Г. К. Гинс
16.03.2012 г.

  На главную раздела "Научные работы"





ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Солидаризм как юридическая система

 

ВВЕДЕНИЕ (ко второй части)


          Литература солидаризма довольна обширна. Мысли о солидаризме рассыпаны в разнообразных произведениях философов, социологов и юристов. Но ничто не может так убедительно и ясно показать осуществимость солидаризма и те жизненные формы, в которые он может облачиться, как изложение действующих законов, построенных на принципах солидаризма.

          Общественное значение права заключается в том, что оно устанавливает равнодействующую поведения людей. Однообразное понимание прав и обязанностей вносит в человеческое общество мир. Так, например, в случае разногласия и конфликта стороны идут к судье. Они заранее обязуются подчиниться его решению. Его устами говорит право, и оно заставляет одну из сторон или обе принести жертвы, которые восстанавливают нарушенное равновесие. Воспитанные в духе права люди заключают между собой договора, которые выражают большей частью результат компромисса, достигнутого на основе стремления согласовать интересы. Некоторые договора напр., товарищества требуют постоянного согласования действий. Один товарищ должен считаться с желаниями другого, иначе для них станет невозможным осуществление общей цели. Сознание необходимости поступаться своими интересами для достижения общей цели является необходимым условием для существования более сложных объединений, чем товарищество. В частности, этим сознанием сильно государство: патриотизм один из видов солидарности.

          Таким образом, право вообще подготовляет психологию людей к солидарным действиям, но оно может поощрять и даже требовать солидарности в более широком масштабе.

          Чем культурнее человеческое общество, тем более социальным оно становится, т. е. тем более сознательно относятся его члены к важности общественного сотрудничества, а потому законы, специально укрепляющие солидарность, составляют достояние более позднего времени. В частности современное право уже богато многими образцами такого законодательства.

          Отдельные проявления солидаризма рассыпаны во многих законодательных актах нашего времени (ср. гл. II), но наибольший интерес представляют те, которые строят законченную юридическую систему взаимоотношений на основах солидаризма. Это продукт еще более передовой культуры. Так, напр., об общественной организации, построенной на началах солидаризма, можно составить представление по формам современного итальянского синдикализма. Впрочем, внутренние отношения и других общественных организаций служат, нередко, примером солидаризма. Особенно характерен в этом отношении строй большой трудовой семьи: здесь можно наблюдать и разделение труда, в зависимости от способностей, и согласование интересов, и взаимопомощь. Здесь очень наглядно выявляются и те ограничения, которые налагает принадлежность к семье на каждого члена её, те выгоды, которые она обеспечивает.

          Отношения сотрудничества всегда тяготеют к солидаризму, новейшее трудовое право повсюду проникнуто духом солидаристических принципов.

          Корпоративное государство, которое пытается воздвигнуть фашизм, может быть примером того, в каком направлении возможно преобразование государства, под влиянием учений о солидаризме.

          Для характеристики особенностей солидаризма в отношении народного хозяйства, его отличия от либерализма и этатизма, очень показательно водное законодательство. В этой специальной и недостаточно изученной области права можно найти много материала для ознакомления с характером организации хозяйства на началах, не подходящих ни под тип централизации, предполагаемый социализмом, ни под стихию децентрализации, охраняемую либеральными началами.

          Наконец, новейшие явления современного международного права являются результатом проникновения солидаризма в международные отношения и преодоления здесь национального эгоизма началами организованного сотрудничества народов.

          Таким образом, современное положительное право уже в достаточной степени богато примерами, способными укрепить и разъяснить идею солидаризма, как юридической системы, которой принадлежит будущее.



ГЛАВА V

НОВЫЕ ФОРМЫ СИНДИКАЛИЗМА


          1. Социальный атомизм и групповая активность.  2. Учение Гастона Морэн о синдикализме; монополия представительства; обязательность организации синдикатов рабочих и синдикатов предпринимателей.  3. Осуществление этих начал в Италии (закон 3 апреля 1926 г. о регулировке коллективных трудовых отношений).  4. Схема синдикальных организаций итальянского фашизма (федерации и конфедерации).  5. Практическое значение этих организаций.

          1. Философия индивидуализма выдвинула личность на первый план. Она противополагала личность государству62, отстаивая индивидуальные свободы и стремясь ограничить государство ролью сторожа («ночного сторожа» по ироническому замечанию Лассаля).

          Либеральная революция 1789 г. была враждебна ко всем организованным коллективам; закон 14 авг. 1791 г. воспретил все организации, как рабочих, так и работодателей, создаваемые для защиты их интересов.

          Сбрасывая с себя гнёт абсолютизма и средневековых стеснений в хозяйстве, человек XVIII-XIX вв. искал яркого выражения индивидуализма. Либеральные доктрины (Вольтера в политике, А. Смита в экономике) отвечали этому настроению.

          Как всегда, в таких случаях, идеология вдается в некоторые крайности. Когда сильный прожектор ярко освещает одно место, всё окружающее кажется особенно темным. Индивидуализм осветил личность и затемнил её социальное окружение.

          Не без основания упрекают индивидуализм в том, что он представляет собой теорию социального атомизма: общество разложено на ряд атомов, каждый индивид-атом представлен независимым и самодовлеющим. Между тем, в действительности, человек без общества ничто. Самая одаренная личность обязана своими достижениями той общественной среде, в которой она живет. Самая сильная личность бессильна, если не опирается на общественную поддержку.

          Нет изолированного человека, есть люди, связанные между собой в пространстве и времени — такова социологическая правда, которую заслонили крайности либералистического индивидуализма63.

          Неизбежное взаимодействие и необходимое сотрудничество объединяют людей в группы и в действительной жизни, наряду с отдельными хозяйствующими субъектами, проявляют все большую активность групповые объединения, достигающие подчас исключительного могущества. Профессиональные союзы и объединения предпринимателей могут служить ярким примером этого могущества.

          В недрах либерального государства родились коллективные силы, которые резко нарушили равновесие отдельных элементов. Личность противостоит не только государству, но и ряду групп, которые грозят ее существованию и независимости, если она сама не найдет себе защиту в другой группе. Государству надлежит регулировать взаимоотношения не только граждан, но и групповых объединений64.

          2. Отсюда проистекает новая теория синдикализма. До сих пор организация синдикатов предоставлялась свободному усмотрению инициаторов. Вступление в синдикаты ни для кого не было обязательным, а организация и деятельность их оставались свободными. Большинство синдикатов приняло революционное направление.

          Разрастаясь в большую силу, синдикаты стали чувствовать себя способными на руководящую роль в государстве. Идеологи революционного синдикализма (Сорель) проповедуют разрушение современного государства и передачу руководства хозяйством в руки синдикатов производителей.

          Опасность для государства подобных тенденций несомненна. Синдикальное движение должно быть введено в рамки, отвечающие существу и назначению синдикатов. Государство должно представлять всю нацию, а современные синдикаты обнимают преимущественно производителей. Переход власти к организациям столь односторонним грозил бы нарушением интересов и порабощением всех, кто оказался бы вне их. С другой стороны, положительная сторона синдикальной организации — организованная защита интересов, ослабляется при чрезмерном расширении задач и при наличии конкурирующих организаций, преследующих те же цели. Поэтому, новая теория синдикализма, яркое выражение которой мы видим в известной работе Гастона Морэн65, выдвинула идею ограничения синдикатов задачами исключительно профессиональными, отвечающими их компетенции, но с тем, что каждый синдикат будет обладать монополией представительства (syndicat unique). Для меньшинства, говорит Морэн, выгоднее быть составной частью синдиката, пользующегося правом исключительного представительства, чем составлять самостоятельный синдикат.

          Но зато синдикаты, получающие право исключительного представительства, подлежат контролю государства.

          Практически Морэн представлял себе осуществление этих идей в форме двух параллельных организаций: синдикатов рабочих и работодателей, с ограниченным кругом компетенции, но с привилегией монопольного представительства в подлежащей сфере интересов. Таким образом, лица каждой профессии, рабочие и предприниматели отдельно, должны быть обязаны организоваться в синдикаты. Подобная организация не означает утраты свободы, она гарантирует её66.

          Практическое значение подобных организаций можно оценить на примере коллективных договоров. При наличии только двух параллельных организаций рабочих и работодателей, коллективный договор между ними будет связывать всех рабочих и всех предпринимателей известной профессии. Это дает, несомненно, наибольшие гарантии интересам каждой стороны, т. к. устраняет возможность к. л. конкуренции и позволяет установить наиболее выгодные для обеих сторон условия. Если необходимость участия в одной определенной организации несколько стеснительна, то зато это дает каждому отдельному члену наибольшие гарантии, что его интересы будут защищены в полной мере.




62) Ср. Н. Spencer — «The man versus the state».

63) Сер. Сорокин — Система социологии т. II Социальная аналитика. Петр. 1920 г. стр. 458 сл.

64) «Произошло обобществление человеческой судьбы и нет уже судьбы индивидуально-изолированной. Индивидуализм кончен». Н. Бердяев «Новое Средневековье» Берл. 1924 г. стр. 102, «Профессиональным союзам, кооперации, цехам принадлежит, конечно, огромное будущее» там же стр. 50.
 
65) См. выше стр. 19 прим. 10. G. Morin — La revoke, стр. 189.

66) L'association n'est donc pas la perte de la liberte. Elle en est la garantie. J. Valadour, La doctrine corporative, P. 1929. стр, 131.



В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить