Г. К. Гинс
04.12.2012 г.

  На главную раздела "Научные работы"





          5. Отличительным признаком солидаризма является то, что его ограничения и принудительные меры допустимы лишь в пределах необходимости для всех заинтересованных. Этим он отличается коренным образом от социализма, который делает индивида слугой общества или государства и все его интересы приносит в жертву общей выгоде, не считаясь с тем, окупаются ли эти жертвы.

          Поэтому социализм уничтожает собственность, а солидаризм лишь корректирует ее.

          Социализм регулирует хозяйство, возлагая на каждого хозяина определенные функции, а солидаризм согласует деятельность участников народного хозяйства, когда их интересы сталкиваются.

          Социализм организует государство, которое сливает все живые силы в одно русло, а солидаризм строит государство на основе общественной самодеятельности и согласования разнообразных течений. Но солидаризм требует от государства властной активности, так как только государство может наилучшим образом представлять интересы общего блага. Солидаризм допускает влияние государства на частное хозяйство (см. гл. IX), на отношения предпринимателей и рабочих (гл. VII), на взаимоотношения организаций, представляющих различные хозяйственные организации (гл. VIII).

          Солидаризм еще не вылился в законченную систему, но он уже выявил свой лик в водном праве, трудовом праве, в кооперации, в некоторых опытах фашизма, в современных международных организациях.

          Будущее законодательство, руководясь идеей солидаризма, произведет дальнейшие существенные преобразования правовых начал нашей жизни, способствуя дальнейшему торжеству права над силой, дальнейшей гармонизации человеческой жизни.

          6. Большое преимущество идеи солидаризма перед другими руководящими идеями века — ее определенное этическое содержание. Либерализм сам по себе лишен положительного этического содержания, так как, предоставляя личности свободу действий, он определяет только границы ее. Либерализм нуждается, поэтому, в прочной поддержке нравственной системы, воздействующей на индивида, требующей от него морального совершенствования. Отсюда проистекают и слабые стороны капитализма, который благоприятствует человеческой жадности, злоупотреблению чужой слабостью и паразитарному существованию, порождает классовую борьбу и войны.

          В этот мир жадности и соревнования вносит облагораживающие и смягчающие начала христианская религия, с ее требованиями самоотречения и нравственного совершенствования.

          Когда, в противовес индивидуалистической культуре, стали укрепляться социалистические идеи, они направлены были прежде всего в сторону наибольшей уязвимости современного строя — экономической системы производства и распределения.

          Социализм весь пафос свой черпает из материалистических стремлений. Его идеал — достичь большего материального благосостояния, чем дает капитализм, путем изменения системы хозяйства, а вместе с тем улучшить и положение народных масс. Практически социализм требует больших жертв от всех участников общества в пользу целого, но теоретически он признает это, как временное явление переходного периода, и обещает в будущем материальные блага трудящимся, покупая этим их приверженность социалистическому движению.

          Системе социализма нужна новая этика. Христианство опасно для социализма: оно развенчивает материалистические идеалы «земного рая» и охлаждает пафос классовой борьбы. Неудивительно, поэтому, что первая попытка практического осуществления социализма сопровождается ожесточенной атакой на христианскую церковь. Марксисты могут с успехом пользоваться критикой христианской нравственности у Ницше. Поклонник сверхчеловека проповедовал мораль сильных, с которой не мирится «непротивление злу», «смирение» и непритязательность. Отрицание христианской морали не освобождает, однако, от необходимости установить новую положительную мораль, но в этом отношении социализм не проявил усердия. И понятно: социалистическая этика должна требовать от человека подчинения его «я» нуждам общества, готовности к жертвам в пользу государства, так как только силами общественного целого возможно осуществить грандиозный замысел полного переустройства человеческого общества. Шпенглер, усматривавший в социализме продукт прусского духа, который нашел свое проявление во Фридрихе II, «первом слуге своего государства», правильно выразил этическую сторону социализма, требующего готовности отдать себя на служение государству145.

          Что может предложить социализм, как компенсацию требующихся жертв? Христианство обещает „небесное царство", душевную благодать, которая осеняет нравственный подвиг. Социализм же обещает «земной рай», но рай этот может достаться только тем поколениям будущего, «вампирам настоящего», которые воспользуются жертвами и страданиями предыдущих поколений. Можно ли, однако, перевоспитать или соблазнить, такой перспективой? Доступна ли такая этика современному сознанию и способна ли она поднять народ на великий подвиг земных лишений в пользу земного же благополучия неведомых будущих поколений? Едва ли этот вопрос требует ответа, особенно при общей материалистической концепции, при которой и любовь зависит от состояния желудка (Die Liebe geht durch den Magen).

          Между тем, идея солидаризма заключает в себе целую этическую систему. Охраняя святость заповеди личного нравственного совершенства в пределах, доступных каждому по его силам, она не предъявляет слишком больших дополнительных требований. Она считается с выгодами и интересами человека и предполагает добровольное сотрудничество и взаимопомощь, обуславливая ими дальнейшие реальные и видимые успехи. Солидаризм сохраняет и защищает частные права, но он подчеркивает социальное значение их и подчиняет их ограничениям, вытекающим из идеи общего блага. В область материальных интересов он вносит облагораживающее духовное начало, принцип служения общественным интересам, чем дополняет и развивает индивидуалистическую нравственность, соответственно новым социальным стремлениям нашего времени. Католическая церковь уже предусмотрела необходимость идти навстречу этим потребностям и уже 15 мая 1891 г. при папе Льве XIII было положено начало «социальному» католицизму, который осуществляется или поддерживается католическими партиями в Бельгии, Франции, Германии и Австрии. Энциклику папы Льва XIII Rerum Novarum можно отнести к тем предтечам современного солидаризма, какими являются также попытки теоретического его обоснования во Франции.

          Как же велики могут быть достижения солидаризма? Здесь не может быть дано заранее никаких обещаний. Солидаризм это не панацея, которая сразу утверждает мир и согласие на земле. Он не прекратит ни классовой борьбы, ни конкуренции, ни войн! Но он, в противоположность либерализму, будет способствовать мирному разрешению конфликтов и усовершенствованию социального порядка. Степень успеха будет находиться в прямой зависимости от перевоспитания человеческого общества. В отличие от социализма, он не ставит неразрешимых задач и не только не игнорирует значения этических начал, но весь успех свой обуславливает улучшением человеческой психики, необходимым для социального прогресса.



145) О. Spengler — Preussentum u. Sozialismus (в русском переводе Освальд Шпенглер, Прусская идея и социализм. Изд. Ефрон. Берлин). Разумеется к идеологии социализма вполне подходит этика солидарности, но она распространяется только на один класс и солидаризм, как юридическая система, связывающая в одно целое все группы и классы общества, — идея для социализма еретическая (ср. Фулье ук. в прим. 144 соч. стр. 138 сл.). Одни социалистические системы принимают индивидуалистическую этику, рисуя блага, соблазняющие эгоизм; другие базируются на универсализме: «подчиняйтесь, проповедуют они, интересам всех и вы оградите лучше всего интересы ваши». Но это предполагает или этическое совершенство, или очень заманчивые надежды, или психологию рабов.


В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить