21.04.2014 г.

  На главную раздела "Академик Сапунов В.Б."




Глава 10. Эволюция вида Человек разумный


          1. Стадии развития вида Человек разумный

          В эволюции человеческого рода, как отмечалось выше, было два узловых момента. Первый — появление человека в биологическом смысле. Второй — появление человека социального. Что было общего в двух узловых моментах антропогенеза? Нахождение общих черт затрудняет отсутствие единых социально-биологических подходов. Первый момент изучается палеонтологией и антропологией, второй — археологией и историей. Методы этих наука различны. Попробуем, однако, их объединить и ответить на поставленный вопрос. Согласно учению Дарвина, самая интенсивная борьба за существование проходит между близкими видами и популяциями, имеющими сходные экологические потребности. Исходя из этого положения, классики экологии – итальянский математик В.Вольтерра (1860 — 1940) и советский биолог Г.Ф.Гаузе (1910 – 1986) — сформулировал закон конкурентного исключения. Согласно ему, в одной экологической нише может существовать только один вид. Другое положение, на которое мы будем опираться, принадлежит русскому историку, антропологу и философу Б.Ф.Поршневу (1905 – 1972). Он сформулировал гипотезу, согласно которой в формировании социального человека разумного решающую роль сыграли столкновения наших прямых предков — кроманьонцев с неандертальцами и вытеснение последних на экологическую периферию. Таким образом, самое существенное во втором узловом моменте эволюции человеческого рода — это распад главного ствола эволюции на две ветви и конкуренция между ними.

          Нечто аналогичное, судя по всему, имело место и в первом узловом моменте эволюции человеческого рода. Именно тогда, согласно палеонтологическим данным, ветвь австралопитеков афарских распалась на две — собственно австралопитековую, приведшую к австралопитеку африканскому, и человеческую, которая сформировала Человека умелого — наиболее древнего из всех людей.

          Гипотеза Поршнева в полном виде сегодня принятой быть не может. Согласно современным эволюционным представлениям, кроманьонцы и неандертальцы не имеют видового статуса. Но с определенными поправками гипотеза остается жизнеспособной. К моменту формирования человека разумного как вида (предположительно, от 100 до 200 тысяч лет назад) семейство гоминид, очевидно, включало в себя только один вид. Логично предположить, что он стал распадаться на серию форм, из которых по закону дивергенции выделились две крайние. В палеонтологии они известны как массивные (классические) и грацильные неандертальцы. У массивных возрастала физическая сила, были утеряны следы материальной культуры, уменье пользоваться огнем. Иными словами, произошел возврат к чисто биологической форме человека. Грацильные же остались на генеральном направлении эволюции человеческого рода и трансформировались в собственно социальных людей.

          Если предположить, что массивные неандертальцы не вымерли, а породили несколько десятков тысяч лет назад чисто биологического человека, то многие факты антропогенеза станут понятнее. Новый вид стал оказывать на наших предков экологическое давление, вынуждал их искать новые пути приспособления. Основной путь был намечен — усложнение форм поведения и материальной культуры. Социальный прогресс оказался эффективным способом выживания при жесткой конкуренции с видом, который предлагается называть "экологическим напарником". Так сформировалась черта, характерная только для социального человека, — стремление прогрессировать, непрерывно усложнять материальную культуру. Животные, если и имеют некоторые элементы материальной культуры (гнезда птиц, плотины бобров и т.д.), то лишены тенденции её усложнять.

          Альтернативная эволюционная ветвь могла дожить до наших дней в виде так называемого "снежного человека". Такая гипотеза не является общепризнанной, однако может претендовать на непротиворечивое объяснение механизма возникновения социальной организации человека.

          Иной механизм возникновения собственно социального человека предлагает российский антрополог И.Ачильдиев (1990). В основу его концепции положены наблюдения за коллективными неорганизованными преступлениями и анализ поведения толпы. Основные свойства толпы — агрессивность, снижение инстинкта самосохранения, высвобождение внутренних сил. Ачильдиев предполагает, что способность объединяться в древнюю толпу ("пратолпу") у ископаемых людей выступала как адаптивная реакция в период появления социума. Если неандерталец в одиночку и малой группой не мог одолеть крупных зверей, то объединение в толпу резко повышало возможности обороны и охоты. И эта гипотеза не является общепринятой. Более подробно спорные моменты эволюции человека будут разобраны в дискуссионной 15-й главе.

          Мысль, которую следует подчеркнуть в заключение этого раздела, следующая. Для понимания законов развития человеческого рода недостаточно применения методов одних только социальных или одних только естественных наук. Необходим синтез и тех и других.

          2. Проявление основных экологических законов в антропогенезе

          В эволюционной истории рода Человек проявлялись основные экологические закономерности — правило конкурентного исключения и другие. Конкуренция имела существенное значение на ранних этапах антропогенеза, когда человек боролся за экологические ниши с близкими к нему по режиму питания высшими обезьянами, в первую очередь австралопитеками. Жесткость борьбы в парах конкурирующих видов ускоряла эволюцию человека.

          Некоторое значение в распределении людей по земному шару имело правило Бергмана — у теплокровных животных, подверженных географической изменчивости, в пределах таксона размеры тела особей в среднем больше у популяций, живущих в более холодных частях ареала. К этому правилу есть дополнение – северные формы имеют более компактное, округлое тело, более толстые конечности. Самые крупные люди – скандинавы и эстонцы, живущие на севере, и патагонцы на юге. Самые мелкие – экваториальные пигмеи и бушмены. Некоторые северные народы – чукчи, эскимосы, — имеют маленький рост, однако комплекция их массивна, что соответствует правилу Бергмана. Но нужно добавить, что это правило законом не является. Отклонения от него, связанные с миграциями и чисто социальными процессами, имеют место.

          Естественный отбор содействовал адаптации людей к условиям обитания. Относительно толстая жировая прослойка в организмах северян, густые бороды и усы защищают жителей этих стран от холода. Пигмент меланин в коже южных народов – негров, индийцев – защищает от активного ультрафиолетового излучения Солнца.

          Человек подчиняется тем же генетическим закономерностям, что и другие живые организмы. Фенотип человека формируется в ходе взаимодействия с окружающей средой. Последняя суть взаимодействие социальных, биологических и абиотических компонент.

          Человек — трудный объект для общебиологических и генетических исследований. Относительно малая плодовитость каждого конкретного брака и большой срок смены поколений затрудняет использование при работе с человеком методов, основанных на математической статистике, находящих применение в работе с лабораторными животными. Анализ закономерностей наследования затрудняет относительно большое число хромосом (46) и невозможность произвольного скрещивания человека в эксперименте. Однако в последние годы наука смогла добиться значительных успехов в изучении частной генетики человека. Это было осуществлено как за счет применения методов экстраполяции (перенесения на человека данных, полученных на других животных), так и за счет непосредственного углубления в частную генетику человека. Существенную помощь оказали генеалогический метод, популяционно-статистический, биохимический, молекулярно-биологический, цитологический, культуры тканей и др.

          При сходстве основных генетических особенностей человека и животных, некоторая специфика человека все же имеется. Так, человек генетически более разнообразен, чем большинство видов животных. Очевидно, это было одной из причин, позволившей людям освоить самые разные экологические ниши. Последние десятилетия в генофонде человечества повысилась концентрация вредных мутаций, увеличилось число детей с наследственными дефектами. Одна из причин — увеличение количества мутагенов и тератогенов в среде, окружающей человека. Вторая причина — давление стрессоров. Стресс повышает генетическую изменчивость, вероятность возникновения наследственных повреждений. Вместе с тем стресс — адаптивная реакция. Связанное с ним повышение изменчивости на популяционном уровне — фактор, способствующий адаптации человека как вида. Важная задача социобиологии и её раздела — социогенетики — изучить механизм наследования социально — значимых признаков. Отчасти современная наука может её решить. Принципиальное положение генетики состоит в том, что конкретное значение признака не наследуется. Наследуется так называемая норма реакции — пределы, в которых может быть реализован признак в фенотипе. Иначе говоря, программируется размах изменчивости по признаку, а конкретное значение определяется средой, которая, в свою очередь, формируется как результат взаимодействия социальной и биологической компонент.

          В полной мере социальные признаки не наследуются хотя бы потому, что социальная организация сформировалась много позже, чем генофонд вида Человек разумный. Однако любой социальный признак имеет биологические предпосылки. Они уже, в свою очередь, наследуются через норму реакции. Например, склонность к преступности — свойство чисто социальное, но имеющие биологические предпосылки. Одна из них — агрессивность — зависит от свойств нервной и эндокринной системы, которые в значительной мере передаются по наследству.

          Начиная с работ Френсиса Гальтона, выполненных в конце XIX века предпринимались попытки разработать основы науки евгеники, занимающейся улучшением человеческой породы. Чрезмерная политизация этой науки в определенные моменты истории привела к дискредитации направления науки и прикладной социальной деятельности, имеющей право на существование. В настоящее время место евгеники заняло медико-генетическое консультирование — совокупность мер и методик, направленных на снижение риска возникновения и развития наследственных заболеваний. Иначе говоря, развитие получила только половина науки евгеники, занимающаяся вопросом о том, как не ухудшить показатели здоровья населения. Вторая же половина евгеники, разрабатывающая вопрос, как их улучшить, осталась за бортом. Современный уровень развития генетики позволяет на новом этапе, отбросив прошлые ошибки, вернуться к разработке стратегии улучшения средних показателей физического и умственного здоровья населения.

В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить