Г. К. Гинс
10.12.2012 г.

  На главную раздела "Научные работы"




ГЛАВА XIV

ПРАВО, КАК ФАКТОР ПРОГРЕССА

          1. Влияние права на поведение людей (причинное действие права). 2. Правовая педагогика. 3. Воспитание гражданского характера. 4. Политика права и её очередные задачи. 5. Необходимость укрепления солидаризма и возможные нововведения в законодательстве. 6. Преодоление пессимизма. 7. Силы, влияющие на социальный прогресс, наряду с правом. 8. Право и нравственность, как главные факторы этического прогресса.

          1. Правовая психология, как и все прочие социальные явления, — продукт бессознательно совершающегося приспособления и прогресса, но в то же время она оказывает влияние на дальнейший прогресс.

          Если культурный уровень соответствует некоторым средним оценкам, то значительная часть населения должна подняться до этого уровня. Действующее право не только поддерживает установившийся порядок, но и приучает к поведению, которое соответствует требованиям права.

          О том, как действует право на общественное поведение, можно судить по нескольким примерам.

          Допустим, что издан закон, в силу которого все имеющие золото должны сдать его; те лица, которые скрывают золото, будут подвергаться наказанию; те, кто найдёт и донесёт, получат от власти награду. Конечно, все, обладающие богатством, будут изощрять свой ум, чтобы скрыть хоть часть ценностей, а все те, кто не имеет золота, но имеет надежду получить награду за открытие, будут искать чужое добро, прилагая все меры к тому, чтобы найти, будут шпионить, высматривать, выманивать признание. От этого получается, с одной стороны, искусственное уменьшение народных ценностей и накопление богатств, с другой стороны, — несомненная деморализация.

          Представим себе, что издается закон, в силу которого дома перестают быть собственностью тех, кому они принадлежали, но бывшие владельцы обязываются поддерживать эти дома. Последствием будет то, что, вместо увеличения числа жилищ, и те, кто имели дома, будут стараться отделаться от неприятной связи с ними. Наступит разрушение имеющихся ценностей.

          Представим, что закон устанавливает чрезвычайно мягкие наказания для конокрадов. Что из этого произойдет? Конокрадство является одним из самых тяжелых преступлений в крестьянском быту. Естественно, легкое наказание не будет давать морального удовлетворения, которое может заставить отказаться от самосуда, от жестокой расправы и передать преступника на суд власти. Наступит деморализация, которой раньше не было. Вместо легкого наказания, установленного законом, преступника постигнет расправа зверского самосуда.

          Так можно целым рядом примеров показать, что законы оказывают влияние и на накопление или растрату ценностей, и на улучшение или ухудшение человеческой этики.

          Возьмем, например, наиболее широкую, подвижную отрасль права, — право гражданское179. Оно устанавливает институт собственности, которую называют священной, так как значение её настолько велико, что от прочности прав собственности зависит и прочность общественного порядка. Установлена ли собственность в интересах общественных, или в интересах отдельных обладателей — это безразлично. Важно то, какие социально-экономические условия она создает. Если человеку обеспечить весь прирост ценностей, которые имеются в его руках, то он развивает наибольшую энергию, чтобы достигнуть того, что отвечает его внутренним силам и потребностям, — инстинкту жизни, инстинкту накопления, увеличения богатств. Собственность, открывая перспективы накопления, усиливает энергию, возбуждает предприимчивость и в результате все народное хозяйство выигрывает, народ богатеет.

          Рядом с собственностью стоит другое начало — свобода соглашений. Она открывает собственнику возможность распоряжаться имуществом, каждому отдельному лицу располагать своим трудом и доходами. Но, может быть это опасно? Не нужно ли государству вмешиваться в соглашения отдельных лиц. Быть может, благодаря свободе договоров, тот, кто более ловок и умён, сумеет эксплуатировать не столь ловкого и осторожного. Если это так, то предоставление имущества в полное обладание хозяев и, следовательно, полной свободы распоряжаться правами заставляет учиться осторожности. Нельзя дать опекунов всем собственникам. Свобода договоров должна стоять рядом с началом собственности. Они самым тесным образом связаны друг с другом и готовят самостоятельных энергичных людей.

          Не является искусственно связанным с другими институтами гражданского права и семейный строй. Начало семьи теснейшим образом связано с единоличной собственностью. Заботы о всех членах семьи должны быть возложены на голову семьи, иначе члены семьи должны будут подлежать опёке общества, а в этом случае к нему должно перейти и имущество. Если б государство приняло на себя обязанности воспитания детей и призрения больных и старых, то естественно оно должно было бы получить и соответствующие имущества. При существовании же собственности, каждый несёт обязанность попечения о малолетних, старых и больных членах семьи. Это смягчает эгоистическую психологию собственности и, сверх того, семейные обязанности заставляют каждого человека думать о будущем, накоплять имущество, обеспечивать доходность и, таким образом, достигается не только благополучие отдельных лиц, но и увеличение народного богатства.

          Рядом с семейным правом стоит институт наследования. Если собственность связывается с семьей, то необходимо обеспечить собственнику свободу распоряжения имуществом не только при жизни, но и на случай смерти, не только во имя того, кто является собственником, но и во имя тех членов семьи, которые являются наследниками. И этот институт гражданского права теснейшим образом связан с другими институтами. Собственность способствует накоплению, семейные связи и наследование — сбережению. Мы видим, таким образом, что все эти институты гражданского права составляют как-бы огромный механизм, который идеально управляет народным хозяйством, способствуя его процветанию. Можно ли после этого говорить, что гражданское право создано в частных интересах.

          Огромное влияние на развитие народа оказывает и государственное право. Каждый раз, когда государство, уступая напору новых сил, расширяет круг лиц активно участвующих в его жизни, оно поступает так, как страны, в которых проводят новую линию железной дороги в незаселенных и неразработанных местностях. И в одном и в другом случае пробуждаются к жизни дремлющие силы. Новые люди, которые привлекаются к участию в политической жизни, являются носителями известных ценностей, нетронутых богатств, они явятся новыми кадрами политических деятелей, вложат в государственную деятельность новую душу. Всякая государственная власть, которая вовремя даёт права, поступает мудро. Их надо давать ни раньше, ни позже. Нельзя давать их тем, кто не подготовлен к активному участию в политической жизни, нельзя опаздывать, иначе многие будут уже достаточно озлоблены и свою активность направят не в сторону мирного творчества, а в сторону революции.

          В настоящее время часто и много критикуют парламентаризм. Он имеет много недостатков, но есть в нем одна положительная сторона, которую нельзя забывать. Система парламентаризма воспитывает дисциплину в партиях, при этой системе каждая партия может рассчитывать достигнуть власти, она старается тесно сомкнуться, чтобы довести до конца те стремления, которые партия проводит в жизнь, чтобы добившись доверия и признания, получить возможность оказать свое влияние на ход государственных дел. Разве не является неоценимой выгодой то положение, при котором государство переживает передачу власти мирно, без революций, правовым путем? Каждая партия готовится принять власть, — уже этим самым она приучается к ответственной политической деятельности, она не будет давать тех обещаний, которых не может исполнить, будет обдумывать каждый шаг. Только тогда, когда нет надежды получить власть, являются демагоги, увлекающие толпу и ведущие её к безумным действиям.

          Можно было бы привести еще много примеров, но достаточно и того, что сказано, чтобы доказать, что право является могущественным средством воздействия на народное хозяйство и общественную жизнь.

          2. Право есть средство народного воспитания180. Методы социальной педагогики пока еще недостаточно разработаны, но сущность их ясна. Что, если воспитатель с детства заставляет ребенка считаться только с одними требованиями, заставляет его беспрекословно исполнять всё то, что говорят старшие. Какого гражданина подготовит такой воспитатель? Конечно, такого, у которого будет холопья, рабская душа. Если он не озлобится, то станет человеком, который будет склонять спину перед каждым, кто имеет власть. Если же педагог будет с детства приучать ребенка к тому, что у него есть права, не слишком расширяя круг их, пока детское сознание неспособно еще их воспринимать, а лишь постепенно подготовляя соответствующий кругозор, воспитывая сознание и обязанностей, и прав, — то этот ребенок будет воспитан, как настоящий гражданин.

          3. Можно воспитать народ рабов и народ граждан. Подобно тому, как в Риме с гордостью говорили: «я — римский гражданин», будут это говорить граждане государства, не только несущие обязанности, но и имеющие права; — государства, где они не холопы, но имеют права, которые государство защищает. Каких же людей должно государство воспитывать?

          Если, действительно, путём правового воздействия на народную психологию можно воспитать подходящих людей, то, конечно, все усилия должны быть направлены на это. Это тема для науки будущего.

          Часто государственный деятель обнаруживает способность, которой нет у других, — не только понять задачи момента, но и предвидеть. Такой государственный деятель достиг бы вдвое большего, если б он знал, как подготовить восприятие будущего.

          Подобно тому, как первый строитель храма с куполами с тревогой ждет момента, когда станут снимать леса, не обрушится ли здание, как изобретатель летательного аппарата ждал того момента, когда поднимается аппарат: полетит он или упадет, — так реформатор, который приступает к изменению государственного правового строя, при отсутствии исторического опыта, с волнением ждет результатов своих мер. Многие государственные деятели обладают гением предвидения, но и они все же должны работать, не выходя за границы момента, личностей, национальности, — словом, замыкаясь в свою эпоху. Тому, кто призван указывать пути человеческой культуры, должно смотреть гораздо дальше. Он призван воспитывать целые поколения. Он должен подыматься над горизонтами своей эпохи. Это задача не реформаторов, а ученых.

          4. На помощь практическим политикам должна прийти наука181, которую проф. Петражицкий предложил назвать политикой права.

          Наука эта возможна лишь при условии изучения правовой психологии и при знании того влияния, которое оказывает право на поведение людей. На основе этих знаний могут быть установлены методы правовой психологии и можно определять, какие правовые нормы и какие способы воздействия необходимы для того, чтобы содействовать укреплению желательного режима или приближению нового порядка.

          Награда и наказание — два могущественных средства дополнительного воздействия, которыми обладает правовой аппарат, с помощью которых можно, воспитывать желательные мотивации и устранять или ослаблять нежелательные182.



179) Выяснение культурного значения гражданского права составляет одну из выдающихся заслуг проф. Петражицкого. См. особ. его Теорию Права т. II стр. 688-712.

180) Ср. доклад Mackenzie, L'education morole en vue du progres social, прочитанный на конгрессе в Риме (прим. I). Научное обоснование правовой педагогики принадлежит проф. Петражицкому. Теория Права I, § 7.

181) См. Г. К. Гинс «Обоснование политики права в трудах проф. Л. И. Петражицкого». Харб. 1928 г.

182) Более подробное изложение учения проф. Петражицкого о педагогическом действии права будет дано нами в подготовляемой к печати книге «Основные вопросы права и государства» (лекции по теории права).


В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить