Г. К. Гинс
10.12.2012 г.

  На главную раздела "Научные работы"




Заключение

Георгий Константинович Гинс          1. Отражение современного кризиса в борьбе идей. 2. Обоснование экономического и политического либерализма. 3. Либерализм и социализм, как системы организации хозяйства. 4. Новые формы хозяйства, не соответствующие схеме централизованной и децентрализованной системы (кооперация, водное хозяйство, объединённая в концерны промышленность). 5. Солидаризм, как особая система хозяйства. 6. Противоречие индивидуализма социологической правде. 7. Проникновение коллективистических начал в науку права и законодательство. 8. Организация общества и государства, охраняющая личную и групповую самодеятельность. 9. Солидаризм в международных отношениях. 10. Преобразовательные возможности солидаризма. 11. Перспективы правового творчества на основах солидаризма, как руководящей идеи. 12. Этические преимущества солидаризма, как основы социальной политики.

          1. Современный мир полон сомнений, тревог и противоречий, свойственных периоду кризиса. С одной стороны возводится гигантское здание сверх-капитализма, с другой — происходят попытки строить хозяйство без частного капитала. С одной стороны самосознание и личная требовательность развитой индивидуальности достигают высшего напряжения, с другой — крепнет разочарование в формальном демократизме, лишённом какой либо определенности содержания, принимающем любое решение арифметикой большинства.

          Кризис этот не агония, не предвестник неминуемой смерти. Кризис свидетельствует о наличии живых сил, которые стараются преодолеть болезнь.

          И в самом деле, в современном кризисе трудно видеть исчерпание культурных возможностей. Наоборот, смелые замыслы радикального переустройства мира свидетельствуют об уверенности в силах. Современный кризис затрагивает, правда, не одну материальную культуру, он проникает и в глубины её духовных проявлений, но он прежде всего и больше всего касается организационных форм; это — кризис хозяйственного и политического строя. Оттого и содержание этого кризиса находит себе выражение в борьбе идей, определяющих формы общественного устройства: индивидуализм борется с коллективизмом, либерализм с социализмом.

          Человеческая мысль всегда стремилась к обобщениям. С высоты обобщающей идеи яснее становится окружающее и видны пути будущего. Как слепой ищет поводыря и цепко держится за него, так человек ищет руководящей идеи и, уверовав в нее, боится уже потерять эту идею, а с нею и свой путь. Оттого некоторые идеи, нашедшие себе ясное и отчетливое выражение, отличаются исключительной долговечностью. Меняются условия жизни, а идеи эти, как незримые властители, продолжают господствовать и определять направление общественной мысли, задерживая проведение в жизнь новых начал.

          С другой стороны, разочарование толкает часто в противоположную крайность. В борьбе с консервативным течением нередко побеждает резко отличное, увлекающее коренной расходимостью с существующим. Крайние лозунги психологически выигрышнее: устойчивым идеям настоящего они противопоставляют их революционные антиподы, они больше всего отвечают потребности освободиться от власти мировоззрения, которое не отвечает уже потребностям времени.

          В характеризующей наше переходное время борьбе идей индивидуализм и либерализм представляют идеи культуры, отходящей в прошлое. Коллективизм и социализм передают, наоборот, революционные настроения. Противоположение этих идей не случайное, оно соответствует двойственности человеческого духа. С тех пор как существует мир, борятся между собой «дух индивидуализма» и «дух общественности» (Ichgeist und Gemeigeist, как говорят немцы). Для блага человека необходимо существование общества, но как только общество, ради своего утверждения, слишком ограничивает личность, последняя ищет освобождения и индивидуалистическое начало вступает в борьбу с началом коллективистическим. Первобытному коммунизму можно противопоставить нынешний расцвет индивидуализма, нашедшего особенно яркие формы в римском праве.

          Точно также на смену стеснявшим личность средневековым формам общественного и хозяйственного строя пришел классический либерализм. Теперь социализм вновь возрождает психологию коллективизма и на смену либеральным началам неорганизованного хозяйства выдвигает схему хозяйства организованного. Капитализму, как типичному выражению эгоистических начал, противопоставляется социализм, как наиболее последовательное воплощение «духа общественности».

          2. В свое время индивидуализм отвечал живым потребностям эпохи. В период окончательной ликвидации средневековья он способствовал развитию самосознания человеческой личности и преобразованию государственного строя. С этой идеей связано провозглашение «неотъемлемых» прав человеческой личности. Она вдохновила «декларацию прав человека и гражданина». Индивид, уподобленный общественному атому, был принят за исходную точку науки об обществе, как неделимый, простейший элемент его. Он стал вместе с тем предметом попечения правопорядка, главной задачей которого было признано обеспечение индивидуальных интересов и предоставление каждому простора для выявления его способностей. Кто может лучше понять и защищать свои интересы, чем сам заинтересованный? Необходимо, поэтому, предоставить ему возможно большую свободу действий! Отсюда рождается либерализм экономический и политический.

          В частном праве воспринимается ярко индивидуалистическая концепция собственности. Неограниченное безраздельное господство над вещью понимается как проявление свойств самой личности. Ограничение собственности означало бы, с этой точки зрения, покушение на индивидуальную свободу. Как права свободы, рассматриваются и другие гражданские права: свобода договора, свобода семейных отношений, свобода завещания.

          Одновременно и политический строй обеспечивает гражданам различные свободы и, главным образом, свободу от вмешательства государства в сферу духовной и хозяйственной деятельности человека. Государство изображает из себя только «ночного сторожа», охраняющего мир и спокойствие.

          Однако, либерализм вызвал разочарование в себе, как только капиталистическое хозяйство обнаружило, что экономическое неравенство, при невмешательстве государства в договорные отношения, приводит к жестокой эксплуатации, а хозяйство, построенное на собственности и вытекающей из неё свободе распоряжения и инициативы, испытывает время от времени тяжелые потрясения.

          На этой почве стало возрастать сочувствие к идеям противоположного характера, и либерализм столкнулся с социализмом. Системе хозяйства, построенного на началах собственности, свободы договоров и наследования, — хозяйства, свободного от вмешательства государства, стала противополагаться система хозяйства организованного, в котором хозяева действуют не по собственной инициативе и не в меру своего желания, а как лица, обязанные в отношении государства, как чиновники, исполняющие возложенные на них функции.

          3. Народное хозяйство, как оно складывается при действии собственности, свободы договоров и праве наследования, Л.И. Петражицкий удачно назвал децентрализованным, в виду отсутствия в нём связующего и руководящего управления из центра, и противопоставил ему систему централизованного хозяйства, предполагающего подчинение частных хозяйств руководящей и властной руке государства, с единством бюджета и плана.

          Системе децентрализованного хозяйства соответствует господство частного права; централизация предполагает преобладание в хозяйстве начал власти и подчинения в интересах целого, т. е. права публичного. Переход от одной системы хозяйства к другой предполагает вытеснение основных частно-правовых начал публично-правовыми.

          Собственность предоставляет каждому хозяину возможность распоряжаться имуществом по усмотрению. Производство зависит, таким образом, от инициативы отдельных лиц. Экономисты называют такое хозяйство анархическим или стихийным, приводящим к кризисам и перепроизводству. Частно-правовая система благоприятствует жестокой конкуренции, которая царит среди производителей и торговцев; свобода договоров обеспечивает возможность сильной стороне диктовать свои условия слабой. Наследование закрепляет неравномерность распределения.

          Отсутствие общего плана лишает производство, распределение и потребление каких-либо определённых оснований. Каждый производит, что хочет; продаёт и потребляет, как хочет; самостоятельно выбирает себе профессию, свободно распоряжается своим трудом и временем.

          В противоположность этому централизованное хозяйство построено как бы на военный манер. Каждому указывается, что надо производить и в каком количестве. Разделяются задания по определённому плану. Распределение продуктов тоже совершается по плану. Здесь уже нет места конкуренции. Потребности заранее учтены и, соответственно потребностям, происходит разумное распределение. Даже в потребление может быть внесена планомерность: если каждому будет выдаваться лишь то количество продуктов, которое ему необходимо, то возможно достичь наибольшей экономии.

          Нетрудно видеть, что для осуществления такой системы требуется субординация — подчинение одной руководящей воле, безусловной и принудительной, одному командующему центру. Здесь господствует публичное право (jus cogens), столь характерно выявляющееся в праве государственном, уголовном и финансовом.


В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить