года произошло катастрофическое наводнение, унесшее тысячи жизней. Император Петр II даже со страху думал перенести столицу обратно в Москву. В 1764 г. политик и инженер И.М.Кутузов (отец великого полководца) разработал комплекс мероприятий по защите столицы от наводнений. Мероприятия предусматривали проведение канала для отвода избыточной воды (названного впоследствии Екатерининским) и поднятие набережных. Работы были выполнены в срок. Самые значительные мероприятия осуществили чуть позже, в конце ХVIII в. Тогда построили высокие набережные, ставшие  навсегда одним из символов нашего города.  Наводнения, разумеется,  не прекратились,  но ущерб от них стал меньше. Самым ужасным и  разрушительным  считается наводнение 10 сентября 1777 года. Вода поднялась на 10 футов 7 дюймов (3 метра 22 см). Больший по подъёму воды (13  футов  7  дюймов) разгул стихии 7 ноября 1824 года привело к меньшим потерям. В основном, были разрушены деревянные дома в районе Коломны. Имелись человеческие жертвы. Эти события красочно описаны А.С.Пушкиным в поэме "Медный всадник". Работы по подъему набережных были продолжены. В дальнейшем потери от наводнений постоянно снижались.  Анализ 67 наводнений, произошедших в период 1908 - 1975 гг. показал, что в подавляющем большинстве случаев максимальный подъем воды наблюдался лишь 2 - 3 часа. Нагонная волна приносит взвешенные и растворенные загрязняющие вещества, что нарушает работу городской канализации. Вместе с тем, наводнения имеют и очищающую функцию, вымывая из Невы и её оттоков многолетний ил и грязь. В печати приводились цифры относительно ущербов от наводнений. Последствия разгула стихии в 1955 г. оценены в 400 миллионов по курсу перестроечного рубля. Серьезной аргументации этим расчетам нет. Практика жизни Ленинграда-Петербурга второй половины ХХ – начала XXI вв. показывает: город научился противостоять наводнениям.

Из истории великих строек в Невской губе

            С начала ХVIII века в Финском заливе активно строили фортификационные сооружения. В первую очередь это были форты Кронштадта и вокруг Кронштадта. Строили их быстро по простой и эффективной технологии. Зимой на льду устанавливали сруб, заполняли камнями. Подрубали лед, и конструкция опускалась на дно. Непосредственно на ней возводили оборонительные сооружения. Всего в ХVIII и ХIV вв. на насыпных островах было создано 22 форта. Одновременно строили систему подводных дамб, закрывавших возможность  для  неприятельских кораблей достичь Петербурга, минуя основной простреливаемый фарватер. Работы эти были начаты в ХVI веке под руководством А.Д.Меншикова. Окончательно система дамб сформи-ровалась в середине ХIХ века по планам талантливого инженера, героя Севастопольской битвы Э.И.Тотлебена. Севернее Кронштадта было сооружено 27 км сплошных подводных преград, южнее - 12. Эти преграды делали Петербург неприступным для вражеского флота. Выполнили они защитную роль и во время Великой Отечественной войны, не пустив в Ленинград флот нацистской Германии. Суммарный объем этих фортификационных сооружений больше современной Дамбы.


            Одновременно выполнялась грандиозная работа по углублению фарватера. Началась она в ХVIII веке, но особый размах приобрела в ХIX. 1 июля 1887 г. был подписан правительственный документ о создании специального морского канала,  способного пропустить самые большие пароходы того времени. Руководить стройкой был назначен  профессор  Ф.И.Эрнольд, исполнителем  и главным инженером - выдающийся промышленник Н.И.Путилов. Было задействовано 59 судов - зем-лечерпалок, барж, способных поднимать со дня и перевозить более 1 000 кубометров донного грунта в час. Прямо в залив была проведена специальная железнодорожная ветка. В дно забили до 1 000 свай, создали ограждающие дамбы. Воду откачали насосами, землю из котлована вывозили телегами и по железнодорожной ветке. Стройка завершилась 15 мая 1885 г. Канал имел длину 29.6 км с глубиной 7 м и шириной до 106 м. Последние 4.3 км перед городом он остался окруженный дамбами. Количество грунта, вынутого при стройке, составило 8 000 000 тонн. Объем работ и перемещенного грунта оказался большим, чем при строительстве современной Дамбы. Работа была выполнена значительно скорее, чем это делается сейчас, и до конца.


            Таким образом, современная Дамба не является экстраординарной ни по требуемым затратам, ни по давлению на природную среду.

 

История современной Дамбы

             После грандиозного наводнения 7 ноября 1824 года городские власти объявили конкурс на лучший проект по защите города. Тогда и возникла идея дамбы в устье Невы. Принадлежала она директору института путей сообщения П.П.Базену. Идея не была воплощена в жизнь. Интерес к дамбе вновь усилился уже в советское время после наводнения 1924 г. В годы индустриализации пробивать эту идею стал глава города на Неве С.М.Киров. Однако, его убийство, общая политическая ситуация в стране, приближение 2-й мировой войны отодвинули стройку до 60-х гг. Документом, дающим старт строительству стал "Генеральный план развития Ленинграда на 1966 - 85 гг.", утвержденный Советом министров СССР. Разработку осуществляли Ленинградское отделение института" Гидропроект" им. С.Я.Жука и ВНИИ гидротехники имени Б.Е.Веденеева. Исходно вариантов строительства было несколько, причем ни один не проработан до конца. Самым дешевым был так называемый "Восточный вариант", предполагающий создание двух больших гидротехнических комплексов. Первый - это несколько дамб непосредственно в местах впадения в залив Невы, Невки, Малой Невы. Второй - плотина в районе Ивановских порогов, которая должна при наводнении перекрывать Неву, чтобы избежать наводнения за счет переполнения речной водой. Зачем нужна была эта плотина - не совсем понятно. При естественном токе подъем воды составил бы 2.5 см в час. Чтобы таким образом вызвать наводнение, необходимо ждать несколько дней. Наводнения же длятся несколько часов.

            Окончательно остановились на так называемом "Западном варианте". Проект составлялся под руководством известного архитектора и гидротехника Б.П.Усанова. Предполагалось соорудить дамбу по линии пос. Горская - о. Котлин - ст. Бронка длиной 25.4 км. В том числе по акватории 22.2 км при средней глубине 2.9 м. В состав дамбы должны входить 2 судопропускных и 6 водопропускных сооружений, 11 каменно- земляных дамб, здания и помещения для техники и обслуживающего персонала. Судоходный проем в южной створе должен иметь ширину 200 м., в северной - 110 м. Оба во время наводнения перекрываются плавучими воротами. Южные ворота должны пропускать суда до 100 тыс. тонн водоизмещением, северные до 4 тыс. тонн. Существенно, что суммарная площадь всех водопропускных отверстий - 9 616 квадратных метров - в полтора раза превышает сечение всех рукавов дельты Невы. Так что никаких препятствий для свободного водообмена дамба чинить не должна. Дополнительная и безусловная польза от строительства - создание на ней современной автострады, способной решить многие транспортные проблемы. До конца от наводнений дамба защитить город не могла, потому что нагонная волна, хотя и уменьшенного размера, могла сформироваться и на участке от Кронштадта до Петербурга.

            Почему все-таки Дамбу решили строить, причем в самом дорогом, "Западном варианте"? Ущерб от наводнений сравнительно невелик, и полностью снять угрозу она не могла. Причины были не те, что назывались в прессе. Одну из них сформулировало Министерство обороны. На Карельском перешейке сосредоточено много войск. Дамба дала бы возможность перебросить их на юг и к западным границам на  несколько часов быстрее,  чем, если бы они ехали через Ленинград. Несколько часов в современной войне значат много. Но основная причина иная и очень простая. Великая стройка давала возможность городским начальникам продвинуться по службе и обогатиться. Чем больше денег уходила на стройку, тем больше было таких возможностей. Это соображения оказалось решающим, и "стройка века" началась. С самого начала  она производилась с нарушениями технологии и в условиях значительных злоупотреблений. Так, гранитная щебенка, предназначавшая для засыпки, порой заменялась на другие материалы, в том числе на обычный мусор. В результате в заливе стала расти не Дамба, а черт знает что.

Дамба и Перестройка

            Когда грянула Перестройка, властителями народных дум стали демократы, которые ещё не успели трансформироваться в дерьмократов и демокрадов. Одной из излюбленных тем их агитации стало требование снести Дамбу. Для истории это было не ново. Революционеры всегда предпочитают ломать, а не строить с целью экономии собственных сил. Дамбу объявили символом застоя. Один из идеологов демократии того времени - Д.Герман (Гранин) написал повесть-памфлет "Наш дорогой Роман Авдеевич", где создал сюрреалистический образ экологической катастрофы после завершения строительства дамбы, названной в памфлете "стеной". Всю ответственность за её строительство Гранин возложил на бывшего главу области Г.В.Романова, выведенного под именем Роман Авдеевич. Ходил по городу и популярный афоризм Гранина. В ответ на выступление руководителей "стройки века" о том, что её нельзя бросать, потому что деньги уже вложены, писатель сострил (или сослил):"Если вы вложили деньги в покупку револьвера, это еще не основание для того, чтобы застрелиться".Дамба равнозначна самоубийству города - таково было кредо питерских демократов конца 80-х гг.Им противостояли ученые и аппаратчики старого образца. Академик И.Глебов, тогдашний председатель Ленинградского научного центра, писал: "Существует историческая необходимость возведения комплекса сооружений защиты Ленинграда от наводнений. Её доказательство важно в обстановке слухов и домыслов, окружающих эту стройку и постоянно набирающих размах работ по улучшению действительно непростой экологической обстановки в водной системе Ладожское озеро - река Нева - Невская губа".

            Истина, как это нередко бывает, оказалась посреди альтернативных мнений. Недостроенная Дамба ни улучшила, ни ухудшила экологическую обстановку.

Экологическая реальность

            Ещё в начале строительства высказывалось мнение, что Дамба усилит эвтрофикацию (зарастание) Невской губы, приведет к вспышке размножения цианобактерий. Обоснованное мнение по этому вопросу высказал выдающийся эколог Г.Г.Винберг (Зоологический институт АН СССР). Он писал:" Я не считаю обоснованным мнение о неизбежности катастрофических последствий возведения защитных сооружений. Возникновение цветения сине-зеленых водорослей затрудняется низкими температурами вод Невы  и Невской губы даже в период наибольшего прогресса воды на большей части акватории Невской губы."

            Это было не заказное высказывание, а объективное мнение настоящего ученого. Не подтвердились и опасения относительно возможных негативных влияний защитных сооружений на рыбное хозяйство. По данным Государственного НИИ озерного и речного хозяйства, рыба свободно проходит под Дамбой. Уловы в Невской губе не имеют тенденции к снижению. Основу промысла составляют салака и корюшка, которых в 1987 г. выловили в 4 раза больше, чем в 1979. Увеличился вылов судака, окуня, плотвы. Такова, по свидетельству "Севзапрыбвода" динамика по 10 видам про-мысловых рыб (Б.П.Усанов, "Диалог города с морем", Л. Знание, 1989).По основным показателям химических загрязнений предельно допустимые концентрации не были превышены как в начале строительства, так и после его консервации. Последние годы ситуация в отношении загрязнений продолжает улучшаться за счет снижения объема производства. Однако и в 80-е годы Нева не была катастрофически загрязенной. По сравнению с другими реками Европы её можно было считать вполне чистой. Очистные сооружения на острове Белом работали и работают эффективно, сливая в залив более чистую воду, чем та, что течет в основном русле Невы. Разумеется, это не повод для успокоения. Контроль за состоянием воды в Невской губе необходимо вести постоянно. Но нет оснований для паники и разговоров об "экологической катастрофе".

 Что делать?

             Ответ на сей известный российский вопрос может быть только один - заканчивать Дамбу. Переделать то, что было выполнено с нарушениями технологии, довести до рабочего состояния систему гидротехнических сооружений, пустить в эксплуатацию кольцевую автостраду. Вреда от Дамбы практически никакого нет, польза очевидна. Во-первых, она, действительно, немного снизит ущерб от наводнений. Во-вторых, что более существенно, автомобильная дорога Лисий нос - Кронштадт - Ораниенбаум, действительно, необходима. Город захлебывает от изобилия автотранспорта. В 90 - 95 гг. количество автомашин выросло в 3 раза. К питерским машинам прибавился транспортный поток, идущий из Скандинавии в Прибалтику, Польшу и далее. В-третьих, при должной организации дела достроенная Дамба может стать местом отдыха, рыбалки, экскурсионных поездок, торговли, стоянок маломерных частных судов и т.д. Все это будет приносить людям радость, а городскому бюджету - доход.
Дамбе - быть!

 

 
 

 

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить