Г. К. Гинс
14.03.2012 г.

  На главную раздела "Научные работы"





          6. Солидаризм является этапом прогрессивного развития человека, психика которого становится постепенно более социальной.

          Испокон веков человек должен был сознавать все выгоды участия в обществе. Никогда человек своими единичными усилиями не мог бы обеспечить себе таких жизненных удобств, такого разнообразия культурных благ и такой возможности усовершенствований, какие представляет ему общественная организация.

          Сознанием этого поддерживается принудительное подчинение государственной власти и поощряются случайные объединения по свободной инициативе и добровольному согласию объединяющихся. Рост социального сознания благоприятствует тому, что общественная организация может укрепляться даже при смягчении принудительного начала. В этом случае за счет принудительных государственных организаций развиваются крупные общественные группировки, объединяющие однородные интересы. Каждый новый член их подвергается ограничениям, которые компенсируются выгодами его участия в организации.

          Поскольку такого рода объединения завоевывают видное положение в государстве, общественный строй меняет свои очертания. Государство составляется из влиятельных общественных организаций, которые становятся между государственною властью и отдельными гражданами.

          Государство не представляет из себя организованного насилия, оно возникает в естественном процессе жизни, как высшее объединение всех тех людей, стремлений и интересов, которые слились в одно историческое целое, народ. Государство представляет их солидарные интересы: внешнюю безопасность, внутренний порядок, единство права, суд, денежную систему и т. д. Все это соборные задачи и интересы, которые наилучшим образом обслуживает государство. Таким образом, каждое государство, как каждое правовое объединение, заключает в себе начало солидарности.

          Но, солидаристическое государство представляет собой особый тип. Его особенностью является иерархия солидаристически построенных общественных организаций, которые, охватывая по возможности все население и представляя все его интересы в параллельно сосуществующих организациях, стремятся не к поглощению одних другими, а к согласованному сотрудничеству в государстве, как в высшем единстве. Государство этого типа, составленное из корпораций, может быть названо корпоративным. Теоретические идеи и практические опыты, относящиеся к этому новому типу государства, излагаются подробно в дальнейшем (см. Глава VIII).

          Такого рода государство предполагает достаточное воспитание общества в духе солидаризма. Психологической базой солидаризма остается человеческий эгоизм, но сознавший выгоды самоограничения. Залогом его успеха является сознательность, но он не может все же вовсе обойтись без принуждения, хотя бы для того, чтобы обеспечить выполнение добровольно принятых обязательств.

          Солидаризм исходит из теории прогресса на основе постепенного улучшения человеческой психологии (natura nn facit saltus) и опирается на социальный опыт, свидетельствующий что, при современном, еще вовсе не высоком уровне цивилизации и культуры, осуществимы только те общественные преобразования, которые не игнорируют человеческого эгоизма.
Солидаризм может создать новые формы примирения индивидуальных и общественных начал. И, хотя он вызывает необ-ходимость вхождения отдельных лиц в различные организации и согласования личных интересов с общественными, тем не менее здесь движение вперед, а не вспять, как полагают некоторые критики. Солидаризм не подавляет личность, не уничтожает эмансипацию, достигнутую на основе индивидуализма, а открывает для нее более широкие возможности, т. к. всякое ограничение и принуждение, которое он устанавливает, обеспечивает выгоду и тому, кого ограничивает или принуждает. В то же время солидаризм объединяет усилия людей, имеющих общий интерес, организуя их для совместной работы в общих интересах. Не уменьшая активности отдельных лиц, он расширяет объем их достижений.

          Идея эта не всегда могла бы пользоваться успехом.

          Бентам, защищавший начала индивидуализма, не опасался его крайностей, так как находил, что личный интерес человека, его эгоизм разумно понятый, научит его соблюдать интересы общества, в котором он живет. Принуждение ненужно, так как согласование интересов индивида и общества будет происходить само собой. Действительно, в то время, когда развивал свои идеи Бентам, еще необходима была возможно большая свобода от всяких ограничений. Государственный порядок, как учил Бенжамен Констан, должен был охранять три свободы — свободу личности, собственности и совести, три неотъемлемых права человека.

          Принуждение к солидарным действиям не только противоречило бы духу этой эпохи, которая должна была воспитать независимую и уверенную в себе личность, но было бы и бесполезно, так как культурная подготовка общества была еще в то время недостаточной. Но эволюция общественной психологии делала свое дело. Современный человек уже достаточно понимает необходимость и выгоду согласованных действий и участия в обществе.

          Право не только может, но и должно содействовать этому прогрессивному явлению, предоставляя помощь своего арсенала: т. е. поощряя и принуждая, награждая и наказывая.

          Но и здесь успех будет обеспечен лишь в том случае, если не будет преувеличена способность современного реального человека проникаться социальными интересами. В отличие от Бентама, мы можем теперь говорить, как о факте, что современный человек уже достаточно проявляет способность действовать солидарно с другими, в интересах своей выгоды, и что можно, поэтому, не бояться прибегать к принудительным и ограничительным мерам, когда они оправдываются общей выгодой. Применение репрессивных мер будет, при современных условиях, уже не общим правилом, а исключением.

          Таким образом, идея солидаризма — продукт чисто реалистического мировоззрения. Она не представляет собой отвлеченной идеалистической формулы, вроде категорического императива (Кант) или «воления свободно хотящих людей» (Штаммлер), формулы, взятой вне времени и пространства. Идея солидаризма основывается на учете реальных данных: культурного уровня и психологии общества.

          7. Наиболее важным вопросом философии солидаризма является определение его отношения к проблеме персонализма и трансперсонализма (терминология Радбруха). Первый, отвечая началам индивидуализма, считает верховной идеей права обеспечение свободы творческих достижений личности. Искони человек обнаруживал безграничные дерзания, так увлекательно изображенные в легенде о похищении огня Прометеем. Персонализм обещает обществу высшее развитие, если этим дерзаниям духа будет открыт свободный путь. Предоставление человеку прав при этой системе дается не для достижения к. л. целей, а потому, что некоторых прав человек не может быть лишен.

          Трансперсонализм, наоборот, делает личность средством для достижения тех целей, которые выдвигает общество. Отвечающий этому направлению Гражданский Кодекс РСФСР, в ст. 4 определяет, что гражданская правоспособность дается «для целей развития производительных сил страны».

          Практическая сторона этих идей проявляется во взаимоотношениях личности и государства46. Система трансперсонализма способна беспредельно расширить власть последнего, жертвуя индивидуальными интересами в пользу «общего блага». Власть, как выразительница интересов целого, снабжается беспрекословным авторитетом. По учению идеолога абсолютизма, Гоббса, если человеку все позволено в естественном состоянии, когда он служит своим потребностям, то князю все позволено в социальном состоянии: здесь сила на службе у общего блага. Не в меньшей степени беспредельна власть народного суверенитета по учению Руссо. Хотя и вопреки истинному желанию автора «Общественного договора», его учение отдает человека «общей воле» (vlnte generale) целиком, вместе с его совестью, его благами, его жизнью. Сам Руссо всегда предполагал, что государство не может не уважать таких прав, как свобода и равенство, потому что они даны природой и относятся к государству и обществу, как предыдущее к последующему47. Но учение Руссо было вульгарно понято, оно вдохновляло Конвент и оправдывало террор во время Великой французской революции, а теперь перевоплотилось в идеи беспредельной власти коммунистического государства, с его «железной метлой».

          Совсем иначе учил Локк, который выдвигал на первый план индивидуальные права — свободы и собственности, и всегда горячо возражал против всякого рода абсолютизма, как монархического, так и народного. Он настойчиво опровергал, что соглашение, создающее государство, равносильно признанию беспрекословного авторитета власти: «что за смысл гарантировать себя от куниц и лисиц и соглашаться предоставлять себя на съедение больших хищников».

          Таковы две противоположных точки зрения, выражающие идеи трансперсонализма и персонализма в применении к праву.

          8. В течение ряда веков римское право воспитывало народы в духе индивидуализма. Оно способствовало эмансипации человеческой личности от разнообразных ограничений: семейных, цеховых, феодальных, и культивировало собственность, про которую Фулье сказал: «Спустите идею свободы с ее метафизических абстрактных высот в область позитивную и реальную и она примет там новую форму и получит новое имя, она будет называться собственностью». Конденсируя эту идею, можно сказать, говорит Фулье: «собственность — это свобода, ставшая видимой».

          Когда под сенью римского права идея индивидуализма укрепилась, центр тяжести был перенесен в гарантии, давшие политические свободы и обеспечившие уверенное спокойствие и сознание безопасности.

          Этим задачи индивидуализма оказались выполненными. Он воспитал сознательную личность и утвердил формальное равенство и свободу. Эти достижения индивидуальной культуры останутся лучшим ее наследием. Никакие экономические выгоды не могут заменить сладости свободы и не оправдают в глазах сознательного и культурного человека угнетения его личности.

          Однако индивидуализма в его прежних формах уже не существует. Как уже неоднократно указывалось, социальные тенденции века отразились и на собственности и на свободе договоров и на конкуренции. Предоставление собственнику возможности не допускать никого к пользованию водопадом, который может обогатить страну при утилизации его энергии, покажется ныне чудовищным, а между тем по принципам индивидуализма это совершенно последовательно. Государство сознает теперь свою обязанность ограничивать индивидуальные права, когда они слишком резко сталкиваются с интересами общественными. Никому не покажется теперь противоестественным вмешательство государства в договорные отношения предпринимателя и рабочего, хотя и здесь нарушается принцип договорной свободы.

          Крайний индивидуализм ослабил бы современное культурное государство.

          С другой стороны, слабость индивидуальных усилий властно диктует стремление к солидарности. Индивид не в силах в современных условиях обеспечить свои интересы, без деятельного содействия общественных сил.

          Таким образом, в интересах личности необходимы сильные общественные организации и властное государство, а в интересах государства необходимы некоторые ограничения индивидуальных прав, не обременительные для сознательных и культурных граждан.

          Компромисс, к которому приводит развитие культуры, заключается в том, что из числа индивидуальных прав ограничениям подвергаются лишь те, которые не затрагивают высших духовных интересов человека48. Ограничения касаются почти исключительно имущественных прав или тех, которые ближайшим образом с ними связаны. Основные начала индивидуализма этим не нарушаются, завоевания его остаются в силе, но в них вносятся существенные поправки.

          Даже римское право, несмотря на свой индивидуализм, знало различные ограничения частной воли. Так, напр., свобода завещаний ограничивалась необходимым наследованием и правилами об отказах. Эти ограничения не казались, однако, насилием, потому что они соответствовали взглядам населения. Римские граждане и без того в массе случаев не лишали своих ближайших родственников наследства. Принцип наследственного права римлян выражала поговорка: slus deus heredem facere ptest, иначе сказать — наследники рождаются, а не назначаются.

          Точно также не подавляют личность и те ограничения индивидуальной воли, которые вытекают из необходимости солидарных действий, когда выгодность их становится ясной большинству и люди воспитываются в привычке к солидаризации интересов. Сохраняя в неприкосновенности все права, охраняющие духовные блага: права свободы и равенства, солидаризм подчиняет человека некоторым ограничениям в имущественной области, с целью согласования противоположных интересов и для обеспечения общей выгоды.

          Солидаризм преследует ту же конечную цель, как и индивидуализм — организовать общество, в котором личность была бы наиболее свободна и обеспечена, т. е. общество солидарных и свободных граждан.

          Солидаризм чужд, таким образом, трансперсонализму и в теории и в практике. Он не навязывает личности тех целей, которые чужды ей, и не приносит индивидуальные интересы в жертву «общему благу», если эта жертва не вознаграждается выгодами для участников солидарной группы.

          Но солидаризм отступает и от персонализма. Он высоко ценит значение общественной организации, в частности государства, для обеспечения свободы и благосостояния личности, и признает необходимость жертв на благо того общественного целого, без которого личность оказалась бы беспомощной в борьбе за существование.

          Философия персонализма и философия трансперсонализма одинаково односторонни. Они созданы качанием маятника отвлеченной мысли, которая выражала в подобных обобщениях не реальные отношения, а тенденции времени.

          Подлинная действительность, как она изучается в настоящее время социологами, знает и индивидов и социальные группы, как одинаково реальные элементы. Они находятся в постоянном взаимодействии: то солидарны, то антагонизируют. Солидаризм, основывается на этом реальном социалистическом базисе. Поскольку он представляет из себя юридическую систему, связывающую составные элементы социальных групп, он не может игнорировать существующего антагонизма, противоположных и враждебных настроений. Но в конечном результате каждая юридическая система вносит примиряющее начало, так как та социальная группа, в которой преобладал бы антагонизм, неизбежно распалась бы; то общество, в котором между его членами не было бы солидарности, представляло бы группу вечно враждующих людей.

          Противопоставление индивида обществу и обратно, как это думает философия персонализма или трансперсонализма, условно, потому что в действительности общество состоит не только из индивидов, но и из групп, и только в исключительных случаях одинокая личность выступает против всего общества: обычно одна солидарная группа борется против другой солидарной группы.

          Таким образом, философия солидаризма занимает обособленное место; она не примыкает ни к персонализму, ни к трансперсонализму; она признает одинаково важными и индивидуальный и общественный элементы человеческого общежития.

          Практическая сторона солидаризма — гармонизация общественных и личных, государственных и индивидуальных правоотношений. Общество и личность, государство и гражданин взаимно управомочены и обязаны, одна сторона в отношении другой. На каждую сторону возлагаются обязанности, так чтобы обе стороны могли развить наибольшую активность и, при этом, государство или общество не подавляли бы личность, но в то же время не были бы распылены и расслаблены независимостью своих составных частей. В этом сказывается преодолевание индивидуалистических воззрений и односторонности.

          Осуществление этих практических задач солидаризма должно происходить постепенно, но непрерывно. «Часы человеческого общества — живые часы; их надо починять, не останавливая» (Шиллер). Солидаризм как раз и ищет те процессы, которые поддерживают закономерное движение стрелки человеческой культуры на пути к прогрессу.

          Идеи и цели солидаризма могут проложить себе широкий путь, но для этого нужна дальнейшая их разработка и освещение, в частности, с юридической точки зрения. Современное законодательство, как мы уже видели, дает достаточный для этого материал. Вместо придумывания юридических конструкций, следует внимательно всмотреться в юридическую сущность тех явлений, которые отражают в праве самой жизнью творимый солидаризм.



46) См. Beudant, Le droit individuel et l'Etat. 3-е ed. P. 1920 особ. стр. 105-109, 162, 231, 245.

47) Ср. Del Vecchio. Des caracteres fondamentaux de la philosophie politique de Rousseau. P. 1914 стр. 9.

48) Ср. Покровский «Основные проблемы гр. пр.». стр. 59 сл.



В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить