Г. К. Гинс
10.12.2012 г.

  На главную раздела "Научные работы"





          5. Для успеха правовой педагогики необходимо, прежде всего, установить основную тенденцию развития права и его ближайшие этапы. Так, напр., при современном уровне индивидуальной и социальной психологии, всякая попытка осуществления социализма неизбежно приведёт к тяжёлому гнету. Индивидуализм воспитал эгоистическую психологию. Заботы о семье и о близких в лучшем случае несколько корректируют эгоистическую психологию, но семья слишком близка своим интересам, чтобы коррективы эти могли существенно изменять психологию, направляя её в сторону общего блага. Поэтому переход к социализму предполагает психологический прыжок на слишком значительную дистанцию. Возможность благополучно совершить такой прыжок вызывает сериозные сомнения. Работать, подчиняясь директивам власти, без возможности присвоить себе выгоды и располагать результатами, всегда и во всём руководствоваться общим интересом вместо своего — на это способны лишь люди очень высокого культурного уровня.

          Совсем иное — солидаризм. Здесь нет радикальной ломки183. Сохраняются все основы существующего порядка: частная собственность, конкуренция, наследование. Изменяются главным образом методы работы. Деятельность одного человека теснее связывается с деятельностью другого. Изменяются и условия деятельности: вместо самостоятельной защиты своих интересов — коллективная, вместо борьбы — согласование.

          Эти, небольшие на первый взгляд, изменения способны, однако, перевоспитать психологию, подняв её на высоту социального сознания. Солидаризм ведёт к новым достижениям культуры. Он укрепляет сознание, что вне общества не может быть значительных успехов и что для собственной выгоды необходимо согласовать свои интересы с общими.

          Бессознательное приспособление уже само привело к солидаризму. Трудовое право, водное право, кооперация — не выдумка и не искусственное творение. Понимание потребностей нашего времени должно вложить теперь руководящую идею в правнополитическую деятельность, дать ей определенное направление. Политика права, для того чтобы не остаться только теоретической идеей, должна помочь сознательному и систематическому проведению в жизнь идей солидаризма, как наиболее жизненных из передовых идей нашего времени.

          Действующие кодексы могут быть перестроены. После революции 1789 г. на первое место выдвигались неотъемлемые права личности и «священное» право собственности. Теперь права граждан в отношении к обществу и государству должны быть поставлены рядом с обязанностями их. Наряду с «декларацией прав человека и гражданина» нужна «декларация прав и обязанностей государства»184.

          В гражданских кодексах попрежнему должна доминировать собственность. Но, в соответствии с глубоко уже укоренившимся сознанием что собственность охраняется в виду её социального значения, необходимо развить принцип недопустимости злоупотребления правом. Этот неопределенный пока принцип получает более ясное содержание, если под злоупотреблением разуметь намеренное использование прав вопреки их социальному назначению, с причинением вреда другим лицам. Следовательно, гражданские кодексы нашего времени должны выяснить социальное назначение частных имущественных прав и не допускать их сознательного извращения во вред другим лицам.

          Наряду с этим, в гражданских кодексах должны быть особо выделены все ограничения собственности, устанавливаемые в целях солидаризации интересов.

          Представления о предметах собственности не должны ограничиваться землями и домами. Собственность на торгово-промышленные предприятия занимает теперь не менее важное место, а между тем крупные фабрики и заводы уже давно рассматриваются, как средоточия сил народного хозяйства, служащие благу нации. Стоит подумать о закрытии заводов, на которых работают тысячи рабочих, чтоб стало ясно, насколько необходимо согласование различных частных и общественных интересов, связанных с существованием и работой завода.

          Семейное право тоже может быть несколько перестроено. Прошло уже время безграничной власти домовладык, связывающей членов семьи в одно целое, но сменившая её в современных кодексах тенденция изобразить родительскую власть, как обязанность, представляет другую крайность. Этим ослабляется семейная связь и без того непрочная, между тем как семья всё ещё служит первой школой социального воспитания и основной клеточкой общества. «Современная семья может быть построена на началах солидарности интересов, связывающей членов семьи повиновением и признанием авторитета родителей. Эта идея предполагает признание не только обязанностей, но и прав родителей. Учение о родительской власти должно, приобрести соответствующий характер, чтобы была, с одной стороны, подчеркнута необходимость повиновения родительской власти в собственных интересах каждого члена семьи, с другой — ограниченность прав родителей, предоставляемых им, лишь по началам солидаризма, с целью обеспечения интересов подвластных и в той мере, насколько это соответствует их интересам.

          Небезполезно было бы и в наследственном праве дать отражение новым идеям, предоставив право наследования по закону не только членам семьи, но, при наличии значительного имущества, также и тем организациям, с которыми наследодатель был связан при жизни узами солидарных интересов и совместной деятельности (кооперации, профессиональному союзу и т. п.).

          Те институты, которые в наибольшей степени отражают в себе тенденции солидаризма, подчиняя частные права принудительному контролю и согласованию или добровольному (не принудительному) взаиморегулированию, могли бы быть выделены в особые кодексы и в особую научную систему административно-хозяйственного права. Это соответствовало бы задачам политики права, так как способствовало бы более отчетливому выявлению правовых форм солидаризма.

          Для поощрения солидаристических тенденций необходимо далее, как это делается уже на практике, предоставление преимуществ организациям, представляющим солидарные интересы, для того чтобы выгоды участия в них привлекали новых членов без понуждения. Организации эти должны быть привлекаемы в число активных участников государственной жизни, с соответствующим реформированием политического устройства.

          Публично-правовой режим должен, в свою очередь, укреплять начала солидаризма, вводя, где необходимо, принудительные начала, как, напр., это делается уже для предотвращения забастовок и замены их арбитражем и согласованием спорных интересов. Даже в уголовных кодексах может найти место ряд статей, специально охраняющих от нарушения новые начала солидаризации общественной жизни.

          Особое значение для укрепления начал солидаризма должно иметь социальное законодательство. Обеспечение права на существование, хотя бы в постановке проф. Покровского185, как права на обеспечение от безработицы, должно составить заботу связанных солидарностью людей, направляющих свои усилия на достижение общего блага. Чем шире будут проводиться в жизнь начала социального законодательства, тем больше будет ослабляться классовый антагонизм, который не может и не должен исчезать, но который принимает ещё уродливые формы, вследствие слабости солидаристических тенденций186.

          Так все силы законодательства, под руководством политики права, как науки, могут быть направлены на воспитание новой правовой психологии, в целях ускорения прогресса. Это дело многих десятков лет, задача не одного поколения.

          6. Стоит ли, однако, думать о задачах правового воспитания? Мы уже говорили о скептических доктринах, которые угрожают человеческой культуре тем, что так упорно подкрадывается к каждому человеку — старость, дряхлость, бессилие, смерть, и утверждают, что человеческая культура, как и человеческий организм, переживает зарождение, развитие, возмужалость, старость и смерть.

          Есть общие идеи, которые освещают эту проблему. Одна из них рисует человека, как существо, в которое вложено божественное начало, и которое не подчиняется законам, управляющим жизнью мертвой природы. Другая точка зрения исходит из того, что человек и человеческая жизнь подчинены всем законам физического мира. Правильна третья точка зрения. Она ставит человека в независимое положение. Общие законы мира сильны и в отношении человеческой культуры, но есть у человека особенности, которые нельзя не учитывать, у него есть особая сила — психика, которая развивается вне действия обычных начал187.

          Представим себе, что вдруг погибнет вся современная культура. Предчувствиями этой гибели полна современная литература. «Мы чувствуем, говорит проф. Виппер188, что наша цивилизация, подобно греко-римско-иудейской, клонится к кризису, дошла, после блестящего критицизма, после лихорадочного напряжения деятельности, до упадка и бессилия, слышит все больше и больше неминуемое приближение варварства. Опять культурное человечество, переживши период разрушения, которое многие благодушно зовут живительной революцией, ждет какой-то реставрации, когда значительно уменьшенному составу образованных людей придется спасать гибнущие духовные ценности, приспособлять для дичающего общества обрывки старой науки и искусства к его сокращенным потребностям». Представим себе самое худшее, но, если когда нибудь возродится человечество, и начнет создаваться опять человеческая культура, то подобно тому, как естествоиспытатель по отдельным костям восстанавливает скелет, так по отдельным останкам современной культуры будущие люди будут восстанавливать современную жизнь. Какие-нибудь снимки, картины, изображения, надписи на таинственном и постепенно угадываемом языке будут раскрывать картины современной культуры. Остатки огромных собраний и следы законодательной работы представителей народа заставят смутно угадывать, как современное человечество достигло той ступени, когда одинаковы права женщин и мужчин, когда население участвует в политической жизни. Будут восстанавливаться все эти и другие образы умершей культуры. Возникнет соблазнительная идея воссоздать их в действительности.

          Произойдет то, что уже происходило. Погибло Римское государство, вся его культура. Но настали новые времена, когда народы вновь созрели к усвоению цивилизации, восприняли древнюю культуру и дух классического мира, рецепировали законы Рима и ускорили на несколько веков темп своего развития. Япония, прикоснувшись к культуре Европы, в течение нескольких десятилетий проделала то, что проделывала Европа в течение нескольких веков. Восприимчивость человеческой психики обеспечивает воссоздание погибшей культуры более быстрым темпом. Не должно смущаться мыслью о том, для кого и для чего развивается культура. Пусть мы погибнем, но всё, что мы завоевали, возродится, и будущее человечество будет благодарно нам за каждый шаг вперед, который мы сейчас совершаем. Эта вера, которая не должна никогда угасать, всегда поддерживает ту естественную силу, которая толкает нас к прогрессу.

          7. Социальный прогресс зависит от многих условий. В их числе есть и космические, которые действуют стихийно, иногда неожиданно и неотвратимо. Есть такие, как физическое и моральное вырождение утомлённой нации, которому можно лишь в некоторой степени противопоставить эвгенику (улучшение породы). Под влиянием новых условий приходится нередко изменять ближайшие цели (гетерогония целей). Но все это не должно смущать. Хороший корабль с опытной командой выходит в море, не боясь бури, и приходит в порт назначения, хотя бы и изменив рейс.

          Социальный прогресс совершается в пределах возможного для человека, а возможности эти очень велики.

          8. Право служит одним из самых могущественных средств для достижения прогресса, так как оно организует и воспитывает человеческие массы. Цели права могут быть ясно и точно определяемы, цели эти могут быть изменяемы, сообразно обстоятельствам, но всегда в направлении общего блага. Достижение поставленных целей составляет один из главных элементов социального прогресса.

          Итак, право является одной из величайших социальных сил. В область права всегда нужно вводить тех, кто готовит себя к широкой деятельности. Право, конечно, не единственная сила, влияющая на прогресс. Религия, нравственность, образование, эстетика, — трудно перечислить все управляющие культурой силы, но нет более важной, в смысле широты действия, чем сила правовой культуры. Нравственность украшает человеческую жизнь. Но, если она становится достоянием толпы, она перестаёт быть подвигом. Право, которое сопровождается наказанием или наградой, легче воздействует на массы. Религия в истории человечества имела огромное влияние, но каждый раз, когда религия имела задачею своею управлять движением человечества, она проникалась правовой этикой. Эстетика тоже управляет поведением. Поступить неэстетично, некрасиво — для многих современных людей так же страшно, как для проникнутого этической культурой поступить безнравственно, но эстетика недоступна массам. Словом, всякие другие начала, определяющие правила поведения, имеют меньший эффект воздействия.

          Но, зато, право находится под контролем и в зависимости от высшего этического авторитета — нравственности. Нравственные идеалы опережают идеалы права, и нравственность предъявляет большие требования к людям, не определяя точно своих требований189. Когда культурные низы подымаются до той средней, которая соответствует новому порядку, тогда создается благоприятная обстановка для очередного завоевания прогресса. В это время нравственные принципы оказывают влияние на пересмотр и дальнейшее повышение уровня правовой этики. Намечается новая средняя.

          Право всё более вытесняет силу, а нравственность всё более облагораживает право. Так совершается процесс улучшения этики, управляемый законами приспособления и поощряемый сознательной работой человека на пользу социального прогресса.

          Исторические факты убеждаюг в неизменности этого процесса и вселяют бодрящую веру в будущее.



183) На конгрессе в Риме (см. прим. I) M. Novikoff в докладе L'essence du progres характеризовил сущность прогресса, как установление равновесия (equilibre), иллюстрируя эту идею на примере международных отношений, положении женщины в семье и др. Здесь есть нечто и от солидаризма и от социальной гармонии, под которой мы разумеем (см. Г.К. Ганс «Право и сила» Гл. III) такое соотношение между активным и пассивным началом, которое при данных условиях наиболее удовлетворяет потребности в свободной деятельности, с одной стороны; и общим интересам — с другой. На том же конгрессе М. Ковалевский (Le progres politique) связывал прогресс с экономической эволюцией и развитием солидарности (ср. Annales т.XIV р. 238), a Buisson — Note sur le progres politique — указывал, что прогресс создает гармонию личности и коллектива (там же р. р. 244).

184) Эта декларация отнюдь не должна бытъ выражением прежней естественно-правовой доктрины «вечных, неотъемлемых» прав, она объединит лишь те правовые принципы которые выношены правовой психологией современности.

185) Проф. И.А. Покровский - Основные проблемы гражданского права стр. 319 и отт. изд. Новгородцев и Покровский. О праве на существование.

186) Связь социального законодательства с идеей общественной солидарности очень отчетливо выражена в талантливой книге нашего безвременно погибшего учителя, проф. И.А.Покровского (ук. соч. стр. 321). Руководящая идея этой книги выражена в предисловии: стрелка компаса, которым должна руководствоваться политика «всегда поворачивается к одному пункту — именно, к тому, где сходятся свобода и социальная солидарность». Автор, однако, не располагал, в то время багажом тех новых идей, которые преодолевают индивидуалистическую концепцию государства и ведут к непосредственному противопоставлению личности и государства (ср. стр. 316-321). Идея солидарности высказывается им еще как идеалистическая концепция совершенного строя, добытая чисто дедуктивным путем. В настоящей книге учения о персонализме и трансперсонализме, централизации и децентрализации, общественном устройстве, взаимоотношениях личности и государства излагаются на иных, чем в книге проф. Покровского, основаниях. Равным образом иными являются и исходные точки зрения на условия и законы общественного развития, излагаемые нами под влиянием соответствующих учений проф. Л.И. Петражицкого.

187) Ср. доклад L. Stein — La philosophie du progres (Annales v. XIV) см. прим. 1.

188) Проф. Р. Виппер — Круговорот истории. Москва-Берл. 1923, стр. 99.

189) См. проф. Л.И. Петражицкий — Теория Права т. I стр. 179.

***

В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить