Г. К. Гинс
10.12.2012 г.

  На главную раздела "Научные работы"





          7. Выгодность для человека технических изобретений, повышающих материальное благосостояние его, также ясна и наглядна, как и технический прогресс. Но можно ли сказать то же и об этическом прогрессе? Какие выгоды извлекает человек из того, что в общественной жизни укрепляется правовое начало или что одну систему права сменяет другая, что изменяются принципы нравственности или мера взыскания становится гуманнее? Ответ на этот вопрос дает история. Она свидетельствует о том, что те государства, которые не сумели достичь достаточного уровня правовой культуры, оказывались всегда слабее и менее жизнеспособными чем прочие. Она показывает, что и экономическое процветание страны предполагает внутренний порядок, обеспечивающий каждому своё (suum cuique). He только граждане других стран, но и коренные жители не рискуют вкладывать свои средства и энергию в предприятия, если в стране не гарантирована законность.

          Даже дикари очень скоро сознают преимущества правового порядка. Известен ответ дикаря: «хорошо, если я украду чужую жену, но плохо, если у меня украдут мою». Вопрос решается здесь соотношением сил, но так как подобное решение вопроса всегда рискованно, ибо заранее определить, на чьей стороне окажется преобладание, трудно, то предпочтительнее, чтобы каждый остался при своём. Так постепенно вырабатываются этические принципы: не убий, не укради, не пожелай жены ближнего своего и т. д. Жизненная необходимость заставляет принять их и подчиниться, и законодателю остается, затем, облечь их в соответствующие жизненным условиям формы.

          Жестокость наказаний не нужна, если повиновение порядку обеспечено и без неё. Между тем, жестокость власти вызывает огрубение нравов. Подобная обстановка неблагоприятна для развития духовной культуры, которая нужна для повышения интеллигентности населения страны, достигшей высокого уровня культуры материальной. Стране же, которая имеет шансы стать передовой, вести за собою другие народы, гораздо легче достичь этого при помощи обаяния высокой духовной культуры.

          Смягчение нравов сопровождается установлением более высоких нравственных принципов, а они (пример — христианство), в свою очередь, влияют на эволюцию права.

          Таким образом, то, что мы называем прогрессом права, так же необходимо и полезно человеческому обществу, как и прогресс технический и материальный.

          Право создаёт в людях сознание обеспеченности установившегося порядка. Сознавая эту обеспеченность, люди спокойно обладают тем, что право предоставляет в их исключительное обладание. Они знают, что им принадлежит продукт их труда, что им отведена известная область для свободной деятельности и что эта свобода тоже ограждена, гарантирована. В этом состоянии уверенности за своё право, за то, что в отведённой им области они являются полными хозяевами, люди развивают в себе максимальную энергию, которая усиливается тем, что другие пользуются такой же свободой и на этой почве в человеческом обществе создаётся живая конкуренция, которая способствует накоплению и напряжению энергии каждым отдельным человеком. В такой, обстановке складывается народное хозяйство. Каждый отдельный хозяйствующий субъект вносит свою долю в общее хозяйство. Работая на себя, он увеличивает и долю народного хозяйства. И, таким образом, право, создавая обеспеченный порядок, гарантируя каждому свободу деятельности в известной экономической области, способствует накоплению народного богатства177. Но, конечно, развивать предприимчивость, усиливать и создавать конкуренцию — не единственная задача права. Другая его задача — развивать в человеке стремление работать на общее благо, считаться с общими интересами. Право разрешает и эту задачу. Наряду с правом, которое имеет своей основной идеей предоставление свободы действий каждому отдельному человеку, существует право публичное, характерной особенностью которого является подчинение всех идее публичного служения.

          Это публичное право необходимо для ограждения общественных интересов, для поддержания той организации, которая обеспечивает внешнее и внутреннее спокойствие.

          Таким образом, системы частного и публичного права дополняют одна другую и устанавливают тот порядок, который отвечает интересам отдельных лиц и общества в целом. Изменение этих систем соответствует изменению потребностей времени и условий жизни. Не всякое изменение можно назвать улучшением, но на протяжении веков проявляются основные тенденции: раскрепощения личности, расширения гражданских прав, демократизации государства. Осуществление этих тенденций означает этический прогресс.

          8. История права всех времен и народов не оставляет никаких сомнений, что какие бы отклонения и перерывы ни наблюдались в процессе этического совершенствования, всё же процесс этот на большом пространстве времени принимает одни и те же формы: смягчения этики, раскрепощения личности, укрепления начал свободы и равенства в государстве. Из сказанного видно, что эта тенденция объясняется потребностями общежития. Самая же последовательность степеней этического прогресса означает необходимость предварительного воспитания общественной психологии в духе определенной системы этических норм, которая подготовляет переход на следующую ступень.

          Каким же образом происходит этот процесс, какие пружины им управляют?

          Мы уже упоминали о плодотворной идее приспособления. Но идея эта, заимствованная из биологии, требует разработки применительно к индивидуальной и общественной психологии, в соответствии с психологической природой права и нравственности. Основы соответствующей теории намечены проф. Л.И. Петражицким, который указал, как происходит индивидуально-эмоциональное и социально-эмоциональное приспособление, определяющие перемены этических принципов и общественного порядка.

          Основная идея Л.И. Петражицкого имеет некоторую близость к Дарвинистской теории. В то время как эта теория учит о том, что все неприспособленные к создавшимся условиям должны погибнуть, что коса смерти сносит все то, что не приспособлено к новым биологическим условиям, у Л.И. Петражицкого178 идея приспособления, устраняя, соответственно психологической природе явлений, жестокую косу смерти, построена на том, что человек может чувствовать себя нормальным членом общества, сожительство с которым не представляет неудобства для других и которое представляет ему самому максимум удобств, — лишь психологически приспособляясь к существующим условиям.

          Процесс индивидуально-эмоционального приспособления заключается, таким образом, в том, что у каждого индивида вырабатываются антипатии и предубеждения против того, что причиняло ему зло в жизни. Наоборот, то, с чем связаны выгоды, благополучие, удачи вызывает у него симпатии и предрасположения. Конечно, не исключена возможность, что на этой почве у отдельных индивидов явится предрасположение к плохим, с точки зрения других, поступкам: обманам, взяточничеству, краже, но такие поступки создают дурную славу и вызывают большей частью негодование и надлежащее воздействие, месть, разоблачения, преследование со стороны пострадавших, так что дурные поступки в конце концов редко проходят безнаказанно и большинство предпочитает действовать иными способами.

          Правда, в периоды морального гниения и упадка, противодействие дурным поступкам ослабляется, честные люди слывут Дон-Кихотами, непрактичными и наивными, взяточники и лжецы, наоборот, процветают, на поддержку им пускается в ход поговорка: «кто не берет, тот глуп» и т. п. Последствия такого морального упадка бывают плачевные и иногда надолго отравляют общественную атмосферу, содействуя нездоровым явлениям. Но тогда все начинают страдать и все сохранившиеся здоровые силы с повышенной энергиею подымаются на борьбу со злом.

          В нормальных условиях выгоднее действовать честно, добросовестно, и индивидуально-эмоциональное приспособление создает предрасположения именно к такому способу действий.

          Но людей великое множество и психология их неодинакова. Между тем, общественная жизнь немыслима, если не существует единства принципов. Это единство достигается с помощью психического взаимозаражения. Настроения и мысли передаются от одного к другому. Складывается одинаковая классовая или групповая психология. В маленьком масштабе это можно, например, наблюдать на психологии офицеров одного и того же полка, который имеет свои традиции и не считает возможным отступать от них; в более широком — на возникновении психологии рыцарства, дворянства, пролетариата, нации. В группе, касте, классе, нации создается одинаковая психология, которая воспитывает всех, кто попадает в сферу ее влияния. Создается таким образом новая социальная психология и особое «социально-эмоциональное» приспособление.

          Здесь речь идет о видоизменении уже групповой психологии, на почве внутренних и внешних взаимодействий.

          Подобно тому, как организм приспособляется к новым условиям, так и в человеческой психике на почве индивидуально-эмоционального и социально-эмоционального приспособления вырабатываются такие мотивации, которые наиболее приспособлены для улучшения жизни в данном обществе. Если личная психология приспособляется к тем условиям, при которых достигается наибольшее количество благ, то и все общество, в котором этот человек живет, тоже пользуется результатами этого приспособления для достижения максимума экономических и этических благ. Вот чем объясняется, что если с птичьего полета посмотреть на человеческую жизнь, то мы замечаем, что человечество все более совершенствуется в разного рода областях, а эпохи упадка составляют временное отклонение. Совершенствование цивилизации и культуры, которое носит название прогресса, этого идола нашего века, объясняется психологическим приспособлением, вырабатывающим навыки, которые способствуют усовершенствованию общественной жизни. Изучение этих процессов приспособления и открытие их законов даст возможность человеку направлять дальнейшее развитие человеческого общества, помогать и ускорять его совершенствование.

          9. Вырабатываются, как говорит проф. Петражицкий, «эмоциональные равнодействующие». На основе массы фактов и массового общения складываются некоторые «средние оценки», ниже тех, которые применяют наиболее выдающиеся этически индивиды, но выше худших. Эти средние оценки и равнодействующие не одинаковы в различных группах. Поэтому говорят о людях высшей и нисшей среды, высших и нисших классах общества. Между различными группами нередко происходит разлад и борьба но, в конце концов, всё, что вредно данному обществу, вытесняется более годным. Получаются «процессы, аналогичные борьбе за существование и естественному отбору», но только вместо косы смерти действуют психологические настроения в пользу или во вред того или другого поведения. Эмоциональные настроения в пользу социально полезных действий и во вред социально нежелательным побеждают, и этим обеспечивается бессознательно достигаемое совершенствование — социальный прогресс.

          Возможность передачи мысли на расстояние, социальное заражение при посредстве печатного слова, наконец, передача приобретенных уже эмоциональных влечений по наследству и воспитанием содействуют тому, что накопленный веками психологический капитал не расточается, а увеличивается и обогащается. Уровень культуры, т. е. «эмоциональные равнодействующие» и «средние оценки», если и понижаются временами, то ненадолго и с шансами восстановления и даже дальнейшего повышения.

          Расширение сферы взаимодействия, в связи с законами подражания и заимствования, в свою очередь благотворно влияет на ход прогресса, хотя и может вызывать порою отрицательные последствия, проистекающие из чисто внешнего восприятия чужой культуры, без предварительной психологической подготовки к ней.

          Таким образом, в пользу прогресса действуют удивительные психологические пружины, не человеком выдуманные, а созданные бессознательным, но гениальным по своему действию процессом приспособления. Отдельный человек приспособляется к жизни в обществе, а взаимодействие людей создает господствующие настроения, некоторые равнодействующие, обеспечивающие социальную гармонию. Жизненный инстинкт, искание лучшего, наглядные выгоды общественного строя, в котором господствует добропорядочность, и предостерегающие примеры разложения и упадка, неизбежно сопровождающих деморализацию и господство злостных настроений, обеспечивают конечное торжество прогресса. Социально-психологический отбор проявляет себя постепенным вытеснением дурных этических склонностей в пользу укрепления права и усвоения высших требований нравственности.



177) Л.И. Петражицкий «Теория права и государства» т. I. стр. 152, т. II стр. 690-712.

178) О. с. т. II § 51 особ. стр. 754—758.


В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить